Избы в россии – Русская изба — Славянская культура

Русская изба: ковчег среди лесов

Утром светило солнце, да только воробьи шибко раскричались — верная примета к метели. В сумерках повалил частый снег, а когда поднялся ветер, запорошило так, что и протянутой руки не разглядеть. Бушевало всю ночь, и на следующий день буран не растерял силы. Избу замело до верха подклета, на улице сугробы в человеческий рост — не пройти даже к соседям, а за околицу села и вовсе не выбраться, но идти никуда особо и не нужно, разве что за дровами в сарай-дровяник. Припасов в избе хватит на всю зиму.

В подклете — бочки и кадушки с солёными огурцами, капустой, грибами и брусникой, мешки с мукой, зерном и отрубями для птицы и другой живности, на крючьях сало да колбасы, вяленая рыба; в погребе в бурты засыпаны картошка и прочие овощи. И на скотном дворе порядок: две коровы пережёвывают сено, которым до крыши завален ярус над ними, свиньи похрюкивают за загородкой, птица дремлет на насесте в выгороженном в углу курятнике. Прохладно здесь, но мороза нет. Сложенные из толстых брёвен, тщательно проконопаченные стены сквозняков не пропускают и сохраняют тепло животных, преющего навоза и соломы.


А в самой избе о морозе и вовсе не помнится — жарко натопленная печь остывает долго. Вот только детишкам скучно: пока буран не кончится, из дому поиграть, побегать не выйдешь. Лежат малыши на полатях, слушают сказки, что рассказывает дед…

Самые древние русские избы — до XIII века — строили без фундамента, почти на треть зарывая в землю, — так было проще сберечь тепло. Выкапывали яму, в которой принимались собирать венцы из брёвен. До дощатых полов было ещё далеко, и их оставляли земляными. На тщательно утрамбованном полу из камней выкладывали очаг. В такой полуземлянке люди проводили зимы вместе с домашней живностью, которую держали ближе к входу. Да, и дверей не было, а небольшое входное отверстие – только бы протиснуться — прикрывали от ветров и холодов щитом из полубрёвен и матерчатым пологом.

Прошли века, и русская изба выбралась из-под земли. Теперь её ставили на каменном фундаменте. А если на столбах-сваях, то углы опирали на массивные колоды. Те, кто побогаче,

делали крыши из тёса, селяне победнее крыли избы щепой-дранкой. И двери появились на кованых петлях, и окошки прорубались, и размеры крестьянских строений заметно увеличились.

Лучше всего знакомы нам традиционные избы, какими они сохранились в сёлах России от западных до восточных пределов. Это изба-пятистенка, состоящая из двух помещений — сеней и жилой комнаты, или шестистенка, когда собственно жилое помещение делится ещё одной поперечной стеной на-двое. Такие избы ставили в деревнях вплоть до самого последнего времени.

Крестьянская изба Русского Севера строилась иначе.

По сути, северная изба — это не просто дом, а модуль полного жизненного обеспечения семьи из нескольких человек в течение долгой, суровой зимы и холодной весны. Этакий космический корабль на приколе, ковчег, путешествующий не в пространстве, а во времени — от тепла до тепла, от урожая до урожая. Человеческое жильё,

помещение для скота и птицы, хранилища припасов — всё находится под одной крышей, всё под защитой мощных стен. Разве что дровяной сарай да амбар-сеновал отдельно. Так они тут же, в ограде, пробить к ним в снегу тропу нетрудно.

Северная изба строилась в два яруса. Нижний — хозяйственный, там скотный двор и хранилище припасов — подклет с погребом. Верхний — жильё людей, горница, от слова горний, то есть высокий, потому что наверху. Тепло скотного двора поднимается вверх, это люди знали с незапамятных времён. Чтобы попасть в горницу с улицы, крыльцо делали высоким. И, взбираясь на него, приходилось одолеть целый лестничный пролёт. Зато как бы ни навалил буран сугробы, вход в дом они не заметут. С крыльца дверь ведёт в сени — просторный тамбур, он же — переход в другие помещения. Здесь хранится разная крестьянская утварь, а летом, когда приходит тепло, в сенях спят. Потому что прохладно. Через сени можно спуститься на скотный двор, отсюда же — дверь в горницу. Только входить в горницу нужно осторожно. Для сохранения тепла дверь делали низкой, а порог высоким.

Поднимай ноги повыше да пригнуться не забудь — неровён час набьёшь шишку о притолоку.

Просторный подклет находится под горницей, вход в него — со скотного двора. Делали подклеты высотой в шесть, восемь, а то и десять рядов брёвен — венцов. А начав заниматься торговлей, хозяин превращал подклет не только в хранилище, но и в деревенскую торговую лавку — прорубал на улицу окно-прилавок для покупателей.

Строили, впрочем, по-разному. В музее «Витославлицы» в Великом Новгороде есть изба внутри, как океанское судно : за уличной дверью начинаются ходы и переходы в разные отсеки, а чтобы в горницу попасть, нужно по лестнице-трапу взбираться под самую крышу.

В одиночку такой дом не построишь, потому в северных сельских общинах избу для молодых — новой семьи — ставили всем миром. Строили все селяне: вместе рубили и возили лес, пилили огромные брёвна, укладывали венец за венцом под крышу, вместе радовались построенному. Только когда появились бродячие артели мастеровых-плотников, строить жильё стали нанимать их.

Северная изба снаружи кажется огромной, а жилое помещение в ней одно — горница площадью метров двадцать, а то и меньше. Все там живут вместе, и старые и малые. Есть в избе красный угол, где висят иконы да лампадка. Здесь садится хозяин дома, сюда же приглашают почётных гостей.

Главное место хозяйки — напротив печи, называется кут. А узенькое пространство за печкой — закут. Отсюда и пошло выражение «ютиться в закутке» — в тесном углу или крохотной комнатушке.

«В горнице моей светло…» — поётся в популярной не так давно песне. Увы, долгое время это было совсем не так. Ради сохранения тепла окошки в горнице рубили маленькие, затягивали их бычьим или рыбьим пузырём либо промасленной холстиной, с трудом пропускавшими свет. Лишь в богатых домах можно было увидеть слюдяные окна. Пластинки этого слоистого минерала закрепляли в фигурных переплётах, отчего окно становилось похожим на витраж. К слову, из слюды были даже окошки в возке Петра I, который хранится в собрании «Эрмитажа». Зимой в окна вставляли пластины из льда. Их вырезали на замёрзшей реке или намораживали в форме прямо во дворе. Выходило светлее. Правда, готовить новые «ледяные стёкла» взамен тающих приходилось часто. Стекло появилось в Средние века, но как строительный материал русская деревня узнала его лишь в ХIХ столетии.

Долгое время в сельских, да, и в городских избах печи клали без труб. Не потому, что не умели или не додумались, а всё по тем же соображениям — как бы лучше сберечь тепло. Трубу как ни перекрывай заслонками, а морозный воздух всё равно проникает снаружи, выстуживая избу, и печь приходится топить гораздо чаще. Дым из печи попадал в горницу и выходил на улицу лишь через маленькие окошки-дымницы под самым потолком, которые открывали на время топки. Хотя печь топили  хорошо высушенными «бездымными» поленьями, дыма в горнице хватало. Оттого избы назывались чёрными или курными.

Печные трубы на крышах сельских домов появились только в XV—XVI веках

, да, и то там, где зимы были не слишком суровыми. Избы с трубой именовались белыми. Но поначалу делали трубы не каменными, а сбивали из дерева, что нередко становилось причиной пожара. Лишь в начале XVIII века Пётр I специальным указом повелел в городских домах новой столицы — Санкт-Петербурга, каменных или деревянных, ставить печи с каменными трубами.

горшки на шостке

Позднее в избах зажиточных крестьян кроме русских печей, в которых готовилась еда, стали появляться привезённые в Россию Петром I печи-голландки, удобные своими небольшими размерами и очень высокой теплоотдачей. Тем не менее печи без труб продолжали класть в северных сёлах вплоть до конца XIX века.

Печь — самое тёплое спальное место — лежанка, принадлежащая по традиции самым старшим и самым младшим в семье. Между стеной и печью тянется широкая полка — полати. Там тоже тепло, поэтому на полати клали спать детей. Родители располагались на лавках, а то и на полу; время кроватей ещё не настало.

Почему детей на Руси наказывая, ставили в угол?

Что сам по себе на Руси означал угол? Каждый дом в старину был маленькой церковью, в котором имелся свой Красный Угол (Передний Угол, Святой Угол, Божница), с иконами.
Именно в этот Красный Угол родители ставили своих детей чтобы они молились Богу за свои проступки и в надежде, что Господь сможет вразумить непослушного ребёнка.

Архитектура русской избы постепенно менялась и усложнялась. Жилых помещений становилось больше. Кроме сеней и горницы появилась в доме светлица — действительно светлое помещение с двумя-тремя большими окнами уже с настоящими стёклами. Теперь в светлице проходила большая часть жизни семьи, а горница выполняла роль кухни. Обогревалась светлица от задней стенки печи.

А зажиточные крестьяне делили обширный жилой сруб избы двумя стенами крест-накрест, разгораживая таким образом четыре комнаты.

Даже большая русская печь обогреть всё помещение не могла, вот тут и приходилось ставить в самую дальнюю от неё комнату дополнительно печь-голландку.

Непогода бушует неделю, а под крышей избы её почти не слышно. Всё идёт своим чередом. У хозяйки хлопот больше всех: ранним утром подоить коров и насыпать зерна птицам. Потом распарить отруби для свиней. Воды принести из деревенского колодца — два ведра на коромысле, полтора пуда общим весом, да, и еду надо готовить, семью кормить! Детишки, понятно, помогают чем могут, так исстари повелось.

У мужчин зимой забот меньше, чем весной, летом и осенью. Хозяин дома — кормилец — трудится без устали всё лето от зари до зари. Пашет, косит, жнёт, молотит на поле, рубит, пилит в лесу, строит дома, рыбу добывает и лесного зверя. Как хозяин дома наработает, так и будет жить его семья всю зиму до следующей теплой поры, потому зима для мужчин — время отдыха. Конечно, без мужских рук в сельском доме не обойтись: починить то, что нуждается в починке, наколоть и принести в дом дров, почистить хлев, сделать сани, и устроить выездку лошадям, семью свозить на ярмарку. Да, в деревенской избе много дел, требующих крепких мужских рук и смекалки, что ни женщине, ни детям не по силам.

Срубленные умелыми руками северные избы стояли века. Сменялись поколения, а дома-ковчеги по-прежнему оставались надёжным убежищем в суровых природных условиях. Только могучие брёвна темнели от времени.

В музеях деревянного зодчества «Витославлицы» в Великом Новгороде и «Малые Корелы» под Архангельском есть избы, возраст которых перевалил за полтора столетия. Их разыскивали в заброшенных деревнях учёные-этнографы и выкупали у перебравшихся в города владельцев.

Потом бережно разбирали, перевозили на музейную территорию и восстанавливали в первозданном виде. Такими и предстают они перед многочисленными экскурсантами, приезжающими в Великий Новгород и Архангельск.
***
Клеть — прямоугольный однокомнатный бревенчатый дом без пристроек размером чаще всего 2×3 м.

Клеть с печкой — изба.
Подклет (подклеть, подызбица) — нижний этаж здания, расположенный под клетью и используемый в хозяйственных целях.

Традиция украшать дома резными деревянными наличниками и другими декоративными элементами возникла в России не на пустом месте. Первоначально деревянная резьба, как и древнерусская вышивка, носила культовый характер. Древние славяне наносили на свое жилище языческие знаки призванные оберегать жилище, обеспечивать плодородие и защиту от врагов и природных стихий. Недаром в стилизованных орнаментах до сих пор можно угадать знаки обозначающие солнце, дождь, женщин воздевших руки к небу, морские волны, изображали животных — коней, лебедей, уточек или причудливое переплетение растений и диковинных райских цветов. В дальнейшем, религиозный смысл деревянной резьбы утрачивался, но традиция придавать различным функциональным элементам фасада дома художественный вид осталась до сих пор.

Практически в каждом селе, деревне или городе можно встретить удивительные образцы деревянного кружева, украшающего дом. Причем, в различных областях существовали совершенно различные стили деревянной резьбы для оформления домов. В одних районах используется преимущественно глухая резьба, в других скульптурная, но в основном, дома украшены прорезной резьбой, а также её разновидностью — резной декоративной деревянной накладной.

В старину, в различных районах России, и даже в разных деревнях резчики использовали определенные виды резьбы и элементов орнамента. Это хорошо заметно, если рассматривать фотографии резных наличников изготовленных в 19 и начале 20 веках. В одном селе традиционно использовали определенные элементы резьбы на всех домах, в другом селе мотивы резных наличников могли быть уже совсем другими. Чем дальше друг от друга находились эти населенные пункты, тем сильнее отличались по внешнему виду резные наличники на окнах. Изучение старинной домовой резьбы и наличников в частности, даёт этнографам много материала для изучения.

Во второй половине 20 века, с развитием транспорта, печати, телевидения и других средств коммуникации, орнаменты и виды резьбы, присущие ранее одному какому-либо региону, стали использоваться и в соседних сёлах. Началось повсеместное смешение стилей деревянной резьбы. Рассматривая фотографии современных резных наличников находящихся в одном населенном пункте можно удивляться их разнообразию. Может быть это и не так уж плохо? Современные города и посёлки становятся более яркими и неповторимыми. Резные наличники на окнах современных коттеджей часто вбирают в себя элементы лучших образцов деревянного декора.

Борис Руденко. Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21349/ (Наука и жизнь, Русская изба: ковчег среди лесов)

Тайна архитектурных расчётов древнерусских зодчих.

«Мотивы русской архитектуры»

Рождественские Колядки на Святвечер. Не свисти - всё просвистишь!

ru-sled.ru

К истокам... Русская изба. — Славянская культура

   

История русского дома — избы. Изба — это дом из сруба. Какие бывают срубы, как рубятся и из какого леса.


       
Наши предки — древние славяне, по преимуществу были людьми домовитыми, хозяйственными и семейными. В кругу своей семьи или рода проходила вся жизнь славянина. И главным сосредоточием всей славянской жизни, ее гнездом была изба  — родные пенаты, в которых наши предки рождались, в которых проходила жизнь рода, в которых умирали...
     Название русского дома "изба" происходит из древнерусского "истьба", что означает "дом, баня" или "истобка" из "Повести временных лет...". Древнерусское наименование деревянного жилища уходит корнями в праславянское "jьstъba" и считается заимствованным из германского "stubа". В древненемецком "stubа" означала "теплое помещение, баня".
     Еще в "Повести временных лет..." летописец Нестор пишет о том, что славяне жили родами, каждый род на своем месте. Уклад жизни был патриархальный. Род представлял собой проживание нескольких семей под одной крышей, связанных кровными узами и властью единого родоначальника — главы семейства. Как правило, род представлял собой старших родителей — отца и мать и их многочисленных сыновей с женами и внуками, которые жили в одной избе с единым очагом, все вместе работали и повиновались старший брат младшему, сын отцу, а отец деду. Если род был слишком большим, не хватало места на всех, то изба с теплым очагом прирастала дополнительными пристройками — клетями. Клеть — неотапливаемое помещение, холодная изба без печи, пристройка из сруба к основному, теплому жилищу. В клетях жили молодые семьи, но очаг оставался единым для всех, на нем готовилась общая на весь род пища — обед или ужин. Огонь, который разжигался в очаге был символом рода, как источник семейного тепла, как место, у которого собиралась вся семья, весь род для решения самых важных жизненных вопросов.
     В древности избы были "черными" или "курными". Такие избы топились печами без дымохода. Дым при топке выходил не через дымоход, а через окно, дверь или дымницу в кровле.
     Первые белокурные избы, согласно археологическим данным, появились на Руси в XII веке. Сначала в таких избах с печью и дымоходам жили богатые, состоятельные крестьяне, постепенно традицию строительства избы с печью и дымоходом стали перенимать все крестьянские сословия и уже в XIX веке редко можно было встретить черную избу, разве что только бани. Бани по-черному на Руси строили вплоть до ХХ века, достаточно вспомнить известную песню В.Высоцкого "Банька по-черному":
    "… Топи! 
    Ох, сегодня я отмоюсь добела! 
    Кропи, 
    В бане стены закопченые кропи. 
    Топи, 
    Слышишь? Баньку мне по-черному топи! "....    По количеству стен в избе, дома подразделялись на четырехстенки, пятистенки, крестовики и шестистенки.

    Изба-четырехстенка — простейшее строение из бревен, сруб дома из четырех стен. Такиеизбы строились иногда с сенями, иногда без них. Крыши в таких домах были двухскатные. В северных территориях к избам-четырехстенкам пристраивали сени или клети, чтобы морозный воздух зимой не попадал сразу в теплое помещение и не охлаждал его.
     Изба-пятистенкасруб дома с пятой капитальной поперечной стеной внутри сруба, самый распространенный вид избы на Руси. Пятая стена в срубе дома делила помещение на две неравные части: большая часть была горницей, вторая служила либо сенями, либо дополнительной жилой частью. Горница служила основным помещением, общим для всей семьи, здесь была печь — сущность семейного очага, которая обогревала избу во время суровых зим. Горница служила и кухней, и столовой для всей семьи.
     Изба-крестовик — это бревенчатый сруб с внутренними поперечными пятой и продольной шестой стенами. Крыша в таком доме чаще всего была четырехскатная (если по-современному — вальмовая), без фронтонов. Разумеется, избы-крестовики строили большего размера, чем обычные пятистенки, для больших семей, с отдельными помещениями, разделенных капитальными стенами.
     Изба-шестистенка — это то же, что и изба-пятистенка, только с двумя поперечными, параллельными друг другу пятой и шестой капитальной стеной из бревна.

    Чаще всего избы на Руси строились с двором — дополнительными хозяйственными деревянными помещениями. Дворы в доме делились на открытые и закрытые и располагались в стороне от дома или вокруг него. В средней полосе России чаще всего строили дворы открытые — без общей крыши. Все хозяйственные постройки: сараи, хлевы, конюшни, амбары, дровенники и т.д. стояли поодаль от избы. На севере же строили дворы закрытые, под общей крышей, и выстеленными из дерева панелями на земле, по которым можно было перемещаться из одной хозяйственной постройки в другую, не боясь попасть под дождь или снег, территорию которой не обдувало сквозным ветром. Крытые единой крышей дворы примыкали к основной жилой избе, что позволяло в суровые зимы или дождливые осенне-весенние дни, попасть из теплой избы в дровенник, хлев или конюшню, не рискуя быть подмоченным дождем, обсыпанным снегом или быть обветренным уличными сквозняками.
     При строительстве новой избы наши предки соблюдали правила, выработанные веками, ведь возведение нового дома — это знаменательное событие в жизни крестьянской семьи и все традиции соблюдались до мелочей. Одним из главных заветов предков был выбор места для будущей избы. Новая изба не должна строиться на месте, где когда-то было кладбище, дорога или баня. Но в то же время желательно было, чтоб место для нового дома уже было обжитым, где проходила жизнь людей в полном благополучии, светлым и на сухом месте.
     Основное требование к строительному материалу было привычным — сруб рубился либо из сосны, ели или лиственницы. Ствол хвойных деревьев был высоким, стройным, хорошо поддавался обработке топором и в то же время был прочным, стены из сосны, ели или лиственницы хорошо сохраняли тепло в доме зимой и не нагревались летом, в жару, сохраняя приятную прохладу. Одновременно выбор дерева в лесу регламентировался несколькими правилами. Например, нельзя было вырубать больные, старые и высохшие деревья, которые считались мертвыми и могли, по поверьям, принести в дом болезни. Нельзя было вырубать деревья, росшие на дороге и у дорог. Такие деревья считались "буйными" и в срубе такие бревна, по поверью, могут выпадать из стен и придавливать хозяев дома.
      Возведение дома сопровождалось рядом обычаев. Во время укладки первого венца сруба (закладного), под каждый угол подкладывали монетку или бумажную купюру, в другой кусочек шерсти от овцы или небольшой моток шерстяной пряжи, в третий подсыпали зерно, а под четвертый клали ладан. Таким образом, при самом начале возведения избы, наши предки делали такие обряды для будущего жилища, которые знаменовали его богатство, семейное тепло, сытую жизнь и святость в дальнейшей жизни.
     Тысячу лет стоит Святая Русь, раскинувшись на огромной территории от Калининграда до Камчатки. А некоторые традиции деревянного домостроения, правила и обычаи у нас, у современников сохраняются до сих пор со времен наших предков-славян. Вновь популярны становятся деревянные дома и бани, особенно на загородных дачных участках у горожан. Тянет людей к своим истокам, к деревянному зодчеству, прочь из каменных и пыльных душных городов за город, поближе к природе, к лесу и речке...
Статья с сайта компании "Чухломская усадьба".

Похожие статьи:

Русское зодчество → Русская изба. Ковчег среди лесов

Традиции → Русская изба. Обитель гармонии и счастья

Документальные фильмы → Изба на Унже (1972)

Традиции → Русская изба

Ремесла → Традиции и современность русского деревянного зодчества

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Самый старый дом

О возрасте деревянных строений

Вообще, судить о возрасте строения по визуальным признакам довольно сложно. Потому что ранние архитектурные приемы в качестве устойчивой традиции могли сохраняться и в более поздние времена. Как правило, самые старые дома характеризуются удивительным качеством отделки деталей и точностью их подгонки друг к другу, что в последствии сменилось более простыми и технологичными приемами. Но и эти особенности не дают нам права однозначно называть даже век постройки. Довольно точным является метод дендрохронологического анализа, суть которого заключается в сравнении спилов бревен с рисунком ствола дерева, зафиксированного в определенный год. Но и этот метод обозначает лишь то время, в которое дерево было спилено, а никак не год постройки. Поэтому легко можно представить себе ситуацию, когда в строительстве дома использовали венцы или отдельные бревна более старого сруба. Пожалуй, самыми достоверными являются датировки, полученные на стыке нескольких методов: дендрохронологического анализа, анализа архитектурных особенностей и изучения архивных документов.

Сокровище России – древние деревянные церкви

Церковь Ризоположения села Бородава. Рисунок из альбома Н. А. Мартынова. 1860-е годы 

Самым старым деревянным строением в России является Церковь Ризоположения из села Бородава, дата ее освящения – 1 (14) октября 1485 г.  За свою долгую жизнь церковь не раз претерпевала изменения – покрытие кровли могло меняться до 10 раз, в середине XIX века была убрана открытая галерея на столбах – гульбище, окружавшая трапезную церкви, неоднократно подтесывались стены и частично менялись небольшие детали.
В 1957 году она была перевезена на территорию Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Церковь изучается, ведутся тщательные реставрационные работы, цель которых – возвратить церкви первоначальный облик, сохранив при этом все дожившие до нашего времени детали.


Церковь Ризоположения из села Бородава на территории Кирилло-Белозерского музея-заповедника

В музее "Витославицы", что расположен возле Великого Новгорода, есть ряд старых церквей. Самая ранняя из них – Церковь Рождества Богородицы из села Перёдки, время ее создания – 1531 год.


Церковь Рождества Богородицы из села Перёдки в музее архитектуры "Витославицы" в Великом Новгороде

Интересный памятник начала XVII века находится в небольшом городке Слободском, недалеко от Кирова. Это Церковь Михаила Архангела 1610 года постройки. Некогда она была частью Богоявленского (позднее – Крестовоздвиженского) мужского монастыря. После революции историческое сооружение использовалось под склад церковного имущества из снесенных монастырских храмов, и со всех сторон его наглухо обшили досками. После реставрации в 1971 – 1973 гг. Церковь отправилась в Париж на выставку "Русская деревянная пластика от древнейших времён до наших дней". Там церковь установили вблизи Елисейских Полей. Из этого вояжа уникальный памятник вернулся в сквер в центре г. Слободского, где и находится по сегодняшний день. Стоит отметить, что автором проекта реставрации, как и в случае Церкви Ризоположения, был профессор Б. В. Гнедовский.


Церковь Михаила Архангела в г. Слободском, Кировская область

К счастью, сохранились и другие памятники деревянного зодчества XVI – XVII веков, но все они относятся к храмовой архитектуре, жилых построек такого возраста нет. Объяснений этому предостаточно. Во-первых, сам тип эксплуатации способствовал лучшему сохранению древесины. Во вторых, церкви не перестраивались, менялись лишь некоторые конструктивные детали. Дома же полностью разбирались, реконструировались в соответствии с нуждами хозяев и особенностями времени. Кроме того, церкви, стоявшие, как правило, в стороне от жилых построек, и более пристрастно охранявшиеся, все-таки, меньше горели.
Однако, изучение памятников храмовой архитектуры не дает нам представления об архитектуре крестьянского жилища. Конечно, были и общие приемы строительства, но нужно помнить, что церкви строили профессионалы, а дома – сами крестьяне с помощью родственников и соседей. При украшении церкви использовались все известные декоративные приемы, а крестьянский дом не украшался по причинам положения крестьян в российском обществе.

Дом XVII века

Что же, все-таки, представлял из себя дом XVII  века? Среди документов этого времени сохранились довольно подробные описания построек на дворах, их внутреннего убранства, сведения о технике строительства. Кроме письменных источников, имеются рисунки и путевые зарисовки иностранцев, наиболее интересные рисунки даны в книге Адама Олеария "Описание путешествия в Московию". Так же большой свод зарисовок был сделан художниками посольства Августина Мейерберга. Эти рисунки выполнены с натуры и очень реалистичны, раскрашены (скорее тонированы) акварелью.

Нужно сказать, что художники того времени достаточно точно воспроизводили виденное. К этому следует прибавить и чертежи отдельных сооружений, дворов, дающие довольно точное представление о размерах и планировке зданий. Эти сведения, уточняющие наши представления о жилых и хозяйственных постройках XVII в., все-таки неполны и неравномерны, гораздо лучше известно жилище господствующих классов, особенно царские хоромы, крестьянское жилище описывается крайне скупо.

Адам Олеарий, "Путешествие в Московию"

Тем не менее, попробуем обобщить то, что нам известно.

Изба рубилась из крупных бревен: сосны, ели, а нижние венцы - часто  из дуба или лиственницы.  Основным модулем постройки служило бревно длиной от 2 до 4 саженей. Для хвойных пород (ели, сосны) выработался известный "стандарт" - при толщине 20-30 см, длина бревен составляла 3-4 сажени (1 сажень = 213,36 см). Ограничение длины бревна указанными размерами зависело не от высоты дерева, а от того, в каких пределах разница в толщине бревна между комлем и вершиной оказывалась настолько незначительной, что не мешала при строительстве (практически бревно было ровным цилиндром).
Несколько отступая от края (30 см), на каждом конце бревна вырубались до половины толщины углубления - "чашки". На два таких параллельных бревна в углубления поперек укладывалась еще пара, в которой также вырубались углубления для следующей поперечной пары. Четыре связанные таким образом бревна составляли венец сруба.


Соединение бревен сруба "в обло"

Высота сруба зависела от количества венцов, судя по рисункам современников, их было 6-7, то есть высота сруба составляла 2,4-2,8 м. Чтобы бревна лучше прилегали друг к другу, в верхней или нижней части делали паз, а пазы между венцами прокладывали мхом. Такая простейшая рубка срубов называлась рубкой "в обло", и этим способом строили большинство домов как в деревнях, так и в городах. Внутренняя площадь такого помещения могла быть и совсем маленькая - около 12 кв.м, но подавляющее большинство жилых строений возводилось из трехсаженных бревен, то есть их площадь достигала 25 кв.м. Эти размеры, определявшиеся свойствами строительного материала, по наблюдениям, оказываются наиболее устойчивыми на протяжении  столетий.


Жилище рядовых посадских людей. Фрагмент плана Тихвинского посада, 1678 г.


Кровля крестьянских изб и других построек была двускатной. Боковые стены сводились к коньку, образуя два ската из бревен. Об устройстве потолков в крестьянских избах документальных данных нет. Расположение окон в крестьянских избах, хорошо известное нам по рисункам, заставляет думать, что плоских потолков в этих жилищах тогда еще не было. Они появляются на столетие позже.
Два световых окна прорубались обычно между двумя верхними венцами стены, а третье, дымовое, еще выше, почти под самым коньком крыши. При господствовавшей тогда у крестьян топке изб по-черному, через это окно и шел, в основном, дым от печей. Если бы в избах были плоские потолки, то они перекрывали бы путь дыму и прорубка третьего окна становилась в таком случае бессмыслицей. Видимо, если в избах и делали потолки, то они были сводчатые. Либо сами бревна крыши служили одновременно и потолком.

Адам Олеарий, "Путешествие в Московию"

Фрагментарны сведения и о полах в крестьянском жилище. Всегда ли делали полы из дерева или их оставляли земляными - сказать невозможно. Этнографические сведения по XVIII-XIX вв. показывают широкое распространение земляных полов у русских крестьян центральных и даже северных губерний.

Обязательным элементом избы была печь. Печи эти топились по-черному. Ни труб, ни деревянных дымников в массовом крестьянском жилище XVII в. еще нет, хотя и то и другое часто применялось в жилище феодалов и состоятельных горожан. Делали печи из глины; по прочности такие печи превосходили кирпичные, насколько это известно из этнографических аналогий. 


Русская печь без трубы, дым выходил прямо из жерла очага. Рисунок взят с интернет-ресурса.

Внутренняя планировка избы была довольно простой: в одном из углов (для XVII в. возможно, еще в переднем), где были окна, вытягивавшие дым, ставилась печь. Сбоку у печи настилались нары - полати. Были ли эти полати низкими, на уровне 1-1,2 м от земли или высокими - сказать определенно невозможно. Но можно думать, что высокие полати появились у северных и центральных групп русского крестьянства несколько позже, в XVIII в., когда печь ставилась при входе, у задней.

Вдоль стен избы тянулись лавки, настолько широкие, что на них можно было спать. Над лавками устраивались специальные полки - полавочники. В углу, напротив печи, ставили небольшой стол с подстольем. В XIX и даже в XX вв. еще встречались старинные столы, с зарешеченным подстольем, где держали кур. В том же углу, где стол, находился и "святой", "красный" угол с божницей для икон.


Жилое пространство курной, или черной избы. Рисунок взят с интернет-ресурса, он довольно точно показывает ход дыма из очага, тип потолка, но самовар здесь явно лишний.

Даже в летнее время такая изба была полутемной, так как освещалась маленькими волоковыми окнами (примерно 60×30 см), а на зиму такие окна затягивались пленкой бычьего пузыря или паюса (паюс - пленка, в которой находится икра у осетровых и других рыб, тонкая и прозрачная), а сверх того "заволакивались" доской, укрепленной в пазах. Освещалась изба лишь печным огнем или лучиной, укрепленной в светце или стенной щели.
Итак,  изба XVII века – небольшая конструкция с прямоугольным или квадратным основанием, простой двускатной крышей, тремя маленькими щелевидными окнами, расположенными довольно высоко.
Городские дома лишь немногим отличались от деревенских, сохраняя в своей основе все те же элементы.

Дом XVIII века

В XVIII веке деревянный дом претерпевает ряд изменений. В первую очередь меняется потолок, он становится плоским, это влечет за собой изменение потока дыма, для того, чтобы он выходил, устраиваются дымники (дымницы), а окна, потеряв свое назначения, смещаются вниз и служат уже для освещения избы. Не смотря на это, во многом, дома остаются довольно примитивными. "Белое" отопление - печь с трубой - большая редкость. Нужно отметить, что к моменту отмены крепостного права (1861 год),  более трети крестьянских изб оставались курными, т.е. топились по-черному.
Появляются стропильные конструкции и, как следствие, четырехскатные крыши. 


Дымники (дымницы) - прообраз будущей настоящей печной трубы. Дымник ставился над отверстием в крыше и потолке и способствовал созданию тяги, благодаря которой дым выходил из избы


Дом середины XVIII века из г. Сольвычегодска

А  высокие, богато украшенные дома-терема Русского Севера, или обильно декорированные объемной резьбой избы нижегородского региона, которые так подробно описаны в книгах, которыми мы любуемся в музеях деревянного зодчества – все они появляются лишь в XIX  веке, причем, большая часть только во второй его половине, после отмены крепостного права. Именно это преобразование российского общества сделало возможным развитие личного хозяйства, улучшение материального положения русского крестьянина, появление самостоятельных ремесленников и свободных жителей городов, которые, в свою очередь, получили возможность безбоязненно украшать свой дом, соответственно достатку.

Дом в Угличе

Дом в Угличе – самая старая жилая постройка в России. Более старых домов не зафиксировано. Фотографии двух строений, датированных XVIII веком, приведены в довоенной книге "Русское деревянное зодчество" (С. Забелло, В. Иванов, П. Максимов, Москва, 1942 г.). Одного дома уже нет, а второй удивительным образом сохранился.


Фотография сохранившегося дома из книги "Русское деревянное зодчество"


Дом Ворониных (ранее – Меховых) - расположен на берегу Каменного ручья, адрес его: ул. Каменская, 4. Это один из немногих сохранившихся в нашей стране образцов деревянного посадского (городского) жилья. Построен дом был в первой половине – середине XVIII века. Его уникальность еще и в том, что он построен до регулярного плана застройки Углича 1784 года, утвержденного Екатериной Второй. По сути, этот дом – промежуточное звено между средневековым и плановым городом.

Тот же дом на более поздней фотографии

Вот описание дома с одного из интернет-источников: "Дом этот – на высоком подклете, который когда-то использовался для хозяйственных нужд, раньше имел и вышку, и летнюю чердачную комнату. Лестница на жилой этаж когда-то размещалась снаружи, а теперь внутри дома, она приводит в сени, которые разделяют этаж на две части: жилую комнату и летнюю горницу. Перила лестницы и скамеечка на верхней площадке украшены скромным орнаментом. Достопримечательность дома – великолепная изразцовая печь".


Изразцовая печь в доме Меховых-Ворониных

Меховы – древний род городских купцов, мещан, которые, судя по фамилии, занимались скорняжным делом. Иван Николаевич Мехов в начале XX века был владельцем небольшого кирпичного завода. И сейчас на старинных угличских домах можно встретить кирпичи с клеймом его завода – "ИНМ".
Судьба дома обычна для России – хозяев выселили-раскулачили-сослали, в дом заселились чужие люди, которым дела не было до поддержания его в образцовом порядке, соответственно, дом ветшал. Расселили его лишь в 1970-е годы. Дом без людей разрушался еще быстрее, пришлось даже ставить подпорки, чтобы он не свалился в ручей. В то время уникальное строение было на балансе Угличского музея. В 1978-79 годах было принято решение о его реставрации на деньги Общества по охране памятников культуры. Восстановили кирпичный цоколь, заменили нижние венцы сруба, восстановили внутреннее убранство дома. Отреставрировали печь с изразцами, перебрали крышу.


Дверь в подклете дома Меховых-Ворониных

В девяностые годы, когда повсеместно стало не хватать денег, дом Меховых-Ворониных законсервировали до лучших времен. Фатальными для дома Меховых-Ворониных, как это ни парадоксально, стали двухтысячные годы, когда его признали памятником федерального значения. Поясним, что означает этот термин: никто и никак не в праве его трогать. То есть он может разрушаться, но ни один человек под страхом уголовного наказания не имеет права к нему притрагиваться. Кроме государства. А государство, озабоченное вселенскими проектами, типа олимпиады всех времен и народов, навряд ли вспомнит о скромном деревянном домике в российской глубинке.
Как и следовало ожидать, статус "Охраняется государством" не защитил дом от бомжей и других маргинальных личностей, зато поставил крест на попытках музея сохранить этот дом.


Остатки высокого крыльца

Тем не менее, в 2014 году бомжей из дома выселили, окна и двери заколотили, а дом обнесли металлическим забором. Что дальше – неизвестно. Возможно, он так и будет стоять до следующей аварийной ситуации, а возможно, на что хотелось бы надеяться, будет вскоре отреставрирован, и мы сможем полюбоваться уникальным памятником не только издалека, но и вблизи, и изнутри.


Так сейчас выглядит дом. Подобраться поближе к нему невозможно из-за забора с устрашающей табличкой


Окна жилого этажа - уже более поздние. А вот два окошка в подклете если и не ровесники дома, но все же старше верхних


Окошко подклета. О его более раннем происхождении может свидетельствовать конструкция  без подоконной доски

Информация для написания этой статьи собиралась автором в течение нескольких лет из самых разных замечательных книг, многие из которых указаны на сайте, посвященном русским наличникам.

Так же важными оказались многочисленные поездки по Уралу и России, которые автор осуществляет с 2003 года.
Неоценимую помощь оказали замечательные русские ученые Герольд Иванович Вздорнов, Михаил Николаевич Шаромазов, художник и реставратор Людмила Лупушор, историк и создатель Музея "Невьянская Икона" Евгений Ройзман, собиратели предметов русской старины Ольга и Александр Ильины.
Необходимо отметить очень концентрированную содержательную статью Г.Г. Громова "Жилище" в сборнике "Очерки русской культуры XVII века" и статью этого же автора "Крестьянское жилище" в сборнике "Очерки русской культуры XVIII века".

artbird.ru

Этнографический обзор - Россия второй половины XIX века (2): zidanio — LiveJournal

— В каждом крестьянском доме бывает только по одному столу, Исключения, очень редкие, встречаются лишь в домах, устроенных и убираемых на городской манер.
— Полы в избах мостят пластинами — досками, которых из одного дерева выходит только две.
— Избы в зимнее время так сильно натапливают, что для непривычного к тому невозможно быть в них.
— Для освещения лучина употребляется березовая и сосновая, последняя по преимуществу. От нее распространяется сильный дым, заедающий глаза.
— Постели и подушки в деревнях чаще всего набиты шерстью. Здесь, где так значителен птичий промысел, надо было бы полагать больше этих вещей из пера и полупушья, но оказывается напротив, потому что дичь жители употребляют в пищу себе редко, а почти всю продают.
— Постели для очистки от таких насекомых, как вши, выносят зимою на сени, где они и уничтожаются силою мороза.
— Станок, на котором ткут холст или сукно, занимает чуть не полжилища.
— Иконы в жилищах размещаются по красоте: в киотах и в окладах образа ставятся в горницы, а досчаные образа — в жилых избах.
— Посуда хорошая бывает разукрашена цветами, отводками, краями, каемками, узорами.
— Ножи употребляются вообще простые; но оправы из каких-либо металлических композиций, кроме разве свинцовой наливки иа концах у лезвия и закрепы, да железа или меди для укрепления, не бывает.
— Ставни бывают больше одиночные и редко створчатые.
— Как ни хороши в губернии жилищные постройки вообще, но среди них встречаются хижины, точно шалаши, настолько бедные, что удивляешься, как человек может в них жить.
— Стекол в окнах больше изломанных, чем цельных от того, что, как известно, стекло легко лопается во время сильных зимних морозов.
— В деревнях редко найдете оштукатуренные внутри дома, но все же есть и такие.
— Во многих крестьянских домах, проконопачиваемых дурно, несет из стен, из подоконников и косяков, с пола и из входных дверей.
— Глыбы льда для погребов называются кабаны.
— В деревнях встречаются дома без крыш, квадратные, в одно бревно длиною, с одним или двумя окнами посредине, а кругом ни кола, ни двора.
— Наверху крыш ставятся деревянные коньки, изображающие голову лошади или телку,— одну ее голову; но коньки служат также украшением и внутри изб, около печи и у божницы.
— Белила для печей делают иногда с водою, с примесью молока.
— К праздникам мало того, что очищают грязь дресвой и песком,— столы, стулья, скамейки, стены и проч. оскабливают ножами.
— Сени, сенник и все прочее, соединяющееся под одними хоромами, называется подворьем.
— Есть в избах окна, вделанные в пазы и по пазам задвигаемые и отворяемые.
— Скамьи в крестьянских избах одними концами сходятся в углах их, а другими расходится врозь вдоль стен.
— В зимнее время при крыльце или у ворот всегда лежат два-три веника или метлы, которыми опахивают снег с сапогов или катанок.
— Очень нередко связанные пучки соломы приколачиваются у входных дверей с внутренней стороны, т. е. со стороны, ведущей из избы. для того, чтобы тепло не могло скважинами в затворе выходить из избы в сени.
— В недавнее время вошли в употребление дешевенькие стенные часы (1 р.— 1 р. 20 к.) мастерских Гаврилова и Главинского.
— Входы в домах делаются наиболее с правого боку. Так, если дом стоит глазами к востоку, то ворота ищите на юге.
— Употребительные стулья делаются несколько в виде стоящей лошади: спинка с длинными ножками так и кажется передом лошади, а закорточки от ножек на верху — ее уши, спинка — шея, сиденье — спина и задница, несколько расширяющаяся.
— Бани сооружаются более из старья, т.е. из леса, бывшего в постройке, потом разрушенной.

— Свящ. Андрей Костылев в „Губ. Вед." пишет: „годов десятка полтора назад, почти по всему Пинежскому уезду, молодой скот держали в тех же избах, в которых и сами жили. Теперь этот обычай по Пинеге вывелся уже. Для скота там настроили особенные избы, которые называются скотными. Но что касается до отдаленной Тимешинской волости, лежащей в самом углу уезда и в захолустье, обычай жить со скотом вместе вполне сохранился. Внешним видом здешние дома не отличаются от крестьянских домов всего уезда. Дом по большей части состоит из двух изб, под одною кровлею. Прямо против дома — колодезь с трубой (желобом), притянутой в избу. Внутренность дома представляет для невидавшего удивительную картину. Близ входа в избу стоит большой чан с соломой, залитой горячею водой, а кругом его — скот. Коров загоняют в избу только на день, на ночь же выгоняют их во двор. Что же касается до молодого рогатого скота, то этот живет постоянно в избе. От житья скота грязь в избах ужасная, а от грязи одежда крестьян и сами они очень-очень грязны. Если бы так жили бедные,— им бы еще, так и сяк, простительно; но так живут и зажиточные, богатые крестьяне" (Губ. Вед. 1870 г,, № 36).
Наше слово: О. Андрей сказал верно!....

zidanio.livejournal.com

Облик деревянных изб русских городов.

На фотографии в заголовке: Традиционный деревянный деревенский дом близ Белого озера на Вологодчине, о котором хорошо заботятся его владельцы. © 2015 Текст, фотографии - Андрей Дачник.

Проблемы сохранения русского народного деревянного зодчества.

Всё от древа — вот религия мысли нашего народа...
Изба простолюдина — это символ понятий и отношений к миру, выработанных еще до него его отцами и предками, которые неосязаемый и далекий мир подчинили себе уподоблениями вещам их кротких очагов.
Сергей Есенин. "Ключи Марии", 1919 год.

"Что такое - страна?" Уверен, что у большинства людей пред глазами встает тот или иной пейзаж и дома, и лишь потом - люди, и все что ими создано помимо жилищ. Говоря о Европе, мы представляем фахверковые и каменные дома с черепичными крышами, вспоминая Альпы, думаем о шале, Норвегия представляется нам постройками с зелеными травяными кровлями, а Англия – уютными домиками со сланцевыми и соломенными крышами.

Визитной же карточкой России является рубленая русская изба. До Петровской эпохи на Руси не строили дома, а рубили их. Оттого в летописях избы именовались «рубленниками». Термин же "изба" или "истьба", "стобка" ведет свое происхождение от понятия "отапливаемое помещение". Первоначально слово "истьба" применялось как к баням («Слово о полку Игоревом»), так и к домам. Позднее «избой» стали именовать только отапливаемые рубленые дома [cм.: Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. М., 1958, т. I, с. 1147].

Точно так же, как и в Японии или Китае, где структура жилища формировалось в соответствии с древними философскими концепциями, русская изба является отражением тысячелетней народной религии, возникшей из уникального сплава древнего язычества и "греческой" христианской веры. В русской избе нет ничего случайного: ее размеры, пропорции, планировка, внутреннее убранство, внешний облик, узоры и украшения имеют глубокое философско-символическое значение, раскрывающее восприятие мира русским человеком. Изба являлась для него миниатюрной Вселенной - микрокосмом, со своим собственным Верхним, Средним и Нижним мирами, сторонами света и стихиями. В народной мифологии изба также уподоблялась коню или повозке, которые неспешно везут своих обитателей в Небеса. Сергей Есенин, удивительно тонко чувствовавший душу русского народа, так писал об символике изб: "Это чистая черта Скифии с мистерией вечного кочевья. «Я еду к тебе, в твои лона и пастбища», — говорит наш мужик, запрокидывая голову конька в небо". Дом мог представляться «телом» коня, четыре его угла — четырьмя «ногами». Не случайно вместо деревянного конька на крыше могли укреплять лошадиный череп.

Облик русской избы не менялся, не считая небольших технических деталей, многие столетия. Да и как он может меняться, если в Боге нет, и не может быть перемен, а изба есть отражение Божьего мира: Большого в Малом. Хотя специалисты насчитывают в России более 50 вариантов рубленых изб, все они отличаются простой, и лаконичной формой и пропорциями, отточенными на протяжении веков, каноны которых передавались из поколения в поколение.

В отличие от многих деревянных дворцов, усадебных домов и церквей, избы на Руси пережили разрушительные волны лихолетий XX века, как переживали и все предыдущие напасти: все, что исчезало – отстраивалось заново, по первообразу классических канонов, как учили отцы и деды. Однако век нынешний, век странный  принес на Русь новую напасть: с одной стороны – достаток для горожан и доступ к новым западным строительным материалам и технологиям, а с другой стороны – исход сельской молодежи в города и умирающие деревни, к названиям которых на карте все чаще прибавляют отдающее холодом забвения примечание "нежил.".

В обратном же направлении, в еще живые селения из городов и городков потянулись сезонные жители - дачники, люди, в массе своей не знакомые с крестьянским мировоззрением и традициями. Под их влиянием традиционный облик деревенских домов стал стремительно меняться: состоятельные городские жители начали "улучшать" и "реставрировать" русские избы по своему городскому разумению, придавая им "современный" вид, основанный на мифических идеалах никогда не существовавшего "евростандарта". Глядя на "улучшенные" горожанами избы, деревенские жители, уже почти полностью оторвавшиеся от своих исконных корней, бросились перенимать у сезонных гостей их незатейливую философию "практичности" и "современности", как когда-то их родители выбрасывали на помойки старинную резную мебель, чтобы заменить ее новомодной мебелью из пластика и ДСП. Русская деревня стала стремительно преображаться, теряя свой самобытный уникальный облик. Резные украшения, тепло и аромат дерева рубленой русской избы стали уступать свои места безликим и холодным полимерам во всех возможных своих видах: виниловый сайдинг, окна, кровельные материалы. "Наряжая" свои дома "пластиком", их владельцы, возможно, и не ведают, что термин "пластик» на Западе является синонимом всего низкопробного и дешевого, а в Европе очень тщательно подходят к охране аутентичного исторического облика традиционных домов. Но для того, чтобы ценить архитекутрное наследие, необходимо знать и ценить прошлое своего народа, своего рода, иметь представление об эстетике и красоте. Восстановление старинного дома - дело хлопотное, требует от хозяина многих душевных и физических сил, умения держать инструмент в руках, и много-много времени. Гораздо проще сделать вид, что унаследованный или приобретенный старинный деревянный дом никакой ценности собой не представляет, и призвать на помощь шабашников чужестранцев, которые, не моргнув глазом, заключат душу русского дома в пластиковый саркофаг, превратив произведение домостроительного искусства в образец пошлого безвкусия.

Однако, на бескрайних российских просторах до сих пор встречаются энтузиасты, тратящие свое время и средства на сохранение и восстановление традиционных русских деревянных изб. Это люди совершенно разного достатка - от сельских пенсионеров, до миллионеров. Но всех их объединяет желание сохранить для потомков основу уникального облика России - традиционную русскую деревянную архитектуру. Не все и не у всех получается гладко в трудном, но интересной работе с русскими избами. О том, что такое "хорошо", и что такое "плохо" в ремонте русских деревянных домов мы и поговорим в настоящей статье.

 

Русские избы от самых малых до самых больших всегда отличались сдержанностью своего облика. Однако это не мешало русским избам оставаться совершенными в стиле и эстетике форм, пропорций, архитектурных деталей и украшений. Даже самые монументальные избы не нарушали большей частью равнинный пологий ландшафт пейзажей, не вступали с ним в конфликт. Пологие скаты кровель, текстура дерева дома сливалась с ним. Лишь храмам и ветряным мельницам позволялась прерывать протяжные линии горизонтов России.
 

Резные украшения русской избы представляют собой сложную символическую систему обороны от злых духов предков - навий и имеют многочисленные символы солнца, грома и небесного огня, небесного свода, "хлябей небесных" земли, Мирового Древа, воды, поля, плодородия, женской груди и других позитивных вещей, которые должны привлечь в дом достаток, любовь, здоровье и изгнать все темное, злое и потустороннее. Очень многие символы представляют собой знаки поклонения языческим богам.

 

Русский крестьянский поэт Сергей Есенин в своем труде "Ключи Марии" так писал о смыслах украшениях русских изб: "Все наши коньки на крышах, петухи на ставнях, голуби на князьке крыльца, цветы на постельном и тельном белье вместе с полотенцами носят не простой характер узорочья, это великая значная эпопея исходу мира и назначению человека... отношение к вечности как к родительскому очагу проглядывает и в символе нашего петуха на ставнях. Известно, что петух встает вместе с солнцем, он вечный вестник его восхода, и крестьянин не напрасно посадил его на ставню, здесь скрыт глубокий смысл его отношения и восприятия солнца. Он говорит всем проходящим мимо избы его через этот символ, что «здесь живет человек, исполняющий долг жизни по солнцу. Как солнце рано встает и лучами-щупальцами влагает в поры земли тепло, так и я, пахарь, встаю вместе с ним опускать в эти отепленные поры зерна труда моего".

 

Однако в наше время русская деревянная изба, веками обдуманная и выверенная, обжитая и духовно наполненная становится редкостью. Сотни и тысячи изб горят, разрушаются и разворовываются, будучи оставленными своими прежними владельцами, переселившимися в города или в мир Вечности.

 

В тех селениях, где еще сохраняется жизнь, на замену прекрасной русской деревянной архитектуре приходит новый "стандарт" сельского жилища: безвкусный и грубый.

 

Как известно, строение и облик дома является отражением внутреннего мира его владельца. К сожалению, от очень многих "отражений душ" современных домовладельцев просто хочется отвернуться.

 

Отсутствие какого-либо реального архитектурного контроля со стороны государства позволяет плодить совершенно нереальные в своем безвкусии строения, которые прочно и надолго портят облик русских городов, как это строение, покрытое канареечным профнастилом.

 
Профнастил (цветное гофрированное железо) действительно используют для отделки фасадов домов в Исландии, где климат достаточно суров. Но, при этом, там не забывают про пусть и весьма лаконичный, но гармоничный архитектурный облик дома.
 

Состоятельные соотечественники строя новые дома, почему-то стараются сэкономить на труде архитектора, либо наоборот, заказывают такие проекты, чтобы максимально выделиться из окружения, как например владелец этого дома, похожего на разросшийся скворечник, находящийся на главной набережной одного русского города с более чем тысячелетней историей. Таким горе-строителям хочется напомнить, что не нужно пытаться изобретать что-то свое. Самое лучшее, что может сделать хороший архитектор - это создать дом в одном из классических архитектурных стилей, который больше всего подходит к окружающей застройке и ландшафту. Но... архитектор у нас чаще всего "пляшет" под дудку заказчика, а строительный ландшафт, в результате, все больше напоминает россыпь игрушек из ящика весьма неаккуратного мальчишки.

 
 
 
Даже постройка в относительно выдержанном стиле как данный псевдо - фахверк, будет смотреться неуместно среди деревенских изб. Фахверки действительно существовали в Санкт-Питербурхе Петровского времени, но быстро вышли из употребления из-за наводнений, холодных зим и неумения их правильно строить.
 

Весьма странно смотрится в одном старинном городе на берегу Волги, в окружении классических городских усадеб заимствованный у финнов современный стиль дома. Этот стиль вполне уместен на Карельском перешейке... Но на берегу Волги? Неужели желание выделиться так сильно, что позволяет пренебречь исторически сложившимся стилем окружающей застройки? Или домовладелец всячески желает подчеркнуть свою "европейскость" и нежелание иметь ничего общего с русским стилем?

 

Ведь можно строить и современные дома в классическом русском стиле! Посмотрите на эту недавно возведенную постройку в одном из северных русских городов: современные материалы и технологии не портят классического облика дома. Даже ондулин на кровле не режет глаз.

 

Взгляните на новый дом священника на горе Левитана в Плёсе на Волге: эта постройка словно вышла из старинных сказок, хотя была завершена в 2014 году.

 

Прекрасный пример классической провинциальной городской архитектуры: ресторан и магазин современной реконструкции в одном и городов русского Севера.

 

Современный кирпичный дом в деревянном декоре фасада, стилистически неотличим от своего соседа на столетие постарше.

 

При реставрации и ремонте старых построек очень важно соблюдать стилистическое единство и историческую достоверность используемых строительных материалов. Этот деревянный дом в одном поволжском городке стоило бы покрыть вместо так любимого в народе профнастила обычным кровельным железом, либо фальцевой кровлей, чтобы крыша дома не выглядела чужеродной нашлепкой.

 

Профнастил и металлочерепица - чуждые кровельные материалы для русских изб. Особенно в сочетании с новыми пластиковыми окнами, о которых мы поговорим ниже.

 

Окнам изб особенно часто достается от самодеятельных «реставраторов». А ведь по старинным народным довериям окна дома – это глаза, в которых можно разглядеть его душу. Издревле окна особенно тщательно украшались, и по резному орнаменту наличников можно было многое узнать о крестьянской семье и их мировоззрении.

 

Практически по всей Европейской части России прокатилась волна замены старых деревянных окон на новые пластиковые. Заменяя деревянные окна на пластиковые, упрощая из копеечной экономии рисунок оконного переплета, домовладельцы словно ослепляют дом, лишая его души.

 

Понятно желание утеплить свой дом и сделать его более комфортным. Но не стоит забывать и о душе дома, и о его внешнем облике. Ведь даже пластиковые окна можно заказать с классической раскладкой, чтобы вид дома не изменился.

 

Один и тот же дом, и два разных владельца квартир: на втором этаже квартирвладелец решил сэкономить, и заказал лишь тонюсенькую декоративную раскладку (шпросы) в стеклопакете, которая издалека почти не видна. Хозяин же квартиры на первом этаже более ответственно отнесся к историческому облику дома и заказал окна с классическим трехчастным переплетом.

 
 
 

Еще один вариант декоративных фальшнакладок на стеклопакеты, имитирующих оригинальное русское окно. Такие тонкие фальшнакладки, сохраняющие классический вид дома, обошлись хозяину не дороже пары бутылок хорошей водки.

 

А в этой русской избе доме владелец поставил окна в пластиковых рамах классического переплета. Если бы не забор из профнастила, то с этим домом все было бы вполне прилично.

 

Еще хуже обстоят дела, когда русская изба разделена на половины - каждую со своим владельцем. В этих случаях могут рождаться дома-гибриды в самых различных вариантах. Дом на фотографии пока имеет лишь различные окна. Но у него все еще впереди...

 

Прекрасная иллюстрация конфликта мировоззрений владельцев двух половин северной городской избы: дерево и классические окна, против сайдинга и современных окон. Хорошо, хоть профнастила на заборе нет. Районного архитектора, допускающего такое безобразие в паре сотен метров от памятника истории и архитектуры федерального значения (монастырь XIV века) в одном из городов Вологодской области, явно стоит уволить.

 

Старинный многоквартирный дом на главной набережной небольшого северного городка. Какофония окон и чистой воды архитектурный вандализм: замена окон некрашеными досками.

 
Некоторые домовладельцы, понимая, что нельзя просто так лишать свой старинный дом исконной красоты резных наличников, сохраняют их, даже при обшивке дома виниловым сайдингом и замене окон. Эстетический эффект такого решения более чем спорный.
 

В «пластиковой» реконструкции изб таится и серьезная опасность для долговечности деревянного дома: чаще всего монтаж сайдинга осуществляется без соблюдения требований к величине воздушного зазора (минимальное нормативное значение составляет 6 см) и без организации вентиляции этого воздушного зазора. В результате деревянные строительные конструкции начинают отсыревать, что ускоряет их биологическое разрушение.

 

Еще одна классическая русская изба на Вологодчине скоро превратиться в безликую пластиковую постройку с эстетикой дешевого торгового павильона на рынке.

 

Результат "пластиковой" реконструкции избы в паре километров от монастыря, основанного в XV веке.

 

Этот домовладелец решил сымитировать бревна и камень с помощью пластика.

 

Профнастил на заборе, профнастил на крыше, пластик на стенах, пластик на окнах - так выглядит "реконструированная" изба напротив монастыря XIV века в одном из волжских городов. Телекоммуникационные вышки рядом с церквями - еще один "тренд" современных провинциальных городов.

 
 

Также огромной эстетической проблемой стало повсеместное использование профнастила для кровли и заборов. Этот чужеродный частному домостроению материал особенно дико смотрится рядом с произведениями деревянного зодчества.

 

Когда-то это "строение" было деревянной городской усадьбой. Теперь это образец современного дурновкусия. Естественно, расположено он в городе с тысячелетней историей, рядом со старинными храмами.

 

Что мешало всем этим домовладельцам возобновить деревянный фасад дома? Вот образец реконструкции старого дома: тут и стеклопакеты с интересной раскладкой переплетов , и современная фальцевая кровля, и качественная краска по натуральному дереву. В результате этот дом выглядит как настоящий русский дом, а не современная пластиковая пародия на него.

 

Зачем изменять классический исторический облик дома, если можно восстановить то, что уже есть? При недостатке средств обработать дерево можно своими руками, да и краска стоит не так и дорого. Да, кстати, забор вокруг русского дома должен быть из дерева, а не из профнастила: у вас же дом, а не склад цемента.

 

Если хочется закрыться от улицы, то на помощь придет заплот: сплошной деревянный забор из вертикально или горизонтально расположенных досок. Хочется сделать дом ярким? Делайте, на здоровье, но используйте классические цветовые сочетания, а не "химические" цвета.

 

Деревянный забор, деревянные ворота и калитка, деревянный палисадник, восстановленные деревянные окна (это несложно сделать и своими руками при желании), металлическая кровля - это облик правильно отреставрированного русского деревянного дома.

 

Представьте этот дом с "голыми" окнами, в чехле из винилового сайдинга и с крышей из профнастила... Не правда ли, разница в облике будет огромной? В идеале, антенну спутникового телеприемника следовало покрасить в цвет стен или кровли.

 

Прекрасный вариант со вкусом выполненной реконструкции сельской усадьбы.

 

Правильно реконструированный по всем канонам русского домостроения городской усадебный дом. Его "старинный" вид вовсе не исключает самого современного инженерного оснащения.

 
 

Это вариант реконструкции деревянного дома похуже - с использованием цокольного винилового сайдинга и профнастила на кровлю. Однако правильно выдержанная цветовая гамма делает почти незаметной чужеродность этих материалов

 
Сложно себе представить, чтобы норвежские дома в белом уютном городочке Скуденесхамне кто-то подумал отремонтирвать с помощью сайдинга, ондулина, профнастила или металлочерепицы. Впрочем, один лист ондулина в этом городке я все-таки нашел: им закрыли дыру в кровле старого лодочного сарая.
 
В Финляндии, где сохранившиеся старинные деревянные дома были построены в основном во времена вхождения Княжества Финляндского в состав Российской Империи, исторический облик частных домов тщательно оберегают. Для реконструкции используют только уместные строительные материалы, и, конечно, никакого пластика, сайдинга, профнастила и металлочерепицы. Кто же поедет смотреть старинные дома, например, в Порвоо, если они перестанут быть старинными? Для кровель используют оцинкованное железо е рулонные кровельные материалы, уложенные особым образом.
 
Автор статьи Андрей Дачник у разрушающегося деревянного амбарчика с крышей из дранки в заброшенной деревне Тверской области. Дранка, наряду с кровлями из теса и из соломы или тростника, была одним из самых распространеных видов кровель в лесистых районах России.
 
 

dom.dacha-dom.ru

Самый лучший дом для русского человека, это изба из дерева.


Изба, как часть мировоззрения. Русская изба. Обитель гармонии и счастья. Человек рождается на свет, чтобы стать свободным, разумным и ответственным. Человек по природе своей творец. Каждое человеческое обиталище есть результат его жизненной философии и мировоззрения, и, в свою очередь, его жилье формирует философию и мировоззрение следующего поколения. Как влияла на внутренний мир русского человека изба, извечная обитель наших Предков?

Изба – это одно из тех явлений, которое с первого взгляда не привлекает особого внимания, мнится обыденным. Мимо нее обычно проходят, просто не замечая. Но при ближайшем рассмотрении она оказывается чудом вроде цветка, которым можно без конца любоваться, восторгаться, удивляться, словно это дело не рук человеческих. Есть такие цветы: вроде бы и невзрачные, а присмотришься - верх совершенства. Так же, как цветок, многогранна наша изба: с одной стороны - проста, рациональна, ничего лишнего, с другой - все что в ней есть - необходимо, красиво, гармонично.

Русская изба. Примитив это или всё-таки совершенная, обдуманная, выверенная веками, обжитая и духовно образующая простота?

Изба – колыбель наших Предков: Отцов, Дедов, Пращуров. В ней сочетается максимум уюта, тепла, удобств (но не развращающего комфорта!), при минимуме затрат - времени, материалов, энергии… Идеально использованные объемы - почти без потерь на проходы, закоулки.

Охраняя от суровых проявлений природы, изба оберегает духовный мир хозяина: свободу, интимность, самобытность. Хозяин ее строил, украшал, совершенствовал, обставлял по-своему. В соответствии с традицией и собственным замыслом.

Вся западная антирусская литература, журналистика, кинематография, старались и стараются развенчать русскую избу, клеймя её заурядной, тесной, недолговечной, бестолковой постройкой.

Ну а мы хотим спеть ей гимн. Ее красоте, свету, удобству, гармонии, совершенству и целесообразности.

О материалах

Сегодня мы ездим на стальных автомобилях, живем в квартирах и домах, построенных из бетона и цемента и облицованных виниловым сайдингом. Мы спим на пружинных матрасах и ступаем по коврам, сделанным из вискозы и других материалов непонятного происхождения. Едим подвергшуюся химической и генетической обработке пищу из керамических блюд, пользуясь ложками и вилками из нержавеющей стали. На работе мы целый день сидим на телефоне и вглядываемся в экран компьютера.

Но наше подсознание никогда не смирится с таким ходом вещей. Русский человек чувствует и ценит естественную красоту. В нашей родовой памяти всегда таилась и таится невероятная любовь к простым бревенчатым домам, к простым изделиям из дерева и глины. Ведь, по большому счету, строить из кирпича, железобетона и пластика нас приучили совсем недавно, а на Руси – испокон веков главным строительным материалом было дерево.


Это общепризнанный факт, что наиболее экологичные и подходящие для проживания человека дома могут быть построены только из дерева. Дерево - самый древний строительный материал, подаренный нам самой совершенной лабораторией на Земле - Природой.

В помещениях деревянного строения влажность воздуха всегда оптимальна для жизнедеятельности человека. Уникальная структура древесного массива, состоящая из капилляров, впитывает лишнюю влагу из воздуха, а при излишней сухости отдает ее в помещение.

Срубы обладают природной энергетикой, создают в избе особый микроклимат, обеспечивают естественную вентиляцию. От деревянных стен веет домовитостью и покоем, они защищают летом от жары, а зимой от морозов. Дерево отлично удерживает тепло. Даже в трескучий мороз стены деревянного сруба теплые внутри.

Каждый, кто хоть раз побывал в настоящей русской избе, никогда не забудет её чарующий благостный дух: тонкие нотки древесной смолы, аромат свежеиспеченного хлеба из русской печи, пряность лечебных трав. Благодаря своим свойствам, дерево нейтрализует тяжелые запахи, озонируя воздух.
Прочность древесины зарекомендовала себя веками, ведь срубы, построенные нашими прапрадедами ещё в 16-17 веке, стоят до наших дней.

И неспроста, что интерес к деревянному строительству возникает снова и разрастается с невероятной быстротой, завоёвывая всё большую популярность.

Эзотерика

Но для наших Пращуров было важно не только решить чисто практическую задачу - обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено жизненными благами, теплом, любовью и покоем.

Такое жилище можно соорудить, лишь следуя традициям Предков. Отступления от заветов Отцов могли быть минимальными.

Уже в выборе места ее построения Предок наш был весьма требовательным и в практическом и в эстетическом смысле.

Место должно было быть сухим, высоким, светлым - нести гунну благости. Строились главным образом по правому берегу реки. Близость воды, помимо решения бытовых задач, обеспечивала энергетическую целостность для проведения праздников, обрядов жителей деревни.

Решающее значение имел тот факт, что каждый дом строился своими руками, а не покупался за деньги.


Ремесло плотника-строителя передавалось из поколения в поколение. Не зря наши пословицы сохранили и донесли до нас этот сакральный смысл: построить дом, посадить дерево, вырастить сына. Только дом, построенный самим хозяином, будет нести его энергетику для своей семьи. В таком доме будет действительно уютно, благостно, по родному тепло.

Староверы устойчиво сохраняли сакральные знания человечества о Мире. И видимая сказочность украшений избы не случайна. Помимо эстетических функций они защищали избу от негативных воздействий. Вырезанный конек на избе, узорчатые наличники, как орнамент на одежде, имели смысл и служили оберегами.

Живые формы

Сама живая природа бревен говорит нам о свободе. Протяженные горизонтальные линии бревен заключают в себе некую тайну и интригу. Они напоминают безконечную перспективу, уходящую за горизонт. Подобно едва обозначенной линии между морем и небом линии бревен создают ощущение безконечности, путешествия в неизведанное. Круглые спилы выглядят чувственно.

Русская изба никогда рабски не копировала европейские образцы, сохраняя свою самобытность индивидуальность. Но мимо всего этого совершенства простоты и тонкого вкуса наша интеллигенция прошла с брезгливым отвращением, узрев скудость и отсутствие фантазии.

Растущая лень

Самая злостная тема: уборные. Основное достижение цивилизации - ватерклозет. Самое распространенное, ежедневно употребляемое. Нужно ли вносить его в избу? Обязательно. Только с одной оговоркой – для больных. Для тех, кто физически не может выбежать за 3-5 метров в любую погоду, разогнать застоявшуюся кровь, хлебнуть свежего воздуха, оглянуться на горизонт, улыбнуться солнцу, пробежать босиком по свежей росе! Послушать птичек, приласкать пёсика, присесть около нового клейкого листочка. Так вот, в доме нужно иметь ватерклозет для тех, кому такая зарядка противопоказана.

Как оборудовать туалет, зависит от хозяина, чистота ее тоже. В северных избах, где хозяйство стараются объединить под одной крышей – там же и уборная располагается, часто теплая: климат велит.

Технологии

Основной изначальный модуль избы - клеть - чаще всего 3 окошка на улицу. Размеры определялись в пядевой системе, ибо сам человек и есть мера вещей для гармоничного упорядочивания своего жизненного пространства.

Дерево заготавливается загодя, любовно и тщательно отмечают подходящие лесины, когда их встречают в лесу.
Узлы обычно рубят либо "в обло” (”в чашу”), либо "в лапу” (”в чистый угол”), - но есть еще немало способов. Цель: крепость сооружения, теплоизоляция, красота.


В верхнем бревне выбирается желоб (паз), точно повторяющий конфигурацию всех выпуклостей нижнего бревна. Его прокладывают мхом или льном. Через год усадки, еще раз проконопачивают.

Все в избе не жестко, все располагает к творческой инициативе и улучшению, замене и приспосабливанию к данному моменту. Хозяин сам художник, сам архитектор, сам конструктор; по ходу работ может все изменить и улучшить. Лестница снаружи, лестница внутри, переборки, разные уровни пола - все ему доступно, нет мертвящего "так должно быть”.
За сколько времени можно построить избу? Бывало, строили в один день. Всем миром строили, быстрота зависела от "помочи”, от того, сколько у хозяина родственников и друзей.


Связь поколений

У бабки или деда на печи всегда есть место и время для приболевшего или обиженного или скучающего внучонка, и связь "через поколение” очень сильна, ко взаимной пользе. Недаром бабушкины сказки и дедушкины поделки и игрушки, а то и были и воспоминания, заполняют нашу литературу.

Да и дед и баба у дела - нужны, любимы, ценимы (по заслугам), излучают и получают ласку, не чувствуя одиночества, заброшенности и необходимости в старческих приютах, в индивидуальной и групповой терапии чужих психиатров и психологов.

Основы богословия и морали, истории, этики и эстетики и многое другое внушалось малышам на печи…

Путь к эволюции

Московские, да и иных городов жители издавна на лето снимали избы, а также ездили к бабушкам и дедушкам в деревню. И редкий ребенок в России не живал в избе хотя бы пару недель, вспоминая об этом с благодарностью и восторгом потом всю жизнь.


Вот и сейчас в России тяга к бревенчатому жилью так сильна, что каждый, кто начинает осознавать его ценность, стремится к приобретению избы, построенной в русской традиции.

Материал, из которого строится изба, не удаляет человека от природы. Деревянный дом создает условия для эмоциональной полноты, взаимопонимания и взаимопомощи, для высокой нравственности, для общности и одновременно разнообразия интересов. И пусть каждый хозяин бревенчатой избы, рачительный эстет и умелец сделает ее ещё прекраснее, еще удобнее для жизни и дыхания, для общения с родными и просто для размышлений, - для счастья!

lsvsx.livejournal.com

К истокам… Русская изба

История русского дома — избы. Изба — это дом из сруба. Какие бывают срубы, как рубятся и из какого леса.

 

Наши предки — древние славяне, по преимуществу были людьми домовитыми, хозяйственными и семейными. В кругу своей семьи или рода проходила вся жизнь славянина. И главным сосредоточием всей славянской жизни, ее гнездом была изба  — родные пенаты, в которых наши предки рождались, в которых проходила жизнь рода, в которых умирали…

Название русского дома " изба " происходит из древнерусского " истьба ", что означает "дом, баня" или "истобка" из "Повести временных лет…" . Древнерусское наименование деревянного жилища уходит корнями в праславянское "jьstъba" и считается заимствованным из германского " stubа ". В древненемецком " stubа " означала "теплое помещение, баня".

Еще в " Повести временных лет… " летописец Нестор пишет о том, что славяне жили родами, каждый род на своем месте. Уклад жизни был патриархальный. Род представлял собой проживание нескольких семей под одной крышей, связанных кровными узами и властью единого родоначальника — главы семейства. Как правило, род представлял собой старших родителей — отца и мать и их многочисленных сыновей с женами и внуками, которые жили в одной избе с единым очагом, все вместе работали и повиновались старший брат младшему, сын отцу, а отец деду. Если род был слишком большим, не хватало места на всех, то изба с теплым очагом прирастала дополнительными пристройками — клетями. Клеть — неотапливаемое помещение, холодная изба без печи, пристройка из сруба к основному, теплому жилищу. В клетях жили молодые семьи, но очаг оставался единым для всех, на нем готовилась общая на весь род пища — обед или ужин. Огонь, который разжигался в очаге был символом рода, как источник семейного тепла, как место, у которого собиралась вся семья, весь род для решения самых важных жизненных вопросов.

В древности  избы  были "черными" или "курными". Такие избы топились печами без дымохода. Дым при топке выходил не через дымоход, а через окно, дверь или дымницу в кровле.

Первые белокурные избы , согласно археологическим данным, появились на Руси в XII веке. Сначала в таких избах с печью и дымоходам жили богатые, состоятельные крестьяне, постепенно традицию строительства избы с печью и дымоходом стали перенимать все крестьянские сословия и уже в XIX веке редко можно было встретить черную избу, разве что только бани. Бани по-черному на Руси строили вплоть до ХХ века, достаточно вспомнить известную песню В.Высоцкого "Банька по-черному":

"… Топи!

 

Ох, сегодня я отмоюсь добела!

 

Кропи,

 

В бане стены закопченые кропи.

 

Топи,

 

Слышишь? Баньку мне по-черному топи! "….    По количеству стен в избе, дома подразделялись на четырехстенки, пятистенки, крестовики и шестистенки.

Изба-четырехстенка — простейшее строение из бревен, сруб дома из четырех стен. Такие избы строились иногда с сенями, иногда без них. Крыши в таких домах были двухскатные. В северных территориях к избам-четырехстенкам пристраивали сени или клети, чтобы морозный воздух зимой не попадал сразу в теплое помещение и не охлаждал его.

 

Изба-пятистенка -  сруб дома  с пятой капитальной поперечной стеной внутри сруба, самый распространенный вид избы на Руси. Пятая стена в срубе дома делила помещение на две неравные части: большая часть была горницей, вторая служила либо сенями, либо дополнительной жилой частью. Горница служила основным помещением, общим для всей семьи, здесь была печь — сущность семейного очага, которая обогревала избу во время суровых зим. Горница служила и кухней, и столовой для всей семьи.

 

Изба-крестовик — это бревенчатый сруб с внутренними поперечными пятой и продольной шестой стенами. Крыша в таком доме чаще всего была четырехскатная (если по-современному — вальмовая), без фронтонов. Разумеется, избы-крестовики строили большего размера, чем обычные пятистенки, для больших семей, с отдельными помещениями, разделенных капитальными стенами.

Изба-шестистенка — это то же, что и изба-пятистенка, только с двумя поперечными, параллельными друг другу пятой и шестой капитальной стеной из бревна.

Чаще всего избы на Руси строились с двором — дополнительными хозяйственными деревянными помещениями. Дворы в доме делились на открытые и закрытые и располагались в стороне от дома или вокруг него. В средней полосе России чаще всего строили дворы открытые — без общей крыши. Все хозяйственные постройки: сараи, хлевы, конюшни, амбары, дровенники и т.д. стояли поодаль от избы . На севере же строили дворы закрытые, под общей крышей, и выстеленными из дерева панелями на земле, по которым можно было перемещаться из одной хозяйственной постройки в другую, не боясь попасть под дождь или снег, территорию которой не обдувало сквозным ветром. Крытые единой крышей дворы примыкали к основной жилой избе, что позволяло в суровые зимы или дождливые осенне-весенние дни, попасть из теплой избы в дровенник, хлев или конюшню, не рискуя быть подмоченным дождем, обсыпанным снегом или быть обветренным уличными сквозняками.

При строительстве новой избы наши предки соблюдали правила, выработанные веками, ведь возведение нового дома — это знаменательное событие в жизни крестьянской семьи и все традиции соблюдались до мелочей. Одним из главных заветов предков был выбор места для будущей избы. Новая изба не должна строиться на месте, где когда-то было кладбище, дорога или баня. Но в то же время желательно было, чтоб место для нового дома уже было обжитым, где проходила жизнь людей в полном благополучии, светлым и на сухом месте.

Основное требование к строительному материалу было привычным — сруб рубился либо из сосны, ели или лиственницы. Ствол хвойных деревьев был высоким, стройным, хорошо поддавался обработке топором и в то же время был прочным, стены из сосны, ели или лиственницы хорошо сохраняли тепло в доме зимой и не нагревались летом, в жару, сохраняя приятную прохладу. Одновременно выбор дерева в лесу регламентировался несколькими правилами. Например, нельзя было вырубать больные, старые и высохшие деревья, которые считались мертвыми и могли, по поверьям, принести в дом болезни. Нельзя было вырубать деревья, росшие на дороге и у дорог. Такие деревья считались "буйными" и в срубе такие бревна, по поверью, могут выпадать из стен и придавливать хозяев дома.

Возведение дома сопровождалось рядом обычаев. Во время укладки первого венца сруба (закладного), под каждый угол подкладывали монетку или бумажную купюру, в другой кусочек шерсти от овцы или небольшой моток шерстяной пряжи, в третий подсыпали зерно, а под четвертый клали ладан. Таким образом, при самом начале возведения избы, наши предки делали такие обряды для будущего жилища, которые знаменовали его богатство, семейное тепло, сытую жизнь и святость в дальнейшей жизни.

Тысячу лет стоит Святая Русь, раскинувшись на огромной территории от Калининграда до Камчатки. А некоторые традиции деревянного домостроения, правила и обычаи у нас, у современников сохраняются до сих пор со времен наших предков-славян. Вновь популярны становятся деревянные дома и бани, особенно на загородных дачных участках у горожан. Тянет людей к своим истокам, к деревянному зодчеству, прочь из каменных и пыльных душных городов за город, поближе к природе, к лесу и речке…

 

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

sam.mirtesen.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *