Избы в россии: Русская изба и ее виды

Содержание

Русская изба и ее виды

ИЗБА — крестьянский срубный дом, жилое помещение с русской печью. Слово «изба» употреблялось только по отношению к дому, рубленному из дерева и расположенному в сельской местности. Оно имело несколько значений:

  • во-первых, изба — это крестьянский дом вообще, со всеми надворными постройками и хозяйственными помещениями;
  • во-вторых, это только жилая часть дома;
  • в-третьих, одно из помещений дома, отапливаемое русской духовой печью.

Статья по теме: Устройство правильной русской избы

Слово «изба» и его диалектные варианты «ыстьба», «истьба», «истоба», «истобка», «истебка» были известны еще в Древней Руси и использовались для обозначения помещения. Избы рубили топором из сосны, ели, лиственницы. Эти деревья с ровными стволами хорошо ложились в сруб, плотно примыкая друг к другу, удерживали тепло, долго не гнили. Из этого же материала делали пол1 и потолок. Оконные и дверные колодки, двери обычно изготавливали из дуба. Другие лиственные деревья использовали при строительстве изб довольно редко — как по практическим соображениями (кривые стволы, мягкая, быстро загнивающая древесина), так и по мифологическим.

Например, для сруба нельзя было брать осину, потому что на ней, по поверью, удавился Иуда, предавший Иисуса Христа. Строительная техника на огромных пространствах России, за исключением ее южных районов, была совершенно одинакова. В основе дома лежал прямоугольный или квадратный сруб размером 25—30 кв. м, составленный из горизонтально положенных одно на другое круглых, очищенных от коры, но неотесанных бревен. Концы бревен соединяли без помощи гвоздей разными способами: «в угол», «в лапу», «в крюк», «в охряпку» и т. п.

Между бревнами прокладывали для тепла мох. Крышу срубного дома делали обычно двускатной, трехскатной или четырехскатной, а в качестве кровельных материалов использовали тес, дранку, солому, иногда камыш с соломой. Русские избы различались по общей высоте жилого помещения. Высокие дома были характерны для русских северных и северо-восточных губерний Европейской России и Сибири. Из-за сурового климата и сильной увлажненности почвы деревянный пол избы поднимали здесь на значительную высоту. Высота подклета, т. е. нежилого пространства под полом, варьировалась от 1,5 до 3 м.

Там же встречались и двухэтажные дома, хозяевами которых были богатые крестьяне и купцы. Двухэтажные дома и дома на высоком подклете строили и богатые донские казаки, которые имели возможность покупать строевой лес. Значительно более низкими и меньшими по размерам были избы в центральной части России, в Среднем и Нижнем Поволжье. Балки для пола тут врубались во второй — четвертый венец. В сравнительно теплых южных губерниях Европейской России ставили поземные избы, т. е. половицы пола укладывали прямо на землю. Изба состояла обычно из двух или трех частей: собственно избы, ceней и клети, связанных друг с другом в единое целое общей крышей.

Основной частью жилого дома была изба (называвшаяся в деревнях Южной России хатой) — отапливаемое жилое помещение прямоугольной или квадратной формы. Клеть представляла собой небольшое холодное помещение, использовавшееся в основном для хозяйственных целей. Сени были своего рода неотапливаемой прихожей, коридором, отделявшим жилое помещение от улицы. В русских деревнях XVIII — начала XX в. преобладали дома, состоявшие из избы, клети и сеней, но нередко встречались и дома, включавшие в себя только избу и клеть. В первой половине — середине XIX в. в деревнях стали появляться постройки, состоявшие из сеней и двух жилых помещений, одним из которых была изба, а другим — горница, использовавшаяся как нежилая, парадная часть дома.

Традиционный крестьянский дом имел множество вариантов. Жители северных губерний Европейской России, богатых лесом и топливом, строили для себя под одной крышей несколько отапливаемых помещений. Там уже в XVIII в. был распространен пятистенок, часто ставили избы-двойни, крестовики, избы с прирубами. Сельские дома северных и центральных губерний Европейской России, Верхнего Поволжья включали в себя множество архитектурных деталей, которые, имея утилитарное назначение, одновременно выполняли роль декоративного убранства дома. Балконы, галереи, мезонины, крыльца сглаживали суровость внешнего облика избы, срубленной из толстых, ставших серыми от времени бревен, превращая крестьянские избы в прекрасные архитектурные сооружения.

Такие необходимые детали конструкции крыши, как охлупень, подзоры, карнизы, причелины, а также наличники окон и ставни украшались резьбой и росписью, скульптурно обрабатывались, придавая избе дополнительную красоту и оригинальность. В мифологических представлениях русского народа дом, изба — это средоточие основных жизненных ценностей человека: счастья, достатка, покоя, благополучия. Изба защищала человека от внешнего опасного мира. В русских сказках, быличках человек всегда укрывается от нечистой силы в доме, порог которого они не в силах переступить. В то же время изба казалась русскому крестьянину жилищем довольно убогим.

Хороший дом предполагал не только избу, но и несколько горниц, клетей. Именно поэтому в русском поэтическом творчестве, идеализировавшем крестьянскую жизнь, слово «изба» употребляется для характеристики плохонького дома, в котором живут бедные люди, обделенные судьбой: бобыли и бобылки, вдовы, несчастные сироты. Герой сказки, заходя в избушку, видит, что в ней сидит «слепой старичок», «бабушка-задворенка», а то и Баба Яга — Костяная Нога.

ИЗБА БЕЛАЯ — жилое помещение крестьянского дома, отапливаемое русской печью с трубой — по-белому. Избы с печью, дым из которой при топке выходил через трубу, получили распространение в русской деревне довольно поздно. В Европейской России они стали активно строиться со второй половины XIX в., особенно в 80—90-х гг. В Сибири переход на белые избы произошел раньше, чем в европейской части страны. Они получили распространение там еще в конце XVIII в., а к середине XIX в. фактически все избы отапливались печью с трубой. Однако отсутствие белых изб в деревне вплоть до первой половины XIX в. не означало, что на Руси не знали печей с дымоходом.

При археологических раскопках в Великом Новгороде в слоях XIII в. в развалах печей богатых домов встречаются дымоходы из обожженной глины. В XV—XVII вв. в великокняжеских дворцах, хоромах бояр, богатых посадских людей имелись помещения, которые отапливались по-белому. До этого времени белые избы были лишь у богатых крестьян пригородных сел, занимавшихся торговлей, извозом, промыслами. А уже в начале XX в. только очень бедные люди топили избу по-черному.

ИЗБА-ДВОЙНЯ — деревянный дом, состоявший из двух самостоятельных срубов, плотно прижатых друг к другу боковыми сторонами. Срубы ставили под одной двускатной крышей, на высоком или среднем подклете. Жилые помещения располагали в передней части дома, сзади к ним пристраивали общие сени, из которых шли двери на крытый двор и в каждую из комнат дома. Срубы были, как правило, одинаковых размеров — по три окна на фасаде, но могли быть и разновеликими: одно помещение имело три окна на фасаде, другое два.

Установка двух срубов под единой крышей объяснялась как заботой хозяина об удобствах семьи, так и необходимостью иметь резервное помещение. Одно из помещений являлось собственно избой, т. е. теплой, отапливаемой русской печью комнатой, предназначенной для жизни семьи зимой. Второе помещение, называвшееся летней избой, было холодным и использовалось в летнее время, когда духота в избе, отапливаемой даже в жаркую пору, вынуждала хозяев перебираться в более прохладное место. В богатых домах вторая изба иногда служила парадным помещением для приема гостей, т. е. горницей или светёлкой.

В этом случае здесь ставили печь городского типа, которую использовали не для приготовления еды, а только для получения тепла. К тому же горница нередко становилась спальней для молодых брачных пар. А когда семья разрасталась, то летняя изба, после установки в ней русской печи, легко превращалась в избу для младшего сына, остававшегося и после женитьбы под отцовской кровлей. Любопытно, что наличие двух срубов, поставленных рядом, делало избу-двойню достаточно долговечной.

Две бревенчатые стены, одна из которых являлась стеной холодного помещения, а другая — теплого, поставленные с определенным промежутком, имели свое естественное и быстрое проветривание. Если бы между холодным и теплым помещениями была одна общая стена, то она конденсировала бы в себе влагу, способствующую ее быстрому загниванию. Избы-двойни строили обычно в местах, богатых лесом: в северных губерниях Европейской России, на Урале, в Сибири. Однако они встречались и в некоторых деревнях Центральной России у зажиточных крестьян, занимавшихся торговлей или промышленной деятельностью.

ИЗБА КУРНАЯ или ИЗБА ЧЁРНАЯ — жилое помещение крестьянского срубного дома, отапливаемое печью без трубы, по-черному. В таких избах при топке печи дым из устья поднимался наверх и выходил на улицу через дымовое отверстие в потолке. Его закрывали после протапливания доской или затыкали тряпками. К тому же дым мог выходить наружу через маленькое волоковое окно, вырезанное во фронтоне избы, если та не имела потолка, а также через открытую дверь. Во время топки печи в избе было дымно и холодно. Люди, находившиеся здесь в это время, вынуждены были сидеть на полу или выходить на улицу, так как дым ел глаза, забирался в гортань и нос. Дым поднимался вверх и зависал там плотным синим слоем.

От этого все верхние венцы бревен покрывались черной смолистой копотью. Полавочники, опоясывавшие избу над окнами, служили в курной избе для оседания сажи и не использовались для расстановки утвари, как это было в белой избе. Чтобы сохранить тепло и обеспечить быстрый выход дыма из избы, русские крестьяне придумали ряд специальных приспособлений. Так, например, многие северные избы имели двойные двери, выходившие в сени. Наружные двери, полностью закрывавшие дверной проем, открывали настежь. Внутренние, имевшие сверху довольно широкий проем, плотно закрывали. Дым выходил через верх этих дверей, а холодный воздух, шедший понизу, встречал на своем пути препятствие и не мог проникнуть в избу.

Кроме того, над дымовым отверстием потолка устраивали дымник — длинную вытяжную деревянную трубу, верхний конец которой украшали сквозной резьбой. Чтобы сделать жилое пространство избы свободным от дымового слоя, чистым от сажи и копоти, в некоторых районах Русского Севера избы делали с высокими сводчатыми потолками. В других местах России многие избы даже в начале XIX в. вообще не имели потолка. Стремлением вывести как можно скорее дым из избы объясняется и обычное отсутствие крыши в сенях.

Курную крестьянскую избу довольно мрачными красками описал в конце XVIII в. А. Н. Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Четыре стены, до половины покрытые, так как и весь потолок, сажею; пол в щелях, на вершок по крайней мере поросший грязью; печь без трубы, но лучшая защита от холода, и дым, всякое утро зимою и летом наполняющий избу; окончины, в коих натянутой пузырь смеркающийся в полдень пропускал свет; горшка два или три... Деревянная чашка и круш- ки, тарелками называемые; стол, топором срубленной, которой скоблят скребком по праздникам. Корыто кормить свиней или телят, буде есть, спят с ними вместе, глотая воздух, в коем горящая свеча как будто в тумане или за завесою кажется».

Однако следует заметить, что курная изба имела и ряд достоинств, благодаря которым она так долго сохранялась в быту русского народа. При отоплении беструбной печью нагревание избы происходило довольно быстро, как только сгорали дрова и закрывалась наружная дверь. Такая печь давала больше тепла, на нее шло меньше дров. Изба хорошо проветривалась, в ней не было сырости, а дерево и солома на крыше невольно дезинфицировались и дольше сохранялись. Воздух в курной избе, после ее протопки, был сухой и теплый.

Курные избы появились в глубокой древности и существовали в русской деревне вплоть до начала XX в. Их стали активно заменять на белые избы в деревнях Европейской России с середины XIX в., а в Сибири — еще раньше, с конца XVIII в. Так, например, в описании Шушенской волости Минусинского округа Сибири, сделанном в 1848 г., указывается: «Домов черных, так называемых изб без вывода труб, решительно нигде нет». В Одоевском же уезде Тульской губернии еще в 1880 г. 66% всех изб были курными.

ИЗБА С ПРИРУБОМ — деревянный дом, состоявший из одного сруба и пристроенного к нему жилого помещения меньшего размера под единой крышей и с одной общей стеной. Прируб могли ставить сразу же при возведении основного сруба или пристраивать к нему через несколько лет, когда появлялась необходимость в дополнительном помещении. Основной сруб был теплой избой с русской печью, прируб — летней холодной избой или помещением, отапливаемым голландкой — печью городского образца. Избы с прирубами строили главным образом в центральных районах Европейской России и в Поволжье.

Материал создан: 25.10.2015


Самые красивые русские избы - Телеканал «Моя Планета»

Один из символов России, которым восторгается, без преувеличения, весь мир, — это деревянная изба. Действительно, некоторые из них поражают своей невероятной красотой и уникальностью. О самых необычных деревянных домах — в обзоре «Моей Планеты».

Где: Свердловская обл., д. Кунара

В небольшой деревушке Кунара, расположенной в 20 км от Невьянска, находится сказочный терем, признанный в 1999 году на конкурсе самодельного деревянного зодчества лучшим в нашей стране. Здание, напоминающее большой пряничный дом из сказки, создано вручную одним-единственным человеком — кузнецом Сергеем Кирилловым.  Он создавал эту красоту 13 лет — с 1954 по 1967 год. Все украшения на фасаде Пряничного домика выполнены из дерева и металла. И дети, держащие в руках плакаты с надписями: «Пусть всегда будет солнце…», «Летите, голуби, летите…», «Пусть всегда будет мама…», и ракеты, готовые взмыть ввысь, и всадники на конях, и солнце, и богатыри, и символы СССР… А еще множество различных завитушек и необычных цветов. Зайти во двор и полюбоваться рукотворным чудом может любой желающий: вдова Кириллова ворота не запирает.


Где: Смоленская обл., п. Фленово, историко-архитектурный комплекс «Теремок»

В этот историко-архитектурный комплекс входят четыре постройки, которые раньше  принадлежали известной меценатке Марии Тенишевой. Особого внимания заслуживает Главная усадьба, созданная в 1902 году по проекту Сергея Малютина. Этот резной сказочный теремок — настоящий шедевр русского малого зодчества. На главном фасаде дома расположилось невероятной красоты окно. В центре, над резными рамами, присела отдохнуть Жар-птица с кокетливым хохолком, по обеим сторонам от нее встают на дыбы изящные коньки. Чудо-животных согревает своими лучами резное солнце, а витиеватые сказочные узоры из цветов, волн и прочих завитушек поражают своей фантастической воздушностью. Бревенчатый сруб терема поддерживают зеленые чешуйчатые змеи-горынычи, а под сводом крыши расположились два месяца. На окне с другой стороны — Царевна-Лебедь, «плывущая» по деревянным волнам под резным небом с Луной, месяцем и звездами. В таком стиле было оформлено в свое время все во Фленово. Жаль, что сохранилась эта красота лишь на фотографиях.


Где: Иркутск, ул. Фридриха Энгельса, 21

Сегодняшний Дом Европы — это бывшая усадьба купцов Шастиных. Этот дом — одна из визитных карточек Иркутска. Он был построен еще в середине XIX века, но лишь в 1907 году его украсили резьбой и прозвали Кружевным. Ажурные деревянные украшения, изящные узоры фасадной части и окон, удивительной красоты башенки, сложные очертания кровли, фигурные деревянные столбики, рельефная резьба ставень и наличников делают этот особняк совершенно неповторимым. Все элементы декора выпиливались вручную, без лекал и шаблонов.


Где: Карелия, Медвежьегорский р-н, о. Кижи, Музей-заповедник деревянного зодчества «Кижи»

Этот двухэтажный дом, похожий на богато украшенный терем, был построен в деревне Ошевнево во второй половине XIX века. Позднее его перевезли на о. Кижи с Большого Климецкого острова. Под одной большой деревянной избой расположились и жилые, и хозяйственные помещения: такой тип постройки сложился на Севере в старину из-за суровых зим и особенности быта местных крестьян.
Интерьеры дома были воссозданы в середине XX века. Они представляют собой традиционное убранство жилища зажиточного крестьянина Севера конца XIX столетия. Вдоль стен избы протянулись массивные деревянные лавки, над ними расположились полки-воронцы, в углу — большая кровать. И разумеется, обязательная печь. Хранятся здесь и подлинные вещи того времени: глиняная и деревянная посуда, берестяные и медные вещицы, детские игрушки (лошадка, санки, ткацкий станочек). В горнице можно увидеть диван, буфет, стулья и стол работы местных умельцев, кровать, зеркало: обычные предметы повседневного быта.
Снаружи дом выглядит очень нарядно: с трех сторон его опоясывают галереи, на окнах резные наличники… Оформление трех балконов совершенно разное: точеный балясик служит ограждением западного и южного балконов, а у северного сплошь ажурное исполнение из плоских теснин. Декор фасадов отличается сочетанием пропильной и объемной резьбы. А сочетание овальных выступов и прямоугольных зубьев — характерный для районов Заонежья прием «вырезания» узоров.


Где: Москва, Погодинская ул., 12а

Старых деревянных домов в Москве осталось очень мало. Но в Хамовниках среди каменных строений красуется историческое здание, построенное в традициях русского деревянного зодчества в 1856 году. Погодинская изба — деревянный сруб известного российского историка Михаила Петровича Погодина.

Этот высокий сруб, сложенный из добротных бревен, был построен архитектором Н.В. Никитиным и подарен Погодину предпринимателем В.А. Кокоревым. Двускатная крыша старого дома украшена деревянным резным узором — пропильной резьбой. Деревянным кружевом убраны и ставни окон, «полотенца», «подзоры» и другие детали избы. А яркий голубой цвет здания вкупе с белоснежными украшениями делают его похожим на домик из какой-нибудь старой русской сказки. Только вот настоящее у Погодинской избы совсем не сказочное — сейчас в доме размещены офисы.


Где: Иркутск, ул. Декабрьских Событий, 112

Городская усадьба В.П Сукачева создана в 1882 году. Удивительно, но за прошедшие годы историческая целостность этого строения, его изумительная красота и даже большая часть примыкающей парковой зоны остались практически неизменны. Бревенчатый дом с четырехскатной крышей украшен пропильной резьбой: фигуры драконов, фантастические стилизованные изображения цветов, сложные переплетения ограды на крыльце, причелины, пояски карнизов — все говорит о богатой фантазии сибирских мастеров и чем-то напоминает восточные орнаменты. Собственно, восточные мотивы в оформлении усадьбы вполне объяснимы: в то время развивались культурные и экономические связи с Китаем и Монголией, что влияло на художественный вкус сибирских умельцев .
В наши дни усадьба не только сохранила свой великолепный облик и удивительную атмосферу, но и живет достаточно насыщенной жизнью. Здесь часто бывают концерты, музыкальные и литературные вечера, устраиваются балы, мастер-классы для маленьких гостей по лепке, рисованию, изготовлению лоскутных кукол.

Устройство крестьянской избы

Слово "изба" (а также его синонимы "ызба", "истьба", "изъба", "истобка", "истопка") употребляется в русских летописях, начиная с самых древнейших времен. Очевидна связь этого термина с глаголами "топить", "истопить". В самом деле, он всегда обозначает отапливаемое строение (в отличие, например, от клети). 

Кроме того, у всех трех восточнославянских народов - белорусов, украинцев, русских - сохранялся термин "истопка" и обозначал опять-таки отапливаемое строение, будь то кладовая для зимнего хранения овощей (Белоруссия, Псковщина, Северная Украина) или жилая изба крохотных размеров (Новогородская, Вологодская области), но непременно с печью.

Типичный русский дом состоял из теплого, отапливаемого помещения и сеней. Сени, прежде всего, отделяли тепло от холода. Дверь из теплой избы открывалась не сразу на улицу, а в сени. Но еще в XIV веке слово “сени” использовалось чаще при обозначении крытой галереи верхнего этажа в богатых теремах. И лишь позже так стала именоваться прихожая. В хозяйстве сени использовались как подсобные помещения. Летом в сенях было удобно спать “на прохладе”. А в больших сенях устраивались девичьи посиделки и зимние встречи молодежи.


Сени в доме Есениных в 

с. Константиново Рязанской губернии ( дом-музей Сергея Есенина )


В саму избу вела низкая одностворчатая дверь, вытесанная из двух-трех широких пластин твердого дерева (преимущественно дуба). Вставлялась дверь в дверную колоду, составленную из двух толстых тесанных дубовых плах (косяков), вершняка (верхнего бревна) и высокого порога.

Порог в быту осознавался не только как препятствие для проникновения в избу холодного воздуха, но и как граница между мирами. И как со всякой границей, с порогом связано множество примет. При входе в чужой дом полагалось остановиться у порога и прочесть краткую молитву — укрепиться для перехода на чужую территорию. Отправляясь в дальнюю дорогу, следовало немного молча посидеть на лавке у порога — проститься с домом. Повсеместен запрет здороваться и прощаться, разговаривать друг с другом через порог.

Избяная дверь отворялась всегда в сени. Это увеличивало пространство теплой избы. Сама же форма двери приближалась к квадрату (140-150 см Х 100-120 см). Двери в селах не запирали. Более того, деревенский этикет дозволял любому входить без стука в избу, но с обязательным стуком в боковое окно или с позвякиванием щеколдой на крыльце.

Основное пространство избы занимала печь. В иных избах с русской печью создается впечатление, что сама изба строилась вокруг печи. В большинстве изб печь располагали сразу справа у входа устьем к передней стене, к свету (окнам). Избы с печью слева от входа русские крестьянки пренебрежительно звали “непряхами”. Прясть обычно садились на “долгую” или “бабью лавку”, тянущуюся по противоположной длинной стене дома. И если бабья лавка находилась справа (при левом расположении печи), то прясть приходилось спиной к передней стене дома, то есть спиной к свету.

Русская духовая печь постепенно сформировалась из открытого очага, известного у древних славян и угро-финнов. Появившись очень рано (уже в IX веке повсюду распространены и глинобитные печи и печи каменные), русская печь сохраняла свою неизменную форму более тысячелетия. Её использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции помещения. На печи спали, хранили вещи, сушили зерно, лук, чеснок. Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. В печах парились. Причем считалось, что пар и воздух печи более здоров и целебен, чем воздух бани.

Печь в доме крестьянина Щепина ( музей-заповедник Кижи )

Несмотря на ряд усовершенствований, русская печь до середины XIX века топилась “по черному”, то есть не имела дымохода. А в некоторых областях курные печи сохранялись и до начала XX века. Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой и уходит в деревянный дымоход — дымник.

Уже само название «курная изба» вызывает у нас привычное — и, надо сказать, поверхностное, неверное – представление о темной и грязной избе последнего бедняка, где дым ест глаза и повсюду сажа и копоть. Ничего подобного!

Полы, гладко отесанные бревенчатые стены, лавки, печь — все это сверкает чистотой и опрятностью, присущей избам северных крестьян, На столе белая скатерть, на стенах — вышитые полотенца, в «красном углу» иконы в начищенных до зеркального блеска окладах, И лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, которой царит чернота закопченных верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой, как вороново крыло.


Русская крестьянская изба. На выставке в Париже на Марсовом поле, Гравюра 1867 года.


Вся система вентиляции и дымоотвода продумала здесь очень тщательно, выверена вековым житейским и строительным опытом народа. Дым, собираясь под потолком — не плоским, как в обычных избах, а в форме трапеции, — опускается до определенного и всегда постоянного уровня, лежащего в пределах одного-двух венцов. Чуть ниже этой границы вдоль стен тянутся широкие полки — «воронцы» — которые очень четко и, можно сказать, архитектурно отделяют чистый интерьер избы от ее черного верха.

Местоположение печи в избе строго регламентировалось. На большей территории Европейской России и в Сибири печь располагалась около входа, справа или слева от дверей. Устье печи в зависимости от местности могло быть повернуто к передней фасадной стене дома или к боковой. 

С печью связано много представлений, поверий, обрядов, магических приемов. В традиционном сознании печь была неотъемлемой частью жилища; если в доме не было печи, он считался нежилым. Печь была вторым по значению "центром святости" в доме - после красного, Божьего угла, - а может быть, даже и первым.

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом. Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым. В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники - полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол ( экспозиция выставки "Русский северный дом", 

г. Северодвинск, Архангельская обл. )

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название "чулан" или "прилуб".

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи. 

Красный угол ( архитектурно-этнографический музей Тальцы, 

Иркутская область )

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще "святым". Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол. Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название "красный" означает "красивый", "хороший", "светлый". Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

"Военный совет в Филях", Кившенко А., 1880 г. ( на картине изображён красный угол избы крестьянина Фролова д. Фили Московской области, где за столом проходит военный совет при участии М. Кутузова и генералов русской армии )

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры. 

Нижней границей жилого пространства избы был пол. На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок. Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII - начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы. Днем изба освещалась с помощью окон. В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница. 

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Лучина, закреплённая в светцах

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной, вставленной в светцы. Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын - по левую, третий - рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Устройство избы деревенских крестьян Тверской Губернии. 1830 год. Предметы русского быта в акварелях из труда "Древности Российского государства" Фёдора Григорьевича Солнцева. Выпущен в Москве в течение 1849—1853 годов.


Изба или русская комната, Милан, Италия, 1826 год. Авторы гравюры Луиджи Джиаре (Luigi Giarre) и Винченцо Станджи (Vincenzo Stanghi). Работа из издания Джулио Феррарио (Giulio Ferrario) "Il costume antico e moderno o storia".


Под окнами избы делались лавки, которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались "опушкой" - доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались "опушенными" или "с навесом", "с подзором". В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать - топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть.

Типы северных построек: Крестьянская изба в селе Лысцеве, на Архангельском тракте, Кадниковского уезда. Журнал Нива №7  1883 год.

***

Блазиуз, который критически и с нелюбовью относился к России, в своей книге "Путешествие по европейской части России в 1840-1841 г.г." издания 1844 года ("Reise im Europäischen Russland in den Jahren 1840 und 1841",von  BLASIUS, Johann Heinrich.)  изобразил дом русского крестьянина так :

Дом русского крестьянина. Рисунок из главы "Путешествие из С.- Петербурга в Вытегру.

Отрывок из главы "Путешествие из Вологды в Ярославль", Стр. 287:

 ......"Уже при въезде на ярославскую землю  дома и деревни принимают другой характер,  выглядят ещё более благосостоятельней, чем близлежащие вологодские деревни. Дома  построены гораздо лучше, чем те, которые мы видели до сих пор, имеют широкий, дугообразно перекрытый сводом вход с двумя колоннами по обе стороны, большие окна со ставнями, отделанные в лучшем вкусе, и просторные комнаты с балконом с торцевой стороны"...

***


Фелицын Ростислав (1830-1904). На крыльце избы. 1855 год.


Русский крепостной крестьянин. Опрятный, смышлёный и свободный.

Русская крестьянская семья на старинных гравюрах.


3. Традиционные интерьеры жилой части крестьянского дома | Традиционная культура русских Заонежья| Электронная библиотека

Жилая часть крестьянского дома конца XIX – начала XX вв. состояла из жилых и подсобных помещений. К жилым относились избы, горницы, в домах зажиточных крестьян – залы, светелки. К подсобными – кладовые, чуланы, сени, чердак. Главной особенностью убранства жилой части крестьянского дома была его традиционность: каждому помещению были присущи свои функции, что определяло особенности их обстановки и состав утвари. Вместе с тем, отвечая образу жизни и насущным потребностям обитателей дома, они не оставались абсолютно неизменными.

Жилая часть дома могла разделяться на две половины – летнюю и зимнюю. Количество комнат могло быть различным, это зависело и от хозяйственно–бытового уклада семьи, и от материальных возможностей владельцев строения, и, до некоторой степени, от семейных традиций.

1. Изба.

Организация внутреннего пространства. Назначение помещения. История формирования внутреннего пространства уходит в те далекие времена, когда словом «изба» («истба», «истопа») называли отапливаемое жилое помещение, тем самым как бы противопоставляя его всему остальному, холодному нежилому пространству, окружавшему человека («Толковый словарь» В.Л.Даля сообщает, что «изба есть не что иное, как сокращенное и испорченное слово истопка»). В старину это был небольшой сруб на 7–8 венцов, над которым настилали потолок, а над ним ставили крышу на один или два ската. Внутри, у входа, складывали печь, вдоль стен встраивали лавки. Свет проникал через небольшое окошко. В ходе эволюции крестьянского жилища в его структуре стали появляться дополнительные помещения, как хозяйственные, так и жилые. При этом название «изба», а вместе с ним и архаичная организация жилого пространства, и традиционные функции этого помещения, прочно закрепляется за теми комнатами, где ставилась русская печь. С течением времени внутреннее убранство изб, конечно, постепенно менялось, поскольку менялись реальные жизненные потребности крестьянской семьи, но, вместе с тем, во многом оно продолжало сохранять свои архаичные черты.

В конце XIX – начале XX вв. изба – это довольно просторное помещение, где спали, готовили пищу, ели, выполняли различные хозяйственные работы, рукодельничали, нянчили детей… В избе мог работать ремесленник, если его занятие не требовало громоздкого оборудования или специального помещения. Здесь размещалась часть необходимой в быту утвари, рабочий инструмент, приспособления для производства некоторых видов хозяйственных работ.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Внутреннее убранство крестьянских изб. В различных районах Заонежья (и не только Заонежья) оно отличалось традиционным составом предметов обстановки и утвари, а также их строго определенным, фиксированным положением. В описании крестьянской избы, сделанном П.Н.Рыбниковым в 1860–1861 гг. [7 , с.24–25] , говорится о том, что изба называлась в Заонежье «фатерой», или «квартирой», все пространство подразделялось на четыре части, так называемые «углы», обозначено месторасположение углов и приводятся их названия – «печной», «дверной», «красный» (или «большой»), «задний» (или «малый», «меньшой»). Рыбников упоминает традиционные предметы обстановки: лавки, идущие вдоль стен, полки – «надлавочницы», печной столб, полки – «воронцы», рундук, прилавок и подпольницу. Сведения П.Н.Рыбникова дословно подтверждаются В.Майновым [2] , а также экспедиционными материалами, относящимися к 20–30-м годам XX в., что заставляет говорить об устойчивости интерьера крестьянской избы. Как же выглядела она в конце XIX – начале XX вв.?

Традиционно справа или слева от входной двери, в так называемом печном углу, стояла большая русская печь. Складывали ее на мощном деревянном основании – «опечье». Топили один раз в день. В заонежских домах печное устье чаще было обращено к стене, противоположной входу. Со стороны входа, вплотную к печи, находился «рундук» – невысокий деревянный ящик, под ним – лесенка, ведущая в подклет. Ставень, который закрывал люк рундука, назывался «подпольница». Над рундуком – широкая полка – «прилавок», а сбоку – шкафчик для чайной посуды. Выше прилавка в печи имелись углубления – «печурки», где сушили носки, варежки или рукавицы. На прилавок, в угол, ближе к теплу, обычно ставили деревянную квашню для теста, с тем, чтобы оно скорей подходило. Вымытую чистую квашню в перевернутом виде выставляли на лавку. Зимой на прилавке стояли шайки для пойки телят (шайка – вид бондарной посуды с одной вертикальной ручкой). Со стороны прилавка, рядом с печью, на стену вешали безмен, а в зимнее время – хомуты, мокрую одежду. На печи хранили заготовленную в большом количестве колотую лучину, а также «карды» для чесания шерсти и «щети» для чесания льна. Здесь сушили валенки, непряденую шерсть, которую складывали в лучинные корзины с низкими бортами, а иногда чесаный лен. На печи у стены держали «рубель» – приспособление для разглаживания холстов, полотенец, рубах и т.д. Со стороны устья, наверху, хранились ухваты, лопата – «пекло» и сковородник. Под потолком устраивались так называемые «грядки» – одна, две или три слеги, которые одним концом врубались в полку–воронец, а вторым – в стену. Назначение гряд могло быть самым разным: на них сушили одежду, подвешивали в связках лук на зиму, вешали скатерть, которую стелили на стол перед обедом, хранили лучинные корзины, иногда сушили овечьи шкуры. За грядку зацепляли кочергу с длинной ручкой. В маленькой нише над устьем хранились спички, могла стоять солонка и масленок для растапливания масла. Выступающая перед устьем часть печи называлась «шесток». На шестке или в печи всегда стоял чугунок или котел с теплой водой для мытья посуды. Посуду мыли, обычно, в деревянной лохани или в медном тазу, которые днем держали на прилавке, а ночью – на шестке. Чайную посуду могли мыть в чашках–полоскательницах. Под шестком, в углублении, хранилась сковорода. На стене, рядом с устьем печи, висели щипцы для углей и камней, совок для выгребания углей из печи и самоварная труба. Рядом с печью, на больших деревянных гвоздях, могли висеть сечка и медные котлы. На одной из фотографий 1926 г. видно, что на полу у печи стоит деревянное корыто, полное камней, предназначенных для нагревания воды при стирке и выпаривании деревянной посуды. Здесь же ставили тушилку для углей и самовар на скамеечке. Вплотную к печи, а именно, к углу, выходящему к центру избы, ставился «припечной» («печной») столб. В него вбивали «светец» – кованый железный зажим, в который вставлялась лучина. К нему же подвешивали и рукомойник. Под рукомойником стояла лохань для грязной воды. Рядом с рукомойником, на конике, висела «рукотерка» – кусок грубого домотканого холста для вытирания рук, а полотенце для лица – «утиральник» находилось на вешалке – «гвоздильне», рядом с обеденным столом.

От припечного столба под прямым углом расходились полки – «воронцы», которые назывались «пирожный» и «полатный» (интересно отметить, что, несмотря на существовавшее название воронца, только в двух заонежских домах исследователями было отмечено наличие полатей – дощатых настилов под самым потолком, на которых спали, в подавляющем большинстве случаев они отсутствовали). Воронцы условно делили свободное пространство избы на три неравные части. У входа, перед палатным воронцом (его местное название – «мужской», «хозяйский»), так называемый дверной угол. Здесь могли ставить кровать или стол–курятник (кровать могла стоять и в так называемом «малом» углу – см. далее. В зависимости от месторасположения кровати, курятник ставился или у двери, или в малом углу, перед печью). Рядом с курятником, а иногда у прилавка, стоял чан для воды. Чан могли передвигать с места на место, так как под ним скапливалась сырость, отчего мог испортиться пол. Чан находился в избе зимой, летом его выносили в сени. На полатный воронец клали шапки и рукавицы. Здесь же стояли берестяные корзины – «кужонки» с мукой и сущиком, берестяные коробки с солью, пустые медные котлы, перевернутые вверх дном. Второй воронец, пирожный, отделяет так называемый «задний» («малый», «меньшой») угол. Существовал обычай размещать на пирожном воронце молочные горшки, куда наливалось молоко для быстрейшего скисания, также на него ставили хлеб и пироги, после того, как они были вынуты из печи. В малом углу, напротив устья печи, мог стоять хозяйственный столик, над ним традиционно навешивали посудник. В посуднике держали горшки – «роговатики», глиняные тарелки и миски. Здесь же лежала поварешка – «уполовник», стояла кофемолка. Ложки могли храниться в ящичках посудника, обеденного стола, в шкафу у рундука, в кужонке на прилавке. Вилки хранились в специальном приспособлении рядом с печью, на стене. Это была деревянная планочка, слегка отстоящая от стены на деревянных штырях, за которую и затыкались вилки. На стене мог висеть шкафчик для чайной посуды. Также здесь ставили сундуки, в которых хранили повседневную одежду. Третья часть избы, ограниченная двумя воронцами, была наиболее светлой и просторной. Угол, образованный двумя внешними стенами, в которых прорублены окна, называли «красный» или «большой». Здесь помещался киот с иконами. Помимо образов Xриста и Богородицы в нем могли быть и образы наиболее чтимых святых, чаще всего св. Георгия

Победоносца и св. Параскевы Пятницы. За иконы с магическими целями закладывали пучки ржи -чтобы в будущем году «Бог послал такой же урожай». «Традиционно «большой угол» избы устраивался с востока, а печной угол – строго по диагонали к нему, то есть, с запада» [1 , с.99] . От красного угла вдоль стен, под потолком, в обе стороны расходились полки – «надлавочницы». На них мог лежать различный инструмент: приспособления для вязания сетей, витья веревок (клещицы, полицы, коготки), заготовки для плетения из бересты. Кроме того, на надлавочницах могли стоять лучинные корзины с клубками пряденой шерсти, кужонки, в которых хранились ножницы, цевки от ткацкого стана, веретена, а также кужонки с мукой, солонка, керосиновая лампа. Параллельно надлавочницам, ниже линии окон, вдоль стен врубали широкие лавки. У среднего – «красного» – окна, которое находилось напротив входа, в Заонежье ставили стол, возле него – две скамейки. Стол ставился торцом к окну, поэтому его также могли называтьи «столовым».

В каждой избе могла висеть люлька, ее подвешивали на длинной деревянной жерди – «очепе». Очеп просовывали через железное кольцо, вбитое в потолок, или вставляли между потолком и потолочной балкой – «матицей» с тем, чтобы иметь возможность свободно перемещать люльку по избе. Обычно люльку подвешивали ближе к дверному или в меньшом углу. Домотканый постельничек для младенца набивался сеном или мякиной, подушечка была перовая. Занавеску – «огибку» к люльке мастерили из старого сарафана, юбки или передника.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во время Великого поста (обычно это конец февраля – первая половина апреля) женщины занимались ткачеством, поэтому у среднего окна по боковому фасаду устанавливался ткацкий стан. В остальное время его в разобранном виде хранили на сарае. Из других предметов обстановки, которые находились в избе, можно отметить ходунки для ребенка и табуретки, вошедшие в крестьянский обиход в 20-е–30-е гг. XX в.

Окна в избах были небольшими. В XIX в. рамы чаще делались двойными. Если рамы были одинарные, то на зиму окна снаружи, как в старину, закрывали соломенными или дощатыми щитами. Из всех окон в избе в середине XIX в. открывалось лишь одно, «красное». Стены и полы были некрашеными. Для поддержания чистоты каждую субботу полы тщательно мыли, или, как говорили в Заонежье, «стирали», что, наверное, более точно. Для этого из золы заваривали щелок, смешивали его с песком и полученной смесью при помощи голика (веника без листьев) терли половицы. Вымытый пол до полного высыхания застилали свежей соломой или «припоном» – грубым полотнищем, сшитым из трех кусков ткани, сотканной из льняных очесов. Чтобы полы меньше пачкались, рабочую обувь крестьяне снимали в сенях или у дверей, при входе, в избе надевали валенки, если таковые имелись. Два раза в год, на Рождество и на Пасху, тщательно мыли не только полы, но и потолки, и стены. Чистыми, аккуратно прибранными были и курные избы: только потолок, балки и верхняя часть стен оставались черными, блестящими от копоти.

Теперь рассмотрим, какие же предметы, характерные для крестьянского быта, мы видим в этом помещении.

Посуда. Большую группу предметов в избе (а также в других помещениях жилой части дома) составляет посуда: обеденная, чайная, для приготовления пищи, для различных хозяйственных целей и т.д.

Обеденная посуда хранилась в посуднике в избе. Это были: большая общая глиняная или деревянная миска, в которой подавали еду, деревянные ложки, фарфоровая или фаянсовая, так называемая, «питная» чашка для молока, кваса, которым запивали пищу, и других напитков, а также медная (а иногда выточенная из дерева) солонка на высокой ножке.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Чайная посуда подразделялась на праздничную и повседневную. Праздничную хранили в буфете в горнице, если таковой не было – в навесном расписном шкафчике в избе, а повседневную – в посуднике или в шкафчике у рундука. Это могли быть фарфоровые и фаянсовые чашки с блюдцами, стеклянные стаканы с блюдцами или глиняные кружки, из которых чай пили мужчины, а также сахарницы из прессованного стекла на высоких ножках и стеклянные чайницы с притертыми крышками.

Существовала специальная посуда для приготовления пищи на «жаратке» – в конструкции печи это небольшие пазухи или ниши, находящиеся на шестке, справа и слева от устья. В них засыпали угли, которые долго оставались в тлеющем состоянии. Это было нужно для того, чтобы варить пищу, когда не топится печь. На жаратке еду готовили в кастрюле с одной длинной ручкой, ставя ее на таганок. Могли использовать и медные котлы с дужками: их подвешивали на специально укрепленном над жаратком крюке. Были также сковороды на ножках.

Для приготовления пищи в печи предназначалась следующая посуда: медные луженые котлы – в них варили кашу, уху, эмалированные чугунки для щей или мяса, реже – для каши, большие глиняные горшки, в которых заваривали «загусту», горшки меньшего размера, в которых парили репу, томили молоко. Имелись также большие чугунные сковороды – на них в печи жарили рыбу, овсяные блины.

Для кипячения воды использовались самовары. Если самоваров в хозяйстве не было, пользовались медными чайниками, их кипятили на таганке. Чайник использовали и тогда, когда необходимо было быстро согреть небольшое количество воды.

Для просеивания муки служило сито, им же пользовались для процеживания крахмала в процессе его приготовления из картофеля.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В крестьянском быту широко использовалась бондарная посуда, изготовленная из узких дощечек – «клепок», стянутых обручами. В ушатах с крышкой готовили квас, в больших бочках солили мясо, в чанах держали воду. В такой посуде можно было также хранить грибы и толченые ягоды. Вся посуда, предназначенная для ухода за скотом, тоже была, в основном, бондарной: лохани для запаривания пойла, подойники, небольшие шайки для пойки телят, кадушки для хранения молока. Эту посуду держали в кладовках или в чуланах, в избу ее заносили тогда, когда в этом была необходимость.

Очень много было и берестяной посуды, ее изготавливали из целого куска бересты (как, например, туеса, лубянки) или плели из берестяной ленты, которая называлась «сарга». Такие сосуды брали с собой на покос: в больших туесах – «лубянках» носили молоко и простоквашу, в маленьких – масло, для соли существовали берестяные солонки с деревянными крышками. Обычно эту посуду хранили в чулане или на чердаке. Для сбора ягод существовали берестяные корзины – «набирушки». В берестяных кужонках также хранили муку и крупу, широкие кужонки с низкими бортами использовались при просеивании муки. Следует учесть, что не всегда предметы обихода использовались только для одних, строго определенных целей, многое зависело и от хозяйственных потребностей: так, например, в тех же кужонках могли хранить чесаный лен, веретена и т.д.

Постельные принадлежности. В экспедиционных записях 1931 г. отмечено, что крестьяне часто спали на матрацах, набитых сеном, или на перинах. Перины были не лучшего качества – хорошие берегли для гостей. Также для гостей держали хорошие простыни, одеяла, подушки. Сами укрывались лоскутными или домоткаными рибушными одеялами, тулупами, были также меховые «одеяльницы» – сшитые углом шкуры, которыми укутывали ноги. Простыни использовали редко, да и то из самого грубого холста. Днем постельные принадлежности держали в сенях, их складывали на стоящую там кровать, а иногда – в специальный шкаф, устроенный под лестницей, ведущей на чердак. Сведения относительно размещения на ночлег членов больших крестьянских семей позволяют сказать, что спали на полу в избе, на прилавке, на лежанке, на печи, на кроватях, на лавках, приставляя к ним скамейку или деревянные щиты, второй конец которых укладывался на скамейку или на табуретки.

Люди разного возраста распределялись на ночлег примерно следующим образом: на кровати в избе могли спать родители, на лежанке и печи – старики, в горнице – те, кто помоложе. Есть сведения, что в горнице на кровати спали дети. Вместе с тем, такой порядок мог меняться в зависимости от традиций, сложившихся в каждой конкретной семье.

2. Горница.

Назначение помещения. Особенности обстановки. В конце XIX – начале XX вв. горницей называли парадную комнату, предназначенную для приема гостей, для отдыха старших членов семьи. По рассказам местных жителей, в воскресные и праздничные дни вся семья собиралась здесь за чайным столом, вернувшись после молебна из храма. По будням в горнице могли выполнять чистую работу, требовавшую хорошего освещения, прежде всего речь идет о женских рукоделиях – вышивке, шитье, изготовлении кружева и т.д. Вместе с тем, есть сведения, что горница в некоторых домах оставалась комнатой, предназначенной только для приема и размещения гостей.

Горница появляется в структуре северного дома–комплекса относительно поздно. Так, в описании традиционного крестьянского жилища, сделанном П.Н.Рыбниковым, о ней не сказано ничего. Вместе с тем, в доме Ошевнева, построенном в 1876 г., горница существовала изначально, и это был далеко не единичный пример.

По размерам эти комнаты были несколько меньше изб и сильно отличались от них как характером использования помещения, так и обстановкой. Традиционное убранство крестьянских горниц конца XIX – начала XX вв. формировалось под влиянием городской, по преимуществу, мещанской культуры того времени: уход крестьян в города на заработки в этот период принял массовый характер, что повлекло за собой и более тесное знакомство с городскими бытом, и стремление привнести его черты в деревенскую жизнь. Часть заонежан, отправившихся в молодые годы на выучку или на заработки в С.–Петербург, со временем возвращались на родину, владея той или иной профессией и достаточными средствами, они открывали собственные мастерские, в частности, столярные. Развитие в крае кустарного производства давало зажиточной части деревенского населения возможность обзаводиться мебелью, изготовленной по городским образцам. Чаще всего ее ставили в парадных комнатах, наряду с предметами интерьера фабричного производства, приобретенными на ярмарках или привезенными из городов: зеркалами, подвесными и настольными керосиновыми лампами, настенными часами и т.д.

По своему убранству горница мало походила на избу, вместе с тем здесь тоже чувствовалось стремление к зонированию жилого пространства, определенному порядку расстановки вещей. У входа, вдоль стены, складывали печь–лежанку. На лежанке стояли парадные самовары (также их могли ставить на комод или на специальный столик). В красном углу помещали большое количество образов и лампадку, которую зажигали по праздничным дням. В каждой горнице, торцом к окну, обязательно стоял стол, как правило, раздвижной. Возле стола – стулья, они могли быть самой простой формы, а иногда – гнутыми, «венскими». Диван чаще располагался под окнами, вдоль стены. Поперек горницы, деля ее на две половины, стояли буфет для чайной посуды и «платеной» шкаф (если таковые были в доме), за ними – одна или две кровати, при этом одну ставили вдоль стены, а вторую – торцом к ней, вдоль задней стенки буфета. Часто в горницах держали сундуки, причем число их могло соответствовать количеству девиц на выданье. На стенах под стеклом, в обрамлении покупных рамок, висели портреты родственников и членов императорской фамилии. Рядом – зеркала украшенные вышитыми полотенцами – «образниками», часы. В углу, у окна, могла стоять швейная машина. Освещались горницы керосиновыми лампами, очень красивыми, зачастую, также как и часы, они были европейского производства. Конечно, чтобы обставить горницу таким образом, хозяин должен был располагать немалыми средствами – и мебель, изготовленная на заказ, и прочие предметы стоили дорого и были доступны далеко не всем.

3. Зала.

Помимо горницы, на втором этаже зажиточных крестьянских домов могла быть оборудована комната, носившая название «зала». Это еще одно парадное помещение, предназначенное для приема гостей. В зале могла стоять мягкая мебель: стулья, диваны, банкетки, а также круглый стол, мраморный шахматный столик, граммофон. На стенах – часы с боем, зеркала, фотографии в рамках. На окнах -занавески из тюля или коленкора, комнатные цветы. Стол застилался вязаной крючком кружевной скатертью или салфеткой. В красном углу традиционно помещались иконы. В зале никогда не было кроватей. Стены, также как и в горнице, могли быть оклеены обоями, нижнюю часть стен украшали филенчатые панели, окрашенные разноцветной масляной краской, потолки тоже красили, но в белый цвет. Для отопления этого помещения ставили лежанки или печи – «голландки», иногда они были облицованы изразцами. Как было сказано выше, зала предназначалась для гостей. Интересно, что, по сообщениям отдельных заонежан, в их домах залой называли красиво отделанную комнату, в которой, как и в светелке, вообще не было мебели, так как она служила исключительно спальным помещением в дни приезда родственников и гостей.

4. Светелка.

Светелками называли комнаты, расположенные на чердаке. Туда, из летних сеней или из чулана, вела лесенка. На сегодняшний день накоплено немного сведений относительно их убранства и характера использования. Известно, что светелки, как правило, не отапливались и могли использоваться только в теплое время года как запасное жилое или спальное помещение. Есть сведения, что светелки, подобно горницам и залам, имели стены, отделанные панелями, окрашенные потолки. Вместе с тем, трудно сказать, как именно они обставлялись. По некоторым данным, в светелках вообще не было мебели, там могли устраиваться на ночлег гости или молодежь, расстилая постельное принадлежности прямо на полу. В богатых домах в светелку могли селить наемных работников. Иногда там хранилась верхняя одежда, уложенная в большие плетеные корзины – «коробейки». Вообще следует помнить, что залы и светелки появляются в структуре дома достаточно поздно, во многом их обстановка и характер использования зависели от традиций, сложившихся в той или иной конкретной семье. Часто это действительно были помещения, в которых не жили – потребность в них возникала лишь тогда, когда численность людей в доме была выше обычной. Скорее всего, эти комнаты возникают в связи с изменением хозяйственно–бытового уклада семьи в пореформенный период – имеется ввиду массовый отход крестьян на заработки в города в зимний период и их возвращение домой к началу весенних полевых работ.

Кроме перечисленных выше комнат, в жилой части дома находились и различные подсобные помещения: сени, чуланы, кладовые, а также чердак.

5. Сени.

Это довольно просторное помещение отделяло жилую часть дома от хозяйственной, оно служило своеобразным тамбуром, предохранявшим жилые комнаты от проникновения холодного воздуха с улицы и неприятных запахов из хлевов. В сенях могли ставить большой ларь для хранения муки, летом – чан для воды. Там устраивали полки, на которых лежали смазанные и обмотанные тряпками серпы. На стене, как правило, находилась топорница. В сени выносили свежеиспеченный хлеб – остужать, тут же мог стоять блинный столик, который вносили в избу, когда стряпали, а также корыто для стирки белья и стол с каменными жерновами для размола муки. Здесь устраивали шкаф, а иногда – встроенную кровать для хранения постельных принадлежностей. В сенях стоял и шкаф для молочных продуктов, в нем же могли держать и стряпню – хлеб, выпечку, их складывали в лучинные корзины, чтобы мыши не погрызли. Если молочного шкафа в доме не было, продукты и стряпню могли хранить в молочной кладовой (если таковая была) или в чулане.

6. Чулан.

Чуланы могли использоваться для хранения различного хозяйственного инвентаря, посуды, запасов продуктов и т.д. В тех чуланах, где хранили молочные продукты, держали и различную предназначенную для них посуду: глиняные горшки, деревянные кадушечки, горшки–роговатики, подойники. В чуланах могли стоять чаны с солеными грибами и толчеными ягодами, по преимуществу, это была брусника. Клюкву сохраняли по–другому: ее насыпали в корзины, которые подвешивались к потолку. На деревянных гвоздях развешивали вяленую рыбу и мясо. В чулане мог стоять и ларь для муки, здесь лежали различные сопутствующие предметы, которые использовались для хранения, насыпания и просеивания муки и круп: совки, решето, сито, кужонки с низкими и высокими бортами и др. В этом помещении держали и различную утварь, которая не была в постоянном использовании, например, как было сказано выше, посуду, которую брали на покос. Если в доме было два чулана, то один из них – светлый, иногда обустраивали как чистую жилую комнату–боковушку, в которой не было ни полок, ни воронцов, а вместо лавок могли стоять самодельные стулья. П.Н.Рыбников отмечал, что здесь «… главную принадлежность составляет самовар и небольшой шкафчик с чайными чашками – это вообще столовая, гостинная и приемная комната» [7 , с.25] . У некоторых крестьян в таких чуланах стояли сундуки, обитые железом, в которых хранились праздничное платье и белье, ценности и деньги.

7. Чердак.

Чердачное помещение тоже служило для хранения различной домашней утвари: кадушек, бочек, корыт, пустых корзин, кошелей, старой мебели и т.д. На чердаке могли стоять жернова и крупорушки, там сушили кожи, зимой развешивали белье. В некоторых домах под крышей были оборудованы светелки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из сказанного выше видно, что жилая часть дома была хорошо приспособлена для проживания в ней большой крестьянской семьи. Отвечая на протяжении долгого времени старым традициям, связанным с устройством различных помещений, особенностями их обстановки и характером использования, она, вместе с тем, постепенно развивалась, приспосабливаясь и к изменениями в хозяйственно–бытовом укладе заонежан, и к веяниям времени, которые влекли за собой и появление новых предметов быта, и новых традиций.

Использованная литература и источники:

  1. Логинов К.К. Интерьер крестьянской избы в обрядности и верованиях заонежан // Заонежье, 1992. – С.99–117.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб., 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962. – С.124.
  4. Материалы экспедиций Воробьевой С.В. по Заонежью в 1982 и в 1987 гг. НА музея «Кижи». №№ 101, 181, 182.
  5. Материалы экспедиций Трифоновой Л.В. по Заонежью в 1987 г. НА музея «Кижи». №№ 183, 184.
  6. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  7. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.
  8. Трифонова Л.В. Традиционный интерьер заонежского жилища и связанный с ним бытовой уклад // Заонежье. Петрозаводск. 1992. – С.85–97.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Габе Р.М. Интерьер крестьянского жилища // Архитектурное наследие. М., 1955. №5.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб, 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962.
  4. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  5. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2021. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

7 мест русской избы - История и обществознание. Баутина Екатерина

7 мест русской избы

 

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

 

Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!

Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

3 Красный угол

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков – те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность. Красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что  накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.

Северная крестьянская изба - Галерея Ильи Глазунова

Сегодня приглашаем Вас заглянуть в северную крестьянскую избу.

Дом имел величайшее значение для крестьянина, был крепко связан с жизненным циклом от рождения до смерти. Здесь человек был защищен от непогоды и врагов, от опасностей внешнего мира, здесь сменяли друг друга разные поколения одной семьи. Россия – страна лесов, и главным строительным материалом было дерево. Брёвна для строительства заготавливали поздней осенью, зимой и ранней весной. Это было время, свободное от полевых работ, обмолота зерна и заготовки кормов. На обычную избу-четырёхстенок требовалось 100 деревьев, из которых получались хорошие семиметровые брёвна.

Откуда же произошло само название «изба»? Оно употребляется в русских летописях, начиная с самых древнейших времен. Дом, который отапливали печью, называли «истопка». Давайте проследим этимологию слова: «топить», «истопить», «истопка», потом стали говорить «истьба», и позже уже появилось знакомое нам «изба».

Печь в доме занимала главное место, она - начало начал, центр и основа крестьянского дома, а горящий в печи огонь – символ его жизни. Она выполняла множество функций: кормила ( в печи готовили еду), она грела, на ней спали, сушили зерно и грибы. Печь также лечила детей, если они заболели: их помещали прямо в печь, где они прогревались, как в бане, и болезнь уходила. В печи даже могли купаться! Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. Печь была сердцем дома.

А духовным центром избы был красный угол, который традиционно находился напротив входа, именно там размещалась божница с иконами, там всегда горела лампадка. Под божницей стоял стол. В крестьянском доме был только один стол, на нём обязательно стояла деревянная солонка.

Большинство предметов быта было сделано из дерева: стол, лавки, сундуки, люлька, ковши-скопкари для подачи напитков на стол, солонки с крышками в виде птиц, ложки, игрушки… Что-то делали из бересты: всевозможные туеса, заплечные короба, игрушки-шаркунки. Также были распространены глиняные крынки, кувшины, корчаги.

В богатых семьях было больше металлической утвари: металлические ендовы (для подачи напитков), самовары, медные рукомои с двумя рыльцами (их ставили у входа в дом или у печи), светцы для лучин (внизу обязательно стоял сосуд с водой).

Все предметы быта создавались либо самими крестьянами, либо деревенскими или городскими ремесленниками. Предметный мир русских крестьян был сравнительно единообразным на всей территории России. Местным своеобразием отличались предметы, мало связанные с производственной деятельностью людей, такие как, например, одежда или праздничная утварь.

Россия - живые, убитые | русские избы, дома, фото

Россия, вятская земля. 2008-2010 годы.
Избы и дома - это и есть зеркало быта, а иногда и судьбы.
Жилище, очаг, кров, родное гнездо.
В каждом жилище - кто-то вырос, кто-то был счастлив,
у кого-то были горе и утраты.
В каждом жилище рождались и умирали.
И снова рождались.
И что бы не происходило в стране, есть люди,
у которых остается трезвый взгляд на жизнь,
любовь к своему Отечеству, любовь к бытию, семье.
В этом альбоме - избы и дома людей из глубины России.

Синеют незабудки в роще
Smertina – film, мой авторский фильм
В живом кадре для вас читает стихи автор!
Авторская съемка

Богатства (если говорить о вещах и быте) здесь, конечно, нет.
Но не потому, что не трудились честно, не заработали...
А сами знаете...
Подрублены корни жития.
Но - течение Бытия никому не остановить.
Заботливо прикрыт шифером новый тёс для ремонта крыши.
На воротах в ограду - солярные знаки: не трогайте их,
не философствуйте, не осуждайте.

Изба. Россия. Вятка, 2010.

Вроде бы, всё просто.
Вроде бы, всё сказано.
Но - и ничего неизвестно.

Замков у двери во двор нет, запоров нет.
Древность и современность между собой равны.

Вы не только на "тарелку" смотрите,
а и на звездочку под ней,
она означает - мужчины в этой избе погибли на фронте в В.О.В

"Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.
Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене..."
(Анна Ахматова - стихи)

Россия. Избы, дома

Дом, где воин В.О.В. вернулся с фронта.
Дом он построил своими руками вместе с сыновьями.
Они его строили более пяти лет, без наемной силы.
Живут в столице, но на лето - сюда!
Этим летом полковник скончался,
похоронили на родимом погосте. Помянем.

Вообще-то, я не со стороны эти фото делала,
с детства знаю - кто живет в этих домах и избах.

Флоксы, флоксы...
Любовь к цветам и палисадникам в селе Сорвижи традиционная.
Неужели и это - "гламуром" обзовут?
Сто раз говорю, под видом "гламура" часто не те цветы скашиваете.

Услышит ли кто?
Век подставы и измывательства, над кем ты сейчас уллюлюкаешь?
Какую невиновность рвешь на части?

Россия, избы, дома. Русский быт.

Деревянная резьба, деревянные узоры, деревянные кружева -
словно древняя вышивка,
молчат вековыми символами оберёгов.

Крапива, крапива...
Скажи мне, крапива,
почему ты любишь забвение и одиночество?

Россия, избы, дома

Дом, деревенский палисадник, молодая яблонька...
Чаша цветов, чаша судьбы, чаша тихого счастья...

Цветы бархатцы, фото. Бархатный огонь

Флоксы, палисадники, фото

Избы, дома, палисадники

И снова - дом строится своими силами, своими руками.
Хозяин - работает в лесхозе (пока лесхоз не ликвидировали), больше в селе работать негде.
Справа - старая изба на подпорках. Еще там банька видна.
Пожелаем хозяину доброго здравия, радостей и светлой надежды.

Дрова - договориться, найти машину, привезти.
Распилить и сложить тюльки рядами, чтобы просохли.
Расколоть, сложить в поленницу
или сносить охапками в ограду и там сложить в поленницу.
А потом пойдет снег.
Пить чай у оконца и долго смотреть,
как падает белое в придорожную траву...

Дикий, розовый вьюнок

В центре села: несколько панельных домов типа "хрущевок" -
кто-то когда-то надумал и отдал приказ перестроить в России избы
на городской манер.
И что интересно: за этими домами - деревянные, убогие хлевы,
и выделены маленькие полоски земли - для огородов.
При полном запустении полей,
землИ под огороды возле этих домов, естественно, не хватает.
А что, побежишь за три километра капусту поливать?
И еще - в этих домах есть коммуналки, и они - навечно:
владельцу принадлежит не квартира, а комната с общей кухней. Это мучительно.
Хотя, есть и плюсы - отопление не печное,
с дровами не маяться. И водопровод, когда не замерзает.

И вышла она замуж за князя заморского.
И в благоухающей загранице неожиданно одолела ее
хворь-тоска-ностальгия по родимой земле.
Подумал, покручинился князь заморский
и выстроил "дом хрустальный для нее на горе" в её родном селе.
И приняло их село - добродушно.
Но почему князю заморскому понравилось здесь жить летом -
до сих пор никто не понимает.
Пожелаем добра и радостей и этому семейству, и этому крову.


Одна из вятских женщин высказала такое:
"Когда погибает нация, гибнут сначала мужчины, потом дети.
А женщины остаются среди ледяных глыб,
кого-то находят и снова рожают, и всё повторяется"

Справа маленькое оконце. В древних постройках изб над оградой - сеновал.
Лошадь с санями (по заморозкам), гружеными сеном,
или трактор с тележкой сена (в любое время года)
заезжают в открытые ворота ограды, сено сгружают и сразу закидывают на сеновал.
Возле оконца оставляют место для лежанки и летом там спят.
Ночевала не раз на таком сеновале - дух свежего сена,
таинственные шорохи, вскрики ночных птиц -
и такая радость, такие счастливые думы, словно иное время, иная реальность.
И ночь через это оконце - древняя, косматая, звёздная...
Дыхание тайны.

Рябина красная, рябинники, рябиновые заросли...
Угощение для Божьих птиц.

Убитые!
Избы, дома, люди, судьбы
Громадное колесо событий-истории-непойми-чего
жестоко проехало по сердцу России, судьбам народа.

Снимки сделаны в окрестных,
ушедших деревнях.
Снимков - бесчисленно!
Чтобы не надрывать душу, размещаю здесь лишь несколько.

По этой тропинке давно никто не ходил.
Заколоченный дом скоро заглушат молодые сосны и ельник.
Когда вырастет эта сосенка, от дома уже ничего не останется.
"Солярис" - наяву, болевое искажение пространства

Трава-пушица совсем одурела...
От постоянной горечи всё сошло с ума...
Иду мёртвой деревней, и кажется - весь мир мертв.
Или с миром что-то не то.
Ветер. Лишь он сюда заходит. И дождь. И снег.

Могучая, крепкая изба. Деревня Душкины.
Очень древняя деревня, была бы жива -
можно писать летопись и справлять текущие столетия.
Не время её разрушило - люди. И не те люди,
что жили здесь, а какие-то другие.
Из них часть - дураков, часть - воров, часть - не пойму кого,
а еще часть - даже этой избы боится,
до сих пор злорадствует и издалека враждует с нею всякими подлыми способами,
которые нормальному человеку и не снились.
Вы думаете они это свершили за несколько лет
или, как Помпею, разрушили мгновенно?
При глобальных усилиях им на это понадобилось - столетие.

Стихи о погибшей деревне

* * *
Здесь белая одымь калины,
Родник весь до донышка чист,
И каждой весною так дивно
Густеет смородинный лист.
Что ж ветры в ограду залезли,
Дверями сквозит этот дом?
Эй, Митрий-хозяин, ты здесь ли?
Как тихо и дико кругом...
Здесь ветру плакучему - воля,
Спит ржавый фонарь под скамьей.
Последний жилец Шумнодворья
Уехал иль помер зимой.
(Татьяна Смертина, из ранних стихов)

Острые клинки солнца.
Это лишь тихие, провинициальные снимки

Крепка же была эта изба,
даже у покинутой кто-то выломал дубовые полы, спер дубовые, узорные лавки.

Березка выросла, когда уже все покинули эту избу:
скончались или уехали.
Красивая березка, печальная.
Наверное, ей одиноко, особенно зимой

Живые
Русские избы, дома, люди, судьбы

Сосед хороший.

Звездочка на дому - девушка добровольцем на фронт ушла (Нина Георгиевна),
раненых на себе с поля боя выносила.
Вернулась с фронта, хозяйка этого дома. Недавно скончалась.

Соседи - люди душевные

Хозяин дом тоже сам выстроил. В лесхозе работает.
Рыжики солит по-моему рецепту:
без уксуса и лишней соли, и чтобы свежий дух грибов,
и чтобы долго хранились.
Ну, так и рецепт я ни у кого не списывала,
он - мой, личный, из моей жизни и жизни ушедших родичей.

Вот и посидели на лавочке, поговорили...

Смотрите видео – Творчество
В живых кадрах – Смертина

холмов и хижин в Ленинградской области, Россия

Холмы и хижины

  • аренда лодок
  • Приправы для приготовления
  • электричество
  • электричество - генератор
  • камин
  • дрова
  • орудия лова
  • фитнес-центр
  • спасательный жилет
  • ресторан
  • водопровод - туалет
  • сауна
  • душ
  • полотенца
  • велосипед
  • лодочный
  • рыбалка
  • прогулки на природе
  • Завтрак включен
  • Ужины в ресторане
  • Заезд

    15:00

  • Выезд

    11:00

  • Налоги

    Включено

  • Подарочные карты

    Да, спрашивайте.

  • Включено в цену

    Завтрак, велосипеды, полотенца и постельное белье

  • Чаевые

    Не требуется, но приветствуется

  • Прочие комиссии

    Поздний выезд - 10 $

  • Парковка

    Бесплатно

  • Сотовый сигнал

  • Сигнал Wi-Fi

  • Минимальный возраст для детей

    Нет

  • Дополнительные гости

    25 $ / ночь на человека

  • Предметы, которые можно взять с собой

    Теплая одежда, одежда для сна

  • Политика бронирования и отмены

    Все отмененные бронирования, полученные более чем за 3 дня до прибытия, подлежат штрафу за отмену в размере 10%.

    В случае отмены бронирования менее чем за 3 дня до прибытия и незаезда взимается штраф за отмену в размере 100%.

  • Политика в отношении домашних животных

    Собаки разрешены. Мелкие породы - 5 долларов, крупные - 10 9000 долларов США.

Как мне добраться?

Лучше всего на машине или такси из Санкт-Петербурга.Расчетное время 2,5 - 3 часа.

Следуйте по 41К-285 из Санкт-Петербурга. Затем следуйте по A-118 на A-121. Затем вы будете следовать по 41K-153 до отеля.

Просмотр карт Google

Островок спокойствия и уюта в диком русском лесу. Проведите ночь в Куполе с уютным камином и широкой кроватью. Просыпайтесь под пение птиц и наслаждайтесь прогулками по озеру и лесам.Можно весь день ходить в гастробар со специальным меню. Испытайте жар русской бани на берегу озера. Для вас всегда доступны такие развлечения, как велосипеды, лодки и множество настольных игр.

Типы глэмпинга
  • Купола
отлично подходит для
  • пар
  • романтический
  • индивидуальных путешественников
Настройка
  • сельская местность
  • лес / лес
  • озеро / пруд

Жилье

×
Купол
Цены от 95 долларов.00 / ночь

Hills and Huts имеет великолепную коллекцию комфортабельных куполов с большими двуспальными кроватями, камином в каждом куполе и личным биотуалетом. Есть большой центральный купол, служащий барной зоной, с большим камином и диванами вокруг него. В Domes есть общие душевые и туалет, где вода и горячая вода доступны в течение всего дня. Купола расположены в конусном лесу рядом с большим озером, где вы можете арендовать лодки, велосипеды, насладиться сауной и порыбачить.Возле каждого купола есть место для костра и гриля, также у каждого купола хранятся дрова.

Детали

Тип: Купола

Кровати: Queen или Twin

Спальни: 1

Ванные комнаты: общие

Доступных единиц: 5

Спальных мест: 2-3

  • Удобства
    • аренда лодок
    • Приправы для приготовления
    • электричество
    • электричество - генератор
    • камин
    • дрова
    • орудия лова
    • фитнес-центр
    • спасательный жилет
    • ресторан
    • водопровод - туалет
    • сауна
    • душ
    • полотенца
  • Опыт
    • велосипед
    • лодочный
    • рыбалка
    • прогулки на природе
  • Варианты обеда
    • Завтрак включен
    • Ужины в ресторане
  • Политики
    • Заезд

      15:00

    • Выезд

      11:00

    • Налоги

      Включено

    • Подарочные карты

      Да, спрашивайте.

    • Включено в цену

      Завтрак, велосипеды, полотенца и постельное белье

    • Чаевые

      Не требуется, но приветствуется

    • Прочие комиссии

      поздний выезд - 10 $

    • Парковка

      Бесплатно

    • Сотовый сигнал

    • Сигнал Wi-Fi

    • Минимальный возраст для детей

      Нет

    • Дополнительные гости

      25 $ / ночь на человека

    • Предметы, которые можно взять с собой

      Теплая одежда, одежда для сна

    • Политика бронирования и отмены

      Все отмененные бронирования, полученные более чем за 3 дня до прибытия, подлежат штрафу за отмену в размере 10%.

      В случае отмены бронирования менее чем за 3 дня до прибытия и незаезда взимается штраф за отмену в размере 100%.

    • Политика в отношении домашних животных

      Собаки разрешены. Мелкие породы - 5 долларов, крупные - 10 9000 долларов США.

  • Расположение

    Как мне добраться?

    Лучше всего на машине или такси из Санкт-Петербурга.Расчетное время 2,5 - 3 часа.

    Следуйте по 41К-285 из Санкт-Петербурга. Затем следуйте по A-118 на A-121. Затем вы будете следовать по 41K-153 до отеля.

    Просмотр карт Google

Совок внутри

  • В Gastrobar

    в течение всего дня можно заказать закуски, деликатесы, чай и кофе.

Только каталог, листинг

Это уникальное свойство доступно только для листинга в Справочнике на сайте GLAMPING.COM и в настоящее время не участвует в нашей программе обмена сообщениями о наличии мест или бронирования.

×

Измените даты вашего пребывания

Пожалуйста, выберите дату отъезда после даты прибытия.

×

Поделиться этим местом

Ваше письмо отправлено. Спасибо, что поделился!

Поделись с кем-нибудь другим ×

Россия: уединение в Сибири | Отпуск в России

Впервые я останавливался на Байкале в 2003 году.Прогуливаясь по берегу, я через равные промежутки времени обнаруживал хижины, населенные странно счастливыми отшельниками. Пять лет спустя мне довелось провести три дня с рейнджером в крохотной избе , традиционной русской бревенчатой ​​хижине, на восточном берегу озера. Ночью мы пили водку и играли в шахматы; днем я помогал ему вытаскивать рыболовные сети. Мы почти не разговаривали, но много читали. Тогда я пообещал себе, что буду жить один в хижине несколько месяцев, пока мне не исполнилось 40 лет.

Итак, два года назад я покинул свой дом в Париже и провел шесть месяцев в маленькой хижине на западном берегу озера. очень далеко от цивилизации: до ближайшего села шесть дней ходьбы, до ближайшего соседа сутки, а подъездных дорог не было.

Я хотел поэкспериментировать с простой жизнью и вернуть время назад. Я хотел почувствовать жизнь и понять, как она будет выглядеть, просто созерцая пейзаж, а не копая километры по дороге, как я привык во время путешествий. Я совершил много великих приключений (пешком пересек Гималаи в 1997 году, прошел маршрутом беглецов ГУЛАГа от Якутска в Сибири до Калькутты в 2003 году). Но это стало болезнью, которую я хотел вылечить.

Озеро Байкал имеет длину 395 миль, ширину 49 миль, глубину 1642 м (чуть более мили) и возраст 25 миллионов лет.Я приехал в феврале, когда температура опускается до -30С, а толщина льда превышает метр. Меня переехали на грузовике.

Построенная в 1980-х годах как хижина геолога, моя хижина находилась на поляне кедрового леса в северной части Байкало-Ленского заповедника. Хозяева, 50-летний лесник Володя Т. и его жена Людмила, прожили здесь 15 лет, но хотели переехать в Иркутск. Остальные рейнджеры находились на расстоянии около 19 миль через заповедник.

Хижина Сильвена Тессона в Сибири

Хижина была обращена к горам, у подножия склона высотой 1 981 м, в окружении хвойной тайги и с видом на озеро.Снег покрыл крышу безе; лучи были цвета имбирного пряника. Он был площадью девять квадратных метров и отапливался шумной чугунной печью. Я мог смириться с храпом именно этого собеседника. У меня было два окна: через одно, смотрящее на восток, я мог видеть заснеженные гребни Бурятии, что на расстоянии 60 миль. Зимний лес представлял собой серебристый мех, брошенный на плечи местности.

Я взял с собой много оборудования: топор и тесак, удочки, керосиновую лампу, ледоруб, пилу, снегоступы, палатку, рюмки и водку, сигары, провизию (макароны, рис, соус Табаско, кофе) и библиотека почти 80 книг.

Невозможно предсказать, в каком настроении вы будете через шесть месяцев, поэтому я тщательно спланировал свою библиотеку. Было бы легкой ошибкой выбрать только трудное чтение и подумать, что вам понадобится только возвышенное, философское, идеалистическое письмо. Затем через 10 дней вы хотите убить свою книгу и прочитать детективный роман.

Я выбрал широкий спектр книг по философии, поэзии, литературе и природе. Мишель Деон за меланхолию, Д.Х. Лоуренс за чувственность, некоторых философов (Ницше, Шопенгауэр, стоики), Сада и Казанову за размешивание моей крови.Некоторые книги о жизни в лесу: Дэниел Дефо - миф, Серая Сова - радикальная позиция, Альдо Леопольд - этика. В некотором смысле весь опыт заключался в том, чтобы поместить библиотеку в лесу.

Если бы у меня не было книг, я бы быстро сошел с ума. Книга - это способ иметь кого-то с собой. Впервые в жизни я смог прочитать всю книгу, от начала до конца без остановки, иногда читая по восемь часов подряд.

Я разделил свой день на две части. Утром я занимался духовными вещами: читал, писал, курил, учил стихи, смотрел в окно.Днем я был более физическим: копал яму во льду, ловил рыбу, бегал по своему маленькому королевству в снегоступах, рубил дрова.

Ограничивая набор действий, каждый углубляется в каждый опыт. Брошенный человек пользуется абсолютной свободой - но в пределах своего острова.

Люди, которые живут в каютах, могут быстро впасть в состояние депрессии, домашней лихорадки. Поскольку вы никого не видите, вы можете провести всю жизнь, лежа в постели с водкой, и никто вам ничего не скажет.Поэтому важно организовать свое время активным образом, как это делали монахи или Робинзон Крузо, который каждый вечер одевался для ужина, несмотря на то, что он потерпел кораблекрушение и был один. Чтобы оставаться умным, нужно вести себя в одиночестве, как если бы вы были окружены людьми в городе.

Что было приятным в этой жизни, так это повторение поступков. Проходит каждый день, зеркало предыдущего, черновик будущего. Вы можете найти счастье в возможности вещей, но вы также можете найти его, зная, что именно произойдет.Это мирная, очень медленная жизнь, но ты становишься богатым.

У меня много жизненных сил и мне нужно заниматься спортом, поэтому я выходил и гулял каждый день, лазил по холмам вокруг хижины, а иногда брал палатку и отправлялся в походы на бивак в лесу. А покататься на коньках по замерзшему озеру было потрясающе.

Я также полагался на некоторые товары цивилизации для удовольствия: в том числе водку и сигары. Мне понравилась идея жить в очень большом удаленном месте, но с некоторыми настоящими предметами роскоши.Затем вы уравновешиваете свою жизнь, перемещаясь между двумя противоположными переживаниями, архаичным и роскошным. После дня прогулок по снегу и рыбалки при -30 ° C, замечательно читать китайские стихи, покуривая Гавану.

Хотя я жил один, это не было настоящим одиночеством. Для настоящего отшельника ты один на долгие годы. Для меня это было относительным.

Иногда я навещал тех, кто жил по соседству, и у меня часто были гости - люди, которых я знал, иногда - незнакомцы, которые случайно переходили озеро.Для меня это было не слишком больно, так как они оставались всего на пару часов, и это прервало бы одиночество. И вообще, я не хотел жить очень экстремальной, сложной, сложной жизнью. Это был просто опыт.

Через Сергея и Наташу, пару, которая управляла метеостанцией в 31 милях от хижины, я встретил Сашу и Юру, двух сибирских рыбаков. Это были типичные русские, очень сильные, очень большие, громко говорящие, много пьющие, очень щедрые люди с большой энергией, которые не разорвали свою связь с дикой природой.Если поместить этих людей в город, они будут как слоны.

Фотография: Thomas Goisque

Эти люди ведут деревенскую жизнь, насыщенную и важную жизнь. Им это нравится, хотя они прекрасно понимают, что в нем есть как отрицательные, так и положительные стороны. Жизнь тяжела физически. Тяжело жить в лесу на морозе. Когда тебе 50, ты выглядишь на 70 лет. Но уж точно не поменяли бы на жизнь в городе. Они знают, что там потеряют свободу. Лучше радостно жить на поляне пустыни, чем томиться в городе.

Милан Кундера сказал, что, поскольку в истории России не было элиты и не было Возрождения, русские все еще находятся в состоянии иррациональности и магического мышления, как в Средние века. Я обнаружил это с такими людьми. Они не говорят поверхностных вещей, только мудрые вещи. Они не такие люди, как я. Было хорошо не поддерживать разговор. Почему так тяжело жить с другими? Потому что всегда нужно найти, что сказать. Я подумал о тех днях, когда я гулял по Парижу, нервно бросая «Просто-хорошо-спасибо» и «Давай-скоро вместе» людям, которых я действительно не знал, которые бормотали мне то же самое, как если бы в панике.

Невероятно, как много человечество уделяет собственному вниманию. Присутствие других заставляет мир угасать. Одиночество - это возвращение к удовольствию от вещей. Единственный способ быть свободным - побыть одному. У вас все еще есть законы природы, ваша собственная дисциплина, но начало принуждения, компромисса, заключения начинается с еще одного человека.

Скука меня не пугала. Есть муки и похуже: печаль из-за того, что не делилась с любимым человеком красотой прожитых мгновений. Одиночество: что упускают другие, не находясь с человеком, который его переживает.

Перед отъездом из Парижа меня предупредили, что скука станет моим смертельным врагом. Я бы умер от этого! Я вежливо выслушал. Люди, которые говорили такие вещи, думали, что они сами были отличным развлечением. «Сведенный к самому себе, я питаюсь, правда, своей собственной субстанцией, но она не исчерпывается», - пишет Жан-Жак Руссо в «Мечтах одинокого ходока».

В апреле мне подарили двух собак, Айку и Бек, которые помогали бороться с одиночеством и лаяли, если приближался медведь, с конца мая, когда они выходили из спячки.

Когда лед тронулся 22 мая, это произошло внезапно: разразился шторм, и лед раскололся. Я никогда не видел такой силы. Это было похоже на войну элементов. На западе мы говорим о начале весны, о наступлении весны. В Сибири не было ни входа, ни перехода; это было быстро. Через 10 минут зима была разгромлена.

Сильвен Тессон читает перед своей каютой

В тот месяц я сидел за своим столом и смотрел, как умирает лед. Вода просачивалась повсюду, покрывая поверхность черными пятнами.Затем утки, которые жили здесь на юге, приземлились на открытой местности, жаждущие любви и пресной воды. Орлы парили, гуси патрулировали стаями, чайки пикировали, бабочки, удивляясь тому, что они живы, носились по воздуху.

Погружение в тайгу доставило удовольствие, потому что я почувствовал причастность к природе. В отличие от того, когда вы пересекаете горы, когда вы чувствуете себя незнакомцем на краю, оставаясь на одном месте, вы чувствуете себя частью леса, как медведь, или рыба, или птица.

Июнь, когда животным нужна энергия для любви, представляет собой проблему в жизненном цикле: как преодолеть разрыв между пробуждением мая и изобилием июля? Природа придумала… мух. К июлю воздух был забит ошибками.

28 июля я простился с озером. Я пошел туда, не зная, хватит ли мне сил остаться; Я ушел, зная, что вернусь. Я часто лежал в гамаке под палящим солнцем. На своей байдарке я плыл по озеру, скользкому, как масло, с таким чистым отражением, что можно было не понять, какая половина зеркального отражения является какой.В День взятия Бастилии двое друзей приехали в гости из Франции, и мы подняли флаг на пляже и выпили три бутылки с водкой.

Отступление - это восстание. На форпостах Байкала власть Москвы практически не имеет значения. Городские либералы, левые, революционеры и представители высшего среднего класса платят деньги за хлеб, газ и налоги. Отшельник ничего не требует от государства и ничего не дает государству. Он исчезает в лесу и процветает там. Его отступление означает потерю дохода для правительства.Истинные революционеры должны стремиться к потере дохода.

Я не мог постоянно жить в салоне. Но я был пару раз в тайге и знаю, что снова испытаю акт отшельничества, может быть, на более длительный срок. Я открыл для себя алжирскую пустыню несколько лет назад и считаю, что пустыня - хорошее место для этого: тайга без деревьев.

Я все еще блуждаю, но я не так одержим путешествиями. Мой опыт помог мне понять, что лучший способ перестать чувствовать, что время бежит, - это просто посидеть где-нибудь некоторое время.Я обнаружил, что жизнь в тишине омолаживает. Что парад часов более загружен, чем преодоление миль. Что глаз не устает от великолепия.

Я уверен, что сегодня больше людей захотят делать то, что сделал я. Я думаю, что возрастающему числу людей когда-нибудь понадобится отрезать себя и уйти от современной жизни, а затем вернуться к более простой жизни. То, что я сделал, было радикальным ускорением этого. Но вернуться в лес можно в собственном доме. Время - самое драгоценное, что у нас есть.У всех нас есть 24 часа в сутки, но мы все разрушаем это сокровище, особенно с помощью электроники. Всегда быть на связи - это начало потери свободы. Это то, о чем мы просим заключенных; это как электронный ярлык. В ваше время всегда вторгаются люди, и это ужасно.

Первое действие - выбросить мобильный телефон. Постарайтесь провести три часа в одном действии, за одно и то же время - писать, читать, делать какое-то действие.

Русские знают, что тайга есть, если что-то пойдет не так.Приятно знать, что там, в лесу, в этом мире есть хижина, где что-то возможно, что-то близкое к истинному счастью быть живым. Итак, отказники каждой страны, в лес! Там вас ждет утешение.

Сильвен Тессон - популярный писатель-путешественник во Франции. Его книга о его ретрите «Утешение леса» опубликована Алленом Лейном. Чтобы заказать копию за 12,99 фунтов стерлингов, включая британский p & p, посетите guardianbookshop.co.uk или позвоните по телефону 0330 333 6846.Это отрывок из интервью с Джеммой Боуз и включает отредактированные отрывки из книги. По вопросам туров на Байкал обращайтесь к Алексею Головинову по адресу [email protected] (его сайт только на французском: baikal-lake.org )

[Казачьи хижины на Дальнем Востоке Сибири около Хабаровска]

Библиотека Конгресса не владеет правами на материалы в своих коллекциях. Таким образом, он не лицензирует и не взимает плату за разрешение на использование таких материалов и не может предоставить или отказать в разрешении на публикацию или иное распространение материала.

В конечном счете, исследователь обязан оценить авторские права или другие ограничения на использование и получить разрешение от третьих лиц, когда это необходимо, перед публикацией или иным распространением материалов, найденных в фондах Библиотеки.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к оригинальным материалам см .: Сборник Всемирной транспортной комиссии - Информация о правах и ограничениях

  • Консультации по правам : Нет известных ограничений на публикацию.
  • Номер репродукции : LC-USZ62-24873 (ч / б пленка, копия негр.)
  • Телефонный номер : ЛОТ 11948, № 1111 [P&P]
  • Консультации по доступу : ---

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов вне Библиотеке Конгресса США из-за соображений прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG ..., то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Оцифрован ли элемент? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В качестве меры по сохранности мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.
  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюру или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

Бочки - Размещение на Эльбрусе: Хижина и кемпинг Информация: SummitPost

Как добраться?


Проще всего добраться по канатной дороге от Азау до станции Мир, откуда либо 1 час ходьбы, либо кресельная канатная дорога на 1 человека доставит вас в Гарабаши - «Бочки».Это примерно в 50 метрах от вершины кресельного подъемника.

Большинство туристов используют отели в Баксанской долине как базу для акклиматизации, а затем поднимаются наверх по тросам (2 перехода на станции Старый Кругозор и станции Мир). 3-я ступенька - небольшой кресельный подъемник. Обратите внимание, что в плохую погоду секция кресельного подъемника может быть закрыта. Также поездка на кресельном подъемнике может быть очень холодной, она занимает 15 минут (многие люди приезжают из долины только в шортах и ​​футболках!).

Если хижины Гарабаши полны, вы должны использовать Дизель Хижину или лагерь в окрестностях бывшего убежища Приют 11.Оба расположены над «Бочками».

Нижняя станция в Азау - 2350 метров
Кругозорская канатная дорога - 2900 метров
Канатная станция Мир - 3700 метров
Верхняя станция кресельного подъемника Гарабаши = Хижины Бочки - 3800 метров.

Русское название Бочки - Бочки.

Для пуристов есть возможность пройти по пыльной тропе под линией канатной дороги / кресельного подъемника на всем пути от Азау до Гарабаши.

Внутри бочек

Есть 9 основных бочек, в каждой по 6 человек.В каждой бочке есть матрас и подушка, небольшая прихожая (отлично подходит для хранения кошек, ледорубов, треккинговых палок). В каждой хижине есть электрический обогреватель, электрические розетки и электрическое освещение.
Вокруг бочек есть несколько конструкций, где обычно спят проводники, а еще 2 дополнительные конструкции служат кухнями. Горячая кипяченая вода легко достать на кухне. Они варит это для вас - вы просто передаете им свои емкости с водой.
Туалеты находятся в довольно плохом состоянии - их называют «Дом боли» и «Дом ужаса», оба названия заслужены.Вам нужно взять с собой собственную туалетную бумагу. Душ нет.

Одна ночь в бочках стоит 670 рублей (по состоянию на 2010 год), что примерно 23 доллара.
В межсезонье вы можете просто зайти и спросить шефа, но в высокий сезон я бы рекомендовал сделать предварительный заказ.
Мне сказали, что они отдают предпочтение экскурсиям.

История Приюта 11

Группа альпинистов готовила еду в августе 1998 года в Приуте 11, горной хижине, которую иногда называют самой высокой гостиницей в мире.Хотя в хижине было 120 посетителей, в ней была лишь крохотная тесная кухня с одной газовой плитой. В результате альпинисты использовали собственную печь. Печка начала гореть, и кто-то налил на нее немного жидкости из ближайшей емкости, подумав, что это вода, но нет - это было топливо! Несколько человек получили легкие травмы, один человек получил серьезные травмы после спуска с верхнего окна и разбития стекла. Остатки этого сооружения до сих пор можно увидеть на склонах Эльбруса. По нему проходит основной маршрут.

Приют 11 был построен в 1929 году, первоначально как небольшая хижина на высоте 4160 метров (убежище 11 - названо в честь 11 ученых, которые ранее использовали это место в качестве своей базы). В 1932 году на том же месте был построен более крупный «Приют». Хижина вмещала 120 посетителей, имела электричество и была полностью защищена от погодных условий.

В 1942 году немцы отчаянно нуждались в топливе и пытались добраться до нефти в Каспийском море. Подразделение немецкой альпийской дивизии «Эдельвейс» неожиданно прибыло на Приют 11, так что свастика летела и туда.
После гибели Priut 11 завалы и обугленные останки были в основном расчищены, и на том же месте была построена новая хижина - Diesel Hut. Большинство людей останавливаются в Barrels, Diesel Hut больше похожа на альтернативу - меньше уединения, нет отопления, нет электричества. Кемпинг доступен в окрестностях Diesel Hut.

Карта местности

Вид Бочки - Размещение на Эльбрусе Фотогалерея - 19 Изображений

Восхождение на Эльбрус в стиле: бочковые хижины LEAPRus на высоте 3912 метров

Вы на пути к покорению 7 вершин.Вы уже поднялись на Килиманджаро в Африке. Возможно, вы тоже покорили Аконкагуа в Южной Америке и Денали на Аляске. Независимо от того, в каком порядке вы их делаете, дорога на 7-ю вершину Эвереста всегда проходит через гору. Эльбрус, самая высокая гора в Европе.

Вы, наверное, читали о некоторых уникальных характеристиках Mt. Эльбрус. Это в России, особенно в горах Северного Кавказа. Это спящий вулкан. В рамках акклиматизации вы поднимаетесь на подъемниках канатной дороги до базового лагеря.Базовый лагерь - это небольшая деревня из «бочковых хижин», где альпинисты со всего мира готовятся к своему дню восхождения в условиях, которые лучше всего можно описать как спартанские.

До сих пор. До LEAPRus. Эко-отель LEAPRus 3912 поставил Mt. Базовый лагерь Эльбруса на карте среди альпинистов, дизайнеров и архитекторов со всего мира.

Вот 3 причины, по которым вам стоит остановиться в хижинах-бочках LEAPRus 3912 на вашем Mt. Восхождение на Эльбрус:

1. Комфорт и доступность - Где еще в мире вы действительно можете насладиться пребыванием на такой высоте? LEAPRus предоставляет комфортные жилые помещения с 24 койками в двух отдельных модулях.В каждом модуле есть зона отдыха, а обеденный модуль почти как дома.

Вероятно, самая большая привилегия LEAPRus - это работающий WIFI, единственная бочкообразная хижина на горе, которая может заявить об этом. Не нужно беспокоиться о том, что вы потеряете связь со своей семьей или близкими в течение 72-96 часов. оставайтесь в LEAPRus. Если у вас есть срочные сроки выполнения работ перед восхождением, вы можете сделать это здесь!

Пребывание в LEAPRus дает вам уверенность в том, что у вас будет удобная теплая комната для сна каждую ночь, что так важно при подготовке к встрече на высшем уровне.Не стоит недооценивать важность этого, так как обычно вы остаетесь в базовом лагере за 3-4 ночи до восхождения на Эльбрус; увеличьте свои шансы на успех и выберите комфорт. Даже специалисты по глэмпингу отдают ему должное!

2. Непревзойденный вид на горы - В конце каждого модуля LEAPRus открываются потрясающие виды на окружающий Кавказский горный хребет через окна от пола до потолка. Это только добавляет удовольствия от ощущений, позволяя насладиться красотой местности, не выходя из жилых помещений.

Во многих других бочках нет окон в спальнях. Вы сможете запечатлеть великолепные рассветы и закаты Кавказа на свой телефон (и показать своим близким!), Даже не выходя на улицу.

3. Тихое, спокойное место - LEAPRus имеет идеальное расположение по сравнению с остальными бараками. Более чем в 100 метрах вверх по горе от кресельных подъемников вы будете спать вдали от шума и суеты главной хижины-бочки и толп туристов, толпящихся вокруг каждый день.LEAPRus был разработан итальянской архитектурной фирмой LEAPFactory, что означает Living, Ecological, Alpine Pod. LEAPFactory создает современные, эффективные жилые конструкции, способные выдерживать экстремальные погодные условия и оказывать минимальное воздействие на окружающую среду. Это очевидно, так как область, в которой находится LEAPRus, практически не пострадала от его размещения, что можно увидеть здесь. Вы будете наслаждаться тихими вечерами, слушая только сильные горные ветры вокруг себя.

Готовы забронировать место в LEAPRus для восхождения на Эльбрус? LEAPRus требует полной оплаты за 3-4 ночи проживания, так как места ограничены и пользуются спросом.Если вы хотите зарезервировать места в Leaprus для части вашего базового лагеря Mt. Восхождение на Эльбрус, мы с радостью вам поможем! Ознакомьтесь с нашими 4-звездочными вариантами индивидуальных групповых восхождений, а также с расширенными турами по Москве и Санкт-Петербургу после восхождения на Эльбрус. Объединение восхождения на Эльбрус и пребывания на LEAPRus без помощи местного оператора может очень быстро запутать, поэтому дайте нам знать, если мы можем помочь!

Восхождение на гору. Эльбрус в стиле и оставайся в LEAPRus!

Советские пиццерии имеют местный вкус

Часть сделки на 3 миллиарда долларов

Предприятие Pizza Hut на сумму 10 миллионов долларов с Моссоветом является частью торгового соглашения на 3 миллиарда долларов, достигнутого в апреле по бартеру пепси-колы на корабли и водку .Это была самая крупная сделка между американской корпорацией и Советским Союзом.

Подразделение «Пицца Хат» компании Pepsico Inc. открывает два московских ресторана, один возле Кремля. Оборудованные впервые в Советском Союзе салат-барами, они могут вместить 445 человек и обслуживать около 50 000 посетителей в неделю. Пицца с начинками, такими как лосось и сардины, удовлетворяет тягу россиян к соленой пище.

В ресторанах Pizza Hut принимают как советские рубли, так и твердую валюту - ту, которую можно легко обменять.

Вчера Pizza Hut также открыла свой первый ресторан в Пекине. Но, в отличие от московских аналогов, небольшая торговая точка на 180 мест ориентирована на туристов и иностранных жителей.

Опираясь на местных поставщиков

«Мы являемся предшественниками советской рыночной экономики», - заявил вчера в телефонном интервью из Москвы Эндрю Рафалат, региональный директор Pizza Hut в Советском Союзе. «Чтобы это предприятие работало, мы, так сказать, будем жить за счет земли и максимально полагаться на местный бизнес.''

Ежедневный бизнес-брифинг

В то время как McDonald's использует советских поставщиков для производства сырья, он построил гигантский завод по переработке пищевых продуктов стоимостью 45 миллионов долларов, чтобы максимально точно дублировать свою американскую продукцию. McDonald's делает свои собственные котлеты из говядины, пастеризует собственное молоко и печет собственные булочки для гамбургеров. С учетом строительства московского ресторана общий объем инвестиций McDonald's составил более 50 миллионов долларов.

Pizza Hut тратит примерно в десять раз меньше.По оценкам г-на Рафалата, компания потратит около 4,8 миллиона долларов на строительство, оборудование и укомплектование персоналом двух своих торговых точек. Около 60 процентов продовольствия поступает из Советского Союза, а к концу года планируется выпустить 80 процентов.

Продукты Pizza Hut относительно просты и дешевы в производстве. Меню сети в основном требует выпечки теста; сырно-томатный соус, а также мясные и овощные начинки.

Тем не менее, официальные лица Pizza Hut говорят, что подход McDonald's по существу ограничит эту компанию Москвой.«Нет никаких оснований для создания структуры, которую нельзя было бы воспроизвести где-либо еще в Советском Союзе, потому что это слишком дорого», - сказал Дэвид Г. Уильямс, старший вице-президент Pizza Hut по Европе, Африке и Ближнему Востоку. и Восточная Европа.

Джордж А. Кохон, вице-президент «Москва-Макдональдс», выступает за создание предприятия по переработке пищевых продуктов западного образца. «Мы ни с кем не гоняемся», - сказал он, имея в виду Pizza Hut. «Если мы поедем в Ленинград и увидим там потенциал, мы построим там еще один крупный объект.Все, что угодно для обеспечения качества ''. Идея Pizza Huts в Москве возникла благодаря дружбе Дональда М. Кендалла, бывшего председателя Pepsico, который сейчас является председателем исполнительного комитета, и Анатолия Ф. Добрынина, бывшего посла Советского Союза в Соединенные Штаты. «Он был большим поклонником Pizza Hut в Вашингтоне, - сказал г-н Рафалат. '' Фактически, он на днях пришел за кусочком. ''

Хижины на Эльбрусе | Блог Альтернативного приключения

лет назад, когда я вместе со своим русским другом Сашей Лебедевым сопровождал клиентов на восхождение на Эльбрус в период «перестройки» после распада Советского Союза, путешествие на высочайшую вершину Европы было настоящим приключением.

Даже поездка в Баксанскую долину на российском драндулете, работающем на сжиженном нефтяном газе, хранившемся в цистерне на заднем сиденье, была прыжком веры, когда мы вышли из старого грохочущего самолета Аэрофлота (курение и домашние животные разрешены) в аэропорту Минеральные Воды недалеко от Минеральных Вод. Кавказские горы.

Из деревни в долине с ее массивными мрачными советскими отелями и завтраком «шведский стол» из гречки (вареная гречневая крупа с солью) нам сначала пришлось пройти через канатную дорогу, построенную в 1960-х годах и опирающуюся на огромные осыпающиеся бетонные столбы.

Первая остановка была названа «Мир» в честь знаменитой российской космической программы, но ничего хорошего в размещении не было. Мы спали на бетонном полу в «станции» без окон, прислушиваясь к ветру, завывающему сквозь ржавые металлические кабели. Позже здесь была построена хижина под названием «Старая Виста», но сейчас она закрыта из-за «проблем с правом собственности».

Затем у вас был выбор подняться на кресельный подъемник на высоту 3750 метров, который часто останавливался на удручающе долгие периоды времени, оставляя вас болтаться на холоде, глядя на Кавказские горы.Сиденья представляли собой пластиковые стулья, привинченные к металлической перекладине, так что вы были совершенно одни, хотя вы могли кричать на человека позади или впереди, чтобы передать сообщения. Было жизненно важно взять с собой пуховик в поездку на кресельном подъемнике или, еще лучше, прогуляться.

Эльбрус постепенно открывался для иностранных альпинистов после перестройки, и из-за его популярности как одной из семи вершин количество объектов постепенно увеличивалось. Моя компания ежегодно направляет команды в горы с 2000 года, и мы увидели огромные изменения по сравнению с теми суровыми ранними днями.

Вторая канатная дорога была построена параллельно старой, хотя кресельные подъемники все еще остаются (и до сих пор останавливаются без предупреждения). На станции «Мир» появилась новая комфортабельная изба и ресторан, которая теперь называется «Новая Виста». Однако в настоящее время он закрыт из-за «проблем с правом собственности».

Печально известные хижины в бочках все еще существуют, но им все еще трудно пройти проверку здоровья и безопасности. Старый электрический камин заменили, но мыши остались постоянным.


Бочки были знаменитой достопримечательностью Эльбруса, и пребывание там всегда было незабываемым. Альпинисты со всего мира делились тесным интерьером, атмосфера всегда была дружелюбной, но электричество всегда было большой проблемой!

В настоящее время Приключенческая альтернатива использует новые хижины национального парка в качестве основного высокого лагеря на южной стороне горы и совершает несколько набегов на гору до скал Пастухова на высоте 4650 метров для акклиматизации.Эти скалы названы в честь известного русского армейского картографа, который в -х годах века много раз пытался покорить гору, но безуспешно. Во время одной из таких попыток его заставили разбить лагерь у этих скал.

Мы по-прежнему используем канатные дороги и снежных кошек для перевозки багажа до хижин, а члены команды также могут прогуляться или воспользоваться канатной дорогой.

Внизу в долине мы используем отель «Накра» (внизу слева) в селе Чегет (внизу справа) в качестве нашей базы.Владелец - местный балкарский чемпион по лыжным видам спорта из бывшего СССР. Как и большинство местных жителей, он зарабатывал себе на жизнь горным трудом, но ему приходится работать в местной деловой среде, в которой существует постоянная конкуренция со стороны финансовых спекулянтов из Москвы.

Хижины на Южном тракте Эльбруса

Старая карта, показывающая расположение станции Мир (верх канатной дороги) и бочек Гарабаши на высоте 3800 м и хижины Приют-11 на высоте 4157 метров.Новые хижины национального парка находятся чуть выше Бочек.

Хижины «Бочки» (Гарабаши) на высоте 3850 метров

Кресельный подъемник закончился на высоте 3750 метров в месте под названием Гарабаши, где располагались пресловутые «Бочки». Эти переоборудованные нефтяные танкеры были изолированы и облицованы фанерой и оснащены железными кроватями из местного психиатрического лечебницы, расположенного высоко в долинах, чтобы заключенные держались на расстоянии. Древний электрический огонь представлял собой постоянную опасность возгорания, мыши свободно бегали по полу, и иногда внутри теснились двадцать человек, и все они курили.Умывальника не было, но русские предпочитали «снежную баню», которая заключалась в том, чтобы стоять на улице в трусах и растирать себя пригоршнями льда. На ужин была сушеная рыба, черный хлеб и местная водка.


Хижины Гарабаши на Эльбрусе, построенные из переоборудованных нефтеналивных танкеров, также назывались Бочками.

Хижины национального парка на Эльбрусе, 3900 метров

Чуть выше Бочек на высоте 3900 метров находятся новые хижины «Национального парка», состоящие из семи чистых и профессионально обслуживаемых зданий.Сейчас они стали стандартным местом проживания для групп, поднимающихся на гору, но они не имеют ничего общего с Национальным парком, который официально не существует. Их просто так называют, потому что человек, который это начал, раньше работал в «Национальном парке», собирая плату с посетителей. Кровати стоят на двух этажах, есть 3 кухни и обеденные зоны. Обычно электричество отключают на 2 часа вечером. С 2017 года у них даже есть wi-fi.


Изба Приют-11 на Эльбрусе на высоте 4100 метров

На высоте 4100 метров стояла знаменитая хижина «Приют-11», построенная в 1939 году и имевшая замечательную историю в золотую эпоху советского альпинизма.Названный в честь группы из 11 ученых, которые использовали это место в качестве своей базы в 1920-х годах, он был построен как футуристический отель с металлическим фасадом и высотой в три этажа. Он вмещал 120 человек, был полностью защищен от атмосферных воздействий и даже имел электричество. В те дни сотни солдат отправились на вершину в честь Матери России и в рамках физической подготовки.

В конечном итоге в 1998 году в нем произошел катастрофический пожар, вызванный выходящей из-под контроля кухонной плитой; Облицовка была водонепроницаемой, но не огнестойкой, и рассказывались истории о людях, прыгающих из здания на ледяной лед внизу.

Дизель Хижина на Эльбрусе на высоте 4100 метров

Новая небольшая хижина под названием Diesel Hut была построена поблизости в 2002 году, названа так потому, что в ней был дизельный генератор, и она стала по умолчанию «высоким лагерем» для альпинистов. Построенный из камня с алюминиевой крышей, внизу было абсолютно холодно, но если солнце было вне, то общая спальная зона наверху была похожа на сауну, и мы регулярно играли там в карты в своих штанах.

Эта горная хижина удостоилась сомнительной чести иметь худший туалет в мире (вверху справа).Внешняя деревянная доска с дырой выходила на гигантский 40-футовый сталагмит скопившихся замороженных человеческих фекалий. При посещении важно было проверять скорость ветра, так как все, что вы пробиваете в яму, часто уносится обратно с удвоенной скоростью.

Хижина Музафар на Эльбрусе, 4100 метров

На другой стороне большого снежного склона, где располагалась Хижина Дизель, были построены еще четыре хижины, названные Хижинами Музафар, названными в честь старика Музафара, который ими управляет.Они довольно старые и сейчас не в хорошей форме, холодные и сквозняки, без центральной обеденной зоны.

Седельная хижина на высоте 5500 метров

Еще одна небольшая хижина была построена в 1930 году на высоте 5350 метров между двумя вершинами в месте, известном как «Седло». Трагическое событие произошло в 1936 году, когда большая группа альпинистов попыталась подняться на Эльбрус зимой; один человек поскользнулся на жестком голом льду и сбил других альпинистов, как кегли, когда он спускался по склону.Многие люди погибли при падении с пятисот метров до скал Пастухова. Эта хижина больше не существует, за исключением нескольких обломков дерева.

Совсем недавно в Седле было построено аварийное убежище для помощи альпинистам, которые оказались в затруднительном положении или заблудились. Хижина вмещает около шести человек стоя и имеет две койки, но внутри ничего нет.

Хижины на северной стороне Эльбруса

Есть только одна хижина на северной стороне горы, на краю морены и постоянной снежной полосы на высоте 3800 метров.Альпинисты должны нести свое собственное снаряжение от лагеря на базе до хижины, а затем, как правило, до высокого лагеря на скалах Ленц перед восхождением.


Лагерь 1 показывает положение высокой хижины на высоте 3800 м, прямо на морене на уровне линии постоянного снега. Лагерь 2 показывает положение скал Ленца на высоте 4600м.

Базовый лагерь - это просто набор палаток в поле у ​​ручья, и добраться до него можно на российском микроавтобусе, который занимает около четырех часов, два из которых находятся в бездорожье, а в последней части водитель должен пересечь небольшую реку. .

Top Hut, 3800 м

Небольшая группа металлических хижин составляет территорию, включая сарай для приготовления пищи и еды, а также несколько круглых металлических хижин, в которых ничего нет, которые используются для сна.


Металлические хижины для проживания очень простые внутри, есть место, чтобы повесить кое-что и поспать на полу, но вам понадобятся спальные коврики. Нет никаких удобств, но есть внешний туалет.

Lenz Rocks, 4600m

Над верхней хижиной находится последний лагерь - для дополнительного использования в зависимости от погоды - который представляет собой лагерь на льду рядом с некоторыми скалами, называемыми скалами Ленца. Высота составляет 4600 м, и это сокращает дневное время на вершине примерно на четыре часа в целом, но недостатком является перенос снаряжения на эту высоту, установку палаток и попытки выспаться ночью перед большим днем ​​на вершине.

Узнайте больше о подготовке к Эльбрусу и безопасности на Эльбрусе, если вы планируете подняться на гору вместе с нами, и не забудьте позвонить за советом.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *