Описание русской избы снаружи: Устройство русской избы от историка архитектуры

Содержание

Русская изба краткое описание для детей. Интерьер русской избы. Создание стиля русской избы

Главная→Инструменты→Русская изба краткое описание для детей. Интерьер русской избы. Создание стиля русской избы

Слово "изба" (а также его синонимы "ызба" , "истьба" , "изъба" , "истобка" , "истопка" ) употребляется в русских летописях, начиная с самых древнейших времен. Очевидна связь этого термина с глаголами "топить", "истопить". В самом деле, он всегда обозначает отапливаемое строение (в отличие, например, от клети).

Кроме того, у всех трех восточнославянских народов - белорусов, украинцев, русских - сохранялся термин "истопка" и обозначал опять-таки отапливаемое строение, будь то кладовая для зимнего хранения овощей (Белоруссия, Псковщина, Северная Украина) или жилая изба крохотных размеров (Новогородская, Вологодская области), но непременно с печью.

Типичный русский дом состоял из теплого, отапливаемого помещения и сеней. Сени , прежде всего, отделяли тепло от холода. Дверь из теплой избы открывалась не сразу на улицу, а в сени. Но еще в XIV веке слово “сени” использовалось чаще при обозначении крытой галереи верхнего этажа в богатых теремах. И лишь позже так стала именоваться прихожая. В хозяйстве сени использовались как подсобные помещения. Летом в сенях было удобно спать “на прохладе”. А в больших сенях устраивались девичьи посиделки и зимние встречи молодежи.

Сени в доме Есениных в с. Константиново Рязанской губернии (дом-музей Сергея Есенина).
В саму избу вела низкая одностворчатая дверь , вытесанная из двух-трех широких пластин твердого дерева (преимущественно дуба). Вставлялась дверь в дверную колоду, составленную из двух толстых тесанных дубовых плах (косяков), вершняка (верхнего бревна) и высокого порога.

Порог в быту осознавался не только как препятствие для проникновения в избу холодного воздуха, но и как граница между мирами. И как со всякой границей, с порогом связано множество примет. При входе в чужой дом полагалось остановиться у порога и прочесть краткую молитву — укрепиться для перехода на чужую территорию. Отправляясь в дальнюю дорогу, следовало немного молча посидеть на лавке у порога — проститься с домом. Повсеместен запрет здороваться и прощаться, разговаривать друг с другом через порог.

Избяная дверь отворялась всегда в сени. Это увеличивало пространство теплой избы. Сама же форма двери приближалась к квадрату (140-150 см Х 100-120 см). Двери в селах не запирали. Более того, деревенский этикет дозволял любому входить без стука в избу, но с обязательным стуком в боковое окно или с позвякиванием щеколдой на крыльце.

Основное пространство избы занимала печь . В иных избах с русской печью создается впечатление, что сама изба строилась вокруг печи. В большинстве изб печь располагали сразу справа у входа устьем к передней стене, к свету (окнам). Избы с печью слева от входа русские крестьянки пренебрежительно звали “непряхами” . Прясть обычно садились на “долгую” или “бабью лавку”, тянущуюся по противоположной длинной стене дома. И если бабья лавка находилась справа (при левом расположении печи), то прясть приходилось спиной к передней стене дома, то есть спиной к свету.

Русская духовая печь постепенно сформировалась из открытого очага, известного у древних славян и угро-финнов. Появившись очень рано (уже в IX веке повсюду распространены и глинобитные печи и печи каменные), русская печь сохраняла свою неизменную форму более тысячелетия. Её использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции помещения. На печи спали, хранили вещи, сушили зерно, лук, чеснок. Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. В печах парились. Причем считалось, что пар и воздух печи более здоров и целебен, чем воздух бани.

Печь в доме крестьянина Щепина (музей-заповедник Кижи).

Несмотря на ряд усовершенствований, русская печь до середины XIX века топилась “по черному”, то есть не имела дымохода. А в некоторых областях курные печи сохранялись и до начала XX века. Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой и уходит в деревянный дымоход — дымник.

Уже само название «курная изба» вызывает у нас привычное — и, надо сказать, поверхностное, неверное - представление о темной и грязной избе последнего бедняка, где дым ест глаза и повсюду сажа и копоть. Ничего подобного!

Полы, гладко отесанные бревенчатые стены, лавки, печь — все это сверкает чистотой и опрятностью, присущей избам северных крестьян, На столе белая скатерть, на стенах — вышитые полотенца, в «красном углу» иконы в начищенных до зеркального блеска окладах, И лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, которой царит чернота закопченных верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой, как вороново крыло.

Русская крестьянская изба. На выставке в Париже на Марсовом поле, Гравюра 1867 года.

Вся система вентиляции и дымоотвода продумала здесь очень тщательно, выверена вековым житейским и строительным опытом народа. Дым, собираясь под потолком — не плоским, как в обычных избах, а в форме трапеции, — опускается до определенного и всегда постоянного уровня, лежащего в пределах одного-двух венцов. Чуть ниже этой границы вдоль стен тянутся широкие полки — «воронцы» — которые очень четко и, можно сказать, архитектурно отделяют чистый интерьер избы от ее черного верха.

Местоположение печи в избе строго регламентировалось. На большей территории Европейской России и в Сибири печь располагалась около входа, справа или слева от дверей. Устье печи в зависимости от местности могло быть повернуто к передней фасадной стене дома или к боковой.

С печью связано много представлений, поверий, обрядов, магических приемов. В традиционном сознании печь была неотъемлемой частью жилища; если в доме не было печи, он считался нежилым. Печь была вторым по значению "центром святости" в доме - после красного, Божьего угла, - а может быть, даже и первым.

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом . Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым . В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники - полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол (экспозиция выставки "Русский северный дом",

г. Северодвинск, Архангельская обл.).

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название "чулан" или "прилуб".

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол , как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи.

Красный угол (архитектурно-этнографический музей Тальцы,

Иркутская область).

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще "святым" . Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол . Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название "красный" означает "красивый", "хороший", "светлый". Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

"Военный совет в Филях", Кившенко А., 1880 г. (на картине изображён красный угол избы крестьянина Фролова д. Фили Московской области, где за столом проходит военный совет при участии М. Кутузова и генералов русской армии).

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры.

Нижней границей жилого пространства избы был

пол . На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок . Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII - начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы . Днем изба освещалась с помощью окон . В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Лучина, закреплённая в светцах.

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной , вставленной в светцы . Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын - по левую, третий - рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Устройство избы деревенских крестьян Тверской Губернии. 1830 год. Предметы русского быта в акварелях из труда "Древности Российского государства" Фёдора Григорьевича Солнцева. Выпущен в Москве в течение 1849—1853 годов.

Изба или русская комната, Милан, Италия, 1826 год. Авторы гравюры Луиджи Джиаре (Luigi Giarre) и Винченцо Станджи (Vincenzo Stanghi). Работа из издания Джулио Феррарио (Giulio Ferrario) "Il costume antico e moderno o storia".

Под окнами избы делались лавки , которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались "опушкой" - доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались "опушенными" или "с навесом", "с подзором". В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать - топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть.

Фелицын Ростислав (1830-1904). На крыльце избы. 1855 год.

Русская изба символизирует собой Россию в малом. Ее архитектура представляет собой стойкость традиций, которые дошли до нас благодаря верности крестьян заповедям прошлого. На протяжении нескольких веков вырабатывались стиль, планировка и декор русской избы. Интерьер всех домов практически ничем не отличается, он вмещает в себе несколько элементов: несколько жилых комнат, сени, чулан и горницу, а также террасу.

Изба в России: история

Изба представляет собой деревянное строение, которое до трети своей части уходит под землю, напоминающее полуземлянку. Те дома, где не было печной трубы, именовались курными. Дым из печи выходил на улицу через входные двери, поэтому во время топки он висел над потолком. Чтобы сажа не падала на людей, сооружались специальные полки по всему периметру стен. Немного позже начали делать отверстия в стене, а потом и в потолке, которое закрывалось задвижкой. Декор русской избы курной был непримечательным. Полов как таковых не было, они были земляные, окон также дом не имел, были только небольшие окошки для освещения. В ночное время пользовались для освещения помещения лучиной. Через несколько столетий начали появляться белые избы, в которых были печи с трубами. Именно такой дом считается классической русской избой. Она делилась на несколько зон: печной угол, отделяемый от других занавесом, справа у входа располагался угол женский, а возле очага - мужской. С восточной стороны горизонта в доме располагался так называемый красный угол, где на специальной полке под вышитыми полотенцами в определенном порядке размещался иконостас.

Внутренняя отделка

Потолок в доме был из жердей, которые предварительно раскалывали пополам. На мощную балку выкладывали брусья, щели замазывали глиной. Сверху потолка насыпали землю. К балке подвешивали колыбель на специальное кольцо. Такой внутри предполагал обшивку внутренних стен досками из липы. Возле стен размещали лавки, на которых спали, и сундуки, где хранили вещи. На стены прибивали полки. Особой роскоши внутри избы не было. Каждая вещь, которую там можно было увидеть, была нужна в хозяйстве, лишнего ничего не было. В женском углу размещали предметы, необходимые для приготовления пищи, также здесь была прялка.

Элементы декора русской избы

В избах все блистало чистотой. На стены вывешивали вышитые полотенца. Мебели было мало, кровати и шкафы появились только в девятнадцатом столетии. Главным элементом был обеденный стол, который размещался в красном углу. Каждый член семьи всегда садился на свое место, хозяин сидел под иконами. В стол скатертью не накрывали, на стены не вывешивали никаких украшений. В праздники изба преображалась, стол выдвигали на середину комнаты, накрывали скатертью, на полки выставляли праздничную посуду. Еще одним элементом декора служил большой сундук, который был в каждой избе. В нем хранилась одежда. Сделан он был из дерева, оббит полосами из железа и имел большой замок. Также декор русской избы предполагал наличие лавок, где спали, и для грудных детей, которую передавали из поколения в поколение.

Порог и сени

Первое, с чем сталкивались, когда входили в избу, - это сени, что представляли собой помещение между улицей и отапливаемой комнатой. Они были очень холодными и применялись в хозяйственных целях. Здесь висело коромысло и прочие необходимые предметы. Хранили в этом месте и продукты питания. Перед входом в теплое помещение был выстроен высокий порог, где гость должен был поклониться хозяевам дома. Со временем поклон дополнился крестным знамением перед иконами.

Русская печь

Когда попадали в основную комнату, первое, на что обращали внимание, - это была печь. Так, предполагает наличие такого главного элемента, как русская печь, без которой помещение считалось нежилым. На ней также готовили пищу, в ней сжигали мусор. Она была массивной и долго сохраняла тепло, в ней было несколько заслонок для дыма. Здесь размещалось много полок и ниш для хранения посуды и прочих предметов быта. Для приготовления пищи применяли чугунки, которые ставились в печь при помощи рогачей, а также сковородки, глиняные горшки и кувшины. Здесь стоял самовар. Поскольку печь стояла в центре комнаты, она прогревала дом равномерно. На ней размещали лежанку, на которой могли помещаться до шести человек. Иногда сооружение было такого размера, что в нем могли мыться.

Красный угол

Неотъемлемой частью внутреннего декора избы считался который находился в восточной части дома. Он считался священным местом, здесь размещали вышитые полотенца, иконы, священные книги, свечи, святую воду, пасхальное яйцо и так далее. Под иконами находился стол, где принимали пищу, на нем всегда стоял хлеб. Иконы символизировали алтарь православного храма, а стол - церковный престол. Здесь принимали самых почетных гостей. Из икон в каждой избе были обязательными лики Богородицы, Спасителя и Николая Угодника. К красному углу были обращены изголовья постелей. В этом месте проводили множество обрядов, которые связаны с рождением, свадьбой или похоронами.

Лавки и сундуки

Сундук также являлся важным элементом декора. Он переходил по наследству от матери к дочке и размещался возле печи. Все убранство дома было очень гармоничным. Здесь присутствовало несколько видов лавок: длинные, короткие, кутные, судные и так называемые нищие. На них размещались различные предметы хозяйственного назначения, а на «нищую» лавку мог присесть незваный гость или нищий, который без приглашения вошел в дом. Лавки символизировали дорогу во многих старых обрядах.

Таким образом, перед нами представляется уютная русская изба, единство конструкции и декора которой является прекрасным творением, которое создал крестьянин. В доме не было ничего лишнего, все предметы интерьера использовались в повседневной жизни хозяев. На праздники изба преображалась, ее украшали предметами, сделанными своими руками: вышитыми рушниками, вытканными скатертями и многим другим. Это нужно помнить, если нужно принести в школу рисунок на эту тему. В 5-м классе на ИЗО "декор русской избы" - одно из предусмотренных программой заданий.

Люди обустраивали свои избы, сопоставляя их мироустройству. Здесь каждый угол и деталь наполнены особым смыслом, они показывают взаимоотношения человека с внешним миром.

Жители поселков в Древней Руси строили деревянные избы. Поскольку леса в стране было предостаточно, то запастись бревнами мог каждый. Со временем зародилось и стало развиваться полноценное домостроительное ремесло.

Так к XVI в. в княжеской Москве образовались районы, заполненные срубами, которые были готовы к продаже. В столицу княжества их переправляли по реке и продавали по низким ценам, отчего иностранцы удивлялись стоимости такого жилья.

Для ремонта избы требовались только бревна и доски. В зависимости от нужных габаритов можно было подобрать подходящий сруб и сразу же нанять плотников, которые собрали бы дом.
Бревенчатые избы всегда пользовались высоким спросом. Из-за частых массовых пожаров города (порой даже по причине неосторожного обращения с огнем) и селения приходилось восстанавливать. Большой урон наносили вражеские набеги и междоусобные войны.

Как на Руси строили избы?

Бревна укладывали таким образом, чтобы они были связаны между собой по всем 4 углам. Деревянные постройки были двух видов: летние (холодные) и зимние (оборудованные печью либо очагом).
1. Ради экономии древесины использовали полуземляную технологию, когда нижнюю часть выкапывали в грунте, а сверху была клеть с окнами (их затягивали бычьим пузырем или закрывали крышкой-ставенкой).


Для такого жилья более предпочтительным была легкая, песчаная, не пропитанная влагой почва. Стенки ямы обшивали досками, а иногда обмазывали глиной. Если трамбовали пол, то также обрабатывали его глиняной смесью.
2. Существовал еще один способ — укладка готового сруба из сосны в выкопанной земле. Между стенами ямы и будущего дома засыпали щебень, камни и песок. Конструкций внутри пола не было. Да и потолка как такового тоже не существовало. Хватало устланной соломой и сухой травой и ветками крыши, которая держалась на толстых жердях. Стандартная площадь избы составляла примерно 16 кв. м.


3. Более состоятельные крестьяне Древней Руси ставили себе дома, которые полностью находились над поверхностью земли и имели покрытую досками крышу. Обязательным атрибутом такого жилья была печь. На чердаке организовывали помещения, которые преимущественно использовали в хозяйственных нуждах. В стенах прорубали волоковые окна. Они представляли собой обычные проемы, которые в холодное время года закрывали щитами из досок, то есть «заволакивали».
Вплоть до XIV в. в избах обеспеченных жителей (крестьян, дворян, бояр) окна делали не волоковыми, а слюдяными. Со временем стекло пришло на смену пластинам из слюды. Однако еще в XIX в. в селах оконные стекла были большой и ценной редкостью.

Как жили в русских избах?

На Руси избы представляли собой весьма практичное жилье, которое устанавливали таким образом, чтобы сохранить тепло. Вход в дом находился с южной стороны, с северной стороны была глухая стена. Пространство было разделено на 2 части: холодную и теплую клети, их площадь не была одинаковой. В первой держали домашний скот и инвентарь; теплую оснащали печью или очагом, размещали полати для отдыха.


Русские избы топили по-черному: дым клубился по полу и выходил из двери, из-за чего потолок и стены были покрыты толстым слоем сажи. В состоятельных домах топку выполняли по-белому, то есть через дымоход в печи.
В домах бояр строили дополнительный третий этаж - теремной. Как правило, там размещали покои для жены или дочерей. Важна была порода дерева, которое применялось при возведении жилья. Представители высшего сословия выбирали дуб, так как он считался наиболее прочным материалом. Остальные сооружали постройки из бревен сосны.

Древнерусские хоромы

На Руси хоромами называли избу из деревянного сруба, которую составляли из нескольких построек, соединенных между собой. Вместе сооружения образовывали княжий двор.


Каждая составная часть носила свое название:

  • ложница - спальное помещение;
  • медуша - кладовая для хранения запасов меда и браги;
  • мыльня - помещение для мытья, банная;
  • гридница - парадная зала для приема гостей.
В разных частях хором жили родственники и приближенные (дружинники, сподвижники) князя.

Убранство древнерусской избы

Обстановка и интерьер деревянной избы организовывали с соблюдением традиций. Больше всего места отдавали печи, которая располагалась с правой или левой стороны от входа. Этот атрибут выполнял сразу несколько функций: на ней спали, в печи готовили еду, а когда во дворе не было отдельной бани, то в печи еще и мылись!

Напротив печи (по диагонали) размещали красный угол - место для хозяина и почетных гостей. Там же находилось место для икон и святынь, которые оберегали жилище.
Угол напротив печи представлял собой кухонное пространство, которое называли бабьим кутом. Крестьянки находились у печи долгими вечерами: кроме приготовления пищи там они занимались рукоделием - шили и пряли при свете лучины.


В мужском куте были свои домашние заботы: ремонтировали инвентарь, плели лапти и т. д.
Избы были обставлены самой простой мебелью - лавки, стол. Спали на полатях - широких лавках, установленных высоко у стены печи.

Крестьянские дома не украшали элементами декора. В палатах князей на стены размешивали ковры, шкуры зверей и оружие.

Утром светило солнце, да только воробьи шибко раскричались - верная примета к метели. В сумерках повалил частый снег, а когда поднялся ветер, запорошило так, что и протянутой руки не разглядеть. Бушевало всю ночь, и на следующий день буран не растерял силы. Избу замело до верха подклета , на улице сугробы в человеческий рост - не пройти даже к соседям, а за околицу села и вовсе не выбраться, но идти никуда особо и не нужно, разве что за дровами в сарай-дровяник. Припасов в избе хватит на всю зиму.

В подклете - бочки и кадушки с солёными огурцами, капустой, грибами и брусникой, мешки с мукой, зерном и отрубями для птицы и другой живности, на крючьях сало да колбасы, вяленая рыба; в погребе в бурты засыпаны картошка и прочие овощи. И на скотном дворе порядок: две коровы пережёвывают сено, которым до крыши завален ярус над ними, свиньи похрюкивают за загородкой, птица дремлет на насесте в выгороженном в углу курятнике. Прохладно здесь, но мороза нет. Сложенные из толстых брёвен, тщательно проконопаченные стены сквозняков не пропускают и сохраняют тепло животных, преющего навоза и соломы.


А в самой избе о морозе и вовсе не помнится - жарко натопленная печь остывает долго. Вот только детишкам скучно: пока буран не кончится, из дому поиграть, побегать не выйдешь. Лежат малыши на полатях, слушают сказки, что рассказывает дед…

Самые древние русские избы - до XIII века - строили без фундамента , почти на треть зарывая в землю, - так было проще сберечь тепло. Выкапывали яму, в которой принимались собирать венцы из брёвен . До дощатых полов было ещё далеко, и их оставляли земляными. На тщательно утрамбованном полу из камней выкладывали очаг. В такой полуземлянке люди проводили зимы вместе с домашней живностью, которую держали ближе к входу. Да, и дверей не было, а небольшое входное отверстие – только бы протиснуться - прикрывали от ветров и холодов щитом из полубрёвен и матерчатым пологом.

Прошли века, и русская изба выбралась из-под земли. Теперь её ставили на каменном фундаменте. А если на столбах-сваях, то углы опирали на массивные колоды. Те, кто побогаче, делали крыши из тёса, селяне победнее крыли избы щепой-дранкой. И двери появились на кованых петлях, и окошки прорубались, и размеры крестьянских строений заметно увеличились.

Лучше всего знакомы нам традиционные избы, какими они сохранились в сёлах России от западных до восточных пределов. Это изба-пятистенка, состоящая из двух помещений - сеней и жилой комнаты, или шестистенка , когда собственно жилое помещение делится ещё одной поперечной стеной на-двое. Такие избы ставили в деревнях вплоть до самого последнего времени.

Крестьянская изба Русского Севера строилась иначе.

По сути, северная изба - это не просто дом, а модуль полного жизненного обеспечения семьи из нескольких человек в течение долгой, суровой зимы и холодной весны. Этакий космический корабль на приколе, ковчег, путешествующий не в пространстве, а во времени - от тепла до тепла, от урожая до урожая. Человеческое жильё, помещение для скота и птицы, хранилища припасов - всё находится под одной крышей, всё под защитой мощных стен. Разве что дровяной сарай да амбар-сеновал отдельно. Так они тут же, в ограде, пробить к ним в снегу тропу нетрудно.

Северная изба строилась в два яруса. Нижний - хозяйственный , там скотный двор и хранилище припасов - подклет с погребом. Верхний - жильё людей, горница, от слова горний, то есть высокий, потому что наверху. Тепло скотного двора поднимается вверх, это люди знали с незапамятных времён. Чтобы попасть в горницу с улицы, крыльцо делали высоким. И, взбираясь на него, приходилось одолеть целый лестничный пролёт. Зато как бы ни навалил буран сугробы, вход в дом они не заметут.
С крыльца дверь ведёт в сени - просторный тамбур, он же - переход в другие помещения. Здесь хранится разная крестьянская утварь, а летом, когда приходит тепло, в сенях спят. Потому что прохладно. Через сени можно спуститься на скотный двор, отсюда же - дверь в горницу. Только входить в горницу нужно осторожно. Для сохранения тепла дверь делали низкой, а порог высоким. Поднимай ноги повыше да пригнуться не забудь - неровён час набьёшь шишку о притолоку.

Просторный подклет находится под горницей, вход в него - со скотного двора. Делали подклеты высотой в шесть, восемь, а то и десять рядов брёвен - венцов. А начав заниматься торговлей, хозяин превращал подклет не только в хранилище, но и в деревенскую торговую лавку - прорубал на улицу окно-прилавок для покупателей.

Строили, впрочем, по-разному. В музее «Витославлицы» в Великом Новгороде есть изба внутри, как океанское судно : за уличной дверью начинаются ходы и переходы в разные отсеки, а чтобы в горницу попасть, нужно по лестнице-трапу взбираться под самую крышу.

В одиночку такой дом не построишь, потому в северных сельских общинах избу для молодых - новой семьи - ставили всем миром. Строили все селяне: вместе рубили и возили лес, пилили огромные брёвна, укладывали венец за венцом под крышу, вместе радовались построенному. Только когда появились бродячие артели мастеровых-плотников, строить жильё стали нанимать их.

Северная изба снаружи кажется огромной, а жилое помещение в ней одно - горница площадью метров двадцать, а то и меньше. Все там живут вместе, и старые и малые. Есть в избе красный угол, где висят иконы да лампадка. Здесь садится хозяин дома, сюда же приглашают почётных гостей.

Главное место хозяйки - напротив печи, называется кут. А узенькое пространство за печкой - закут. Отсюда и пошло выражение «ютиться в закутке» - в тесном углу или крохотной комнатушке.

«В горнице моей светло…» - поётся в популярной не так давно песне. Увы, долгое время это было совсем не так. Ради сохранения тепла окошки в горнице рубили маленькие, затягивали их бычьим или рыбьим пузырём либо промасленной холстиной, с трудом пропускавшими свет. Лишь в богатых домах можно было увидеть слюдяные окна. Пластинки этого слоистого минерала закрепляли в фигурных переплётах, отчего окно становилось похожим на витраж. К слову, из слюды были даже окошки в возке Петра I, который хранится в собрании «Эрмитажа». Зимой в окна вставляли пластины из льда. Их вырезали на замёрзшей реке или намораживали в форме прямо во дворе. Выходило светлее. Правда, готовить новые «ледяные стёкла» взамен тающих приходилось часто. Стекло появилось в Средние века, но как строительный материал русская деревня узнала его лишь в ХIХ столетии.

Долгое время в сельских, да, и в городских избах печи клали без труб . Не потому, что не умели или не додумались, а всё по тем же соображениям - как бы лучше сберечь тепло. Трубу как ни перекрывай заслонками, а морозный воздух всё равно проникает снаружи, выстуживая избу, и печь приходится топить гораздо чаще. Дым из печи попадал в горницу и выходил на улицу лишь через маленькие окошки-дымницы под самым потолком, которые открывали на время топки. Хотя печь топили хорошо высушенными «бездымными» поленьями, дыма в горнице хватало. Оттого избы назывались чёрными или курными.

Печные трубы на крышах сельских домов появились только в XV-XVI веках , да, и то там, где зимы были не слишком суровыми. Избы с трубой именовались белыми. Но поначалу делали трубы не каменными, а сбивали из дерева, что нередко становилось причиной пожара. Лишь в начале XVIII века Пётр I специальным указом повелел в городских домах новой столицы - Санкт-Петербурга, каменных или деревянных, ставить печи с каменными трубами .

Позднее в избах зажиточных крестьян кроме русских печей, в которых готовилась еда, стали появляться привезённые в Россию Петром I печи-голландки , удобные своими небольшими размерами и очень высокой теплоотдачей. Тем не менее печи без труб продолжали класть в северных сёлах вплоть до конца XIX века.

Печь — самое тёплое спальное место - лежанка , принадлежащая по традиции самым старшим и самым младшим в семье. Между стеной и печью тянется широкая полка - полати. Там тоже тепло, поэтому на полати клали спать детей. Родители располагались на лавках, а то и на полу; время кроватей ещё не настало.

Почему детей на Руси наказывая, ставили в угол?

Что сам по себе на Руси означал угол? Каждый дом в старину был маленькой церковью, в котором имелся свой Красный Угол (Передний Угол, Святой Угол, Божница), с иконами.
Именно в этот Красный Угол родители ставили своих детей чтобы они молились Богу за свои проступки и в надежде, что Господь сможет вразумить непослушного ребёнка.

Архитектура русской избы постепенно менялась и усложнялась. Жилых помещений становилось больше. Кроме сеней и горницы появилась в доме светлица - действительно светлое помещение с двумя-тремя большими окнами уже с настоящими стёклами. Теперь в светлице проходила большая часть жизни семьи, а горница выполняла роль кухни. Обогревалась светлица от задней стенки печи.

А зажиточные крестьяне делили обширный жилой сруб избы двумя стенами крест-накрест, разгораживая таким образом четыре комнаты. Даже большая русская печь обогреть всё помещение не могла, вот тут и приходилось ставить в самую дальнюю от неё комнату дополнительно печь-голландку.

Непогода бушует неделю, а под крышей избы её почти не слышно. Всё идёт своим чередом. У хозяйки хлопот больше всех: ранним утром подоить коров и насыпать зерна птицам. Потом распарить отруби для свиней. Воды принести из деревенского колодца - два ведра на коромысле, полтора пуда общим весом, да, и еду надо готовить, семью кормить! Детишки, понятно, помогают чем могут, так исстари повелось.

У мужчин зимой забот меньше, чем весной, летом и осенью. Хозяин дома - кормилец - трудится без устали всё лето от зари до зари. Пашет, косит, жнёт, молотит на поле, рубит, пилит в лесу, строит дома, рыбу добывает и лесного зверя. Как хозяин дома наработает, так и будет жить его семья всю зиму до следующей теплой поры, потому зима для мужчин - время отдыха. Конечно, без мужских рук в сельском доме не обойтись: починить то, что нуждается в починке, наколоть и принести в дом дров, почистить хлев, сделать сани, и устроить выездку лошадям, семью свозить на ярмарку. Да, в деревенской избе много дел, требующих крепких мужских рук и смекалки, что ни женщине, ни детям не по силам.

Срубленные умелыми руками северные избы стояли века. Сменялись поколения, а дома-ковчеги по-прежнему оставались надёжным убежищем в суровых природных условиях. Только могучие брёвна темнели от времени.

В музеях деревянного зодчества «Витославлицы» в Великом Новгороде и «Малые Корелы» под Архангельском есть избы, возраст которых перевалил за полтора столетия. Их разыскивали в заброшенных деревнях учёные-этнографы и выкупали у перебравшихся в города владельцев.

Потом бережно разбирали, перевозили на музейную территорию и восстанавливали в первозданном виде. Такими и предстают они перед многочисленными экскурсантами, приезжающими в Великий Новгород и Архангельск.
***
Клеть - прямоугольный однокомнатный бревенчатый дом без пристроек размером чаще всего 2×3 м.
Клеть с печкой - изба.
Подклет (подклеть, подызбица) - нижний этаж здания, расположенный под клетью и используемый в хозяйственных целях.

Традиция украшать дома резными деревянными наличниками и другими декоративными элементами возникла в России не на пустом месте. Первоначально деревянная резьба, как и древнерусская вышивка, носила культовый характер. Древние славяне наносили на свое жилище языческие знаки призванные оберегать жилище, обеспечивать плодородие и защиту от врагов и природных стихий. Недаром в стилизованных орнаментах до сих пор можно угадать знаки обозначающие солнце, дождь, женщин воздевших руки к небу , морские волны, изображали животных — коней, лебедей, уточек или причудливое переплетение растений и диковинных райских цветов. В дальнейшем, религиозный смысл деревянной резьбы утрачивался , но традиция придавать различным функциональным элементам фасада дома художественный вид осталась до сих пор.

Практически в каждом селе, деревне или городе можно встретить удивительные образцы деревянного кружева, украшающего дом. Причем, в различных областях существовали совершенно различные стили деревянной резьбы для оформления домов. В одних районах используется преимущественно глухая резьба, в других скульптурная, но в основном, дома украшены прорезной резьбой, а также её разновидностью — резной декоративной деревянной накладной.

В старину, в различных районах России, и даже в разных деревнях резчики использовали определенные виды резьбы и элементов орнамента. Это хорошо заметно, если рассматривать фотографии резных наличников изготовленных в 19 и начале 20 веках. В одном селе традиционно использовали определенные элементы резьбы на всех домах, в другом селе мотивы резных наличников могли быть уже совсем другими. Чем дальше друг от друга находились эти населенные пункты, тем сильнее отличались по внешнему виду резные наличники на окнах. Изучение старинной домовой резьбы и наличников в частности, даёт этнографам много материала для изучения.

Во второй половине 20 века, с развитием транспорта, печати, телевидения и других средств коммуникации, орнаменты и виды резьбы, присущие ранее одному какому-либо региону, стали использоваться и в соседних сёлах. Началось повсеместное смешение стилей деревянной резьбы. Рассматривая фотографии современных резных наличников находящихся в одном населенном пункте можно удивляться их разнообразию. Может быть это и не так уж плохо? Современные города и посёлки становятся более яркими и неповторимыми. Резные наличники на окнах современных коттеджей часто вбирают в себя элементы лучших образцов деревянного декора.

Борис Руденко. Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21349/ (Наука и жизнь, Русская изба: ковчег среди лесов)

Родные пенаты, в которых наши предки рождались, в которых проходила жизнь рода, в которых умирали...

Название исконно русского деревянного дома происходит из древнерусского "истьба" , что означает "дом, баня" или "истобка" из "Повести временных лет...". Древнерусское наименование деревянного жилища уходит корнями в праславянское "jьstъba" и считается заимствованным из германского "stubа" . В древненемецком "stubа" означала "теплое помещение, баня".

Еще в "Повести временных лет..." летописец Нестор пишет о том, что славяне жили родами, каждый род на своем месте. Уклад жизни был патриархальный. Род представлял собой проживание нескольких семей под одной крышей, связанных кровными узами и властью единого родоначальника - главы семейства. Как правило, род представлял собой старших родителей - отца и мать и их многочисленных сыновей с женами и внуками, которые жили в одной избе с единым очагом, все вместе работали и повиновались старший брат младшему, сын отцу, а отец деду. Если род был слишком большим, не хватало места на всех, то изба с теплым очагом прирастала дополнительными пристройками - клетями. Клеть - неотапливаемое помещение, холодная изба без печи, пристройка из сруба к основному, теплому жилищу. В клетях жили молодые семьи, но очаг оставался единым для всех, на нем готовилась общая на весь род пища - обед или ужин. Огонь, который разжигался в очаге был символом рода, как источник семейного тепла, как место, у которого собиралась вся семья, весь род для решения самых важных жизненных вопросов.

В древности избы были "черными" или "курными". Такие избы топились печами без дымохода. Дым при топке выходил не через дымоход, а через окно, дверь или дымницу в кровле.

Первые белокурные избы, согласно археологическим данным, появились на Руси в XII веке. Сначала в таких избах с печью и дымоходам жили богатые, состоятельные крестьяне, постепенно традицию строительства избы с печью и дымоходом стали перенимать все крестьянские сословия и уже в XIX веке редко можно было встретить черную избу, разве что только бани. по-черному на Руси строили вплоть до ХХ века, достаточно вспомнить известную песню В.Высоцкого "Банька по-черному":


"...Топи!
Ох, сегодня я отмоюсь добела!
Кропи,
В бане стены закопченые кропи.
Топи,
Слышишь? Баньку мне по-черному топи! "....

По количеству стен в избе, деревянные дома подразделялись на четырехстенки, пятистенки, крестовики и шестистенки.

Изба-четырехстенка - простейшее строение из бревен, дома из четырех стен. Такие избы строились иногда с сенями, иногда без них. Крыши в таких домах были двухскатные. В северных территориях к избам-четырехстенкам пристраивали сени или клети, чтобы морозный воздух зимой не попадал сразу в теплое помещение и не охлаждал его.

Изба-пятистенка - сруб дома с пятой капитальной поперечной стеной внутри сруба, самый распространенный вид избы на Руси. Пятая стена в срубе дома делила помещение на две неравные части: большая часть была горницей, вторая служила либо сенями, либо дополнительной жилой частью. Горница служила основным помещением, общим для всей семьи, здесь была печь - сущность семейного очага, которая обогревала избу во время суровых зим. Горница служила и кухней, и столовой для всей семьи.


Изба-крестовик - это бревенчатый сруб с внутренними поперечными пятой и продольной шестой стенами. Крыша в таком доме чаще всего была четырехскатная (если по-современному - вальмовая), без фронтонов. Разумеется, избы-крестовики строили большего размера, чем обычные пятистенки, для больших семей, с отдельными помещениями, разделенных капитальными стенами.


Изба-шестистенка - это то же, что и изба-пятистенка, только с двумя поперечными, параллельными друг другу пятой и шестой капитальной стеной из бревна.

Чаще всего избы на Руси строились с двором - дополнительными хозяйственными деревянными помещениями. Дворы в доме делились на открытые и закрытые и располагались в стороне от дома или вокруг него. В средней полосе России чаще всего строили дворы открытые - без общей крыши. Все хозяйственные постройки: сараи, хлевы, конюшни, амбары, дровенники и т.д. стояли поодаль от избы.

На севере же строили дворы закрытые, под общей крышей, и выстеленными из дерева панелями на земле, по которым можно было перемещаться из одной хозяйственной постройки в другую, не боясь попасть под дождь или снег, территорию которой не обдувало сквозным ветром. Крытые единой крышей дворы примыкали к основной жилой избе, что позволяло в суровые зимы или дождливые осенне-весенние дни, попасть из теплой избы в дровенник, хлев или конюшню, не рискуя быть подмоченным дождем, обсыпанным снегом или быть обветренным уличными сквозняками.

При строительстве новой избы наши предки соблюдали правила, выработанные веками, ведь возведение нового дома - это знаменательное событие в жизни крестьянской семьи и все традиции соблюдались до мелочей. Одним из главных заветов предков был выбор места для будущей избы. Новая изба не должна строиться на месте, где когда-то было кладбище, дорога или баня. Но в то же время желательно было, чтоб место для нового деревянного дома уже было обжитым, где проходила жизнь людей в полном благополучии, светлым и на сухом месте.

Основное требование к строительному материалу было одинаковым - сруб рубился из : из сосны, ели или лиственницы. Будущий дом из сруба ставился , в первый год сруб отстаивался, а на следующий сезон отделывался и в новый деревянный дом с печкой заселялась семья. Ствол хвойных деревьев был высоким, стройным, хорошо поддавался обработке топором и в то же время был прочным, стены из сосны, ели или лиственницы хорошо сохраняли тепло в доме зимой и не нагревались летом, в жару, сохраняя приятную прохладу. Одновременно выбор дерева в лесу регламентировался несколькими правилами. Например, нельзя было вырубать больные, старые и высохшие деревья, которые считались мертвыми и могли, по поверьям, принести в дом болезни. Нельзя было вырубать деревья, росшие на дороге и у дорог. Такие деревья считались "буйными" и в срубе такие бревна, по поверью, могут выпадать из стен и придавливать хозяев дома.

Подробно о строительстве деревянных домов на Руси можно почитать в книге , написанной в начале 20 века известным русским архитектором, историком и исследователем русского деревянного зодчества М.В.Красовским. В его книге собран грандиозный материал по истории деревянного зодчества на Руси с самых древних времен и до начала 20 века. Автор книги изучил развитие древнейших традиций в строительстве деревянных строений от жилых построек до церковных храмов, изучил приемы строительства языческих деревянных храмов и капищ. Обо всем этом М.В.Красовский написал в своей книге, оформив ее рисунками с пояснениями.

Изба снаружи. Устройство русской крестьянской избы

Русская изба: где и как строили избы наши предки, устройство и декор, элементы избы, видео, загадки и пословицы об избе и разумном ведении домашнего хозяйства.

«Ах, какие хоромы!» — так часто говорим мы сейчас о просторной новой квартире или даче. Говорим, не задумываясь о смысле этого слова. Ведь хоромы – это крестьянское старинное жилище, состоящее из нескольких построек. Что же за хоромы были у крестьян в их русских избах? Как была устроена русская традиционная изба?

В этой статье:

— где строили раньше избы?
— отношение к русской избе в русской народной культуре,
— устройство русской избы,
— убранство и декор русской избы,
— русская печь и красный угол, мужская и женская половины русского дома,
— элементы русской избы и крестьянского двора (словарик),
— пословицы и поговорки, приметы о русской избе.

Поскольку я родом с севера и выросла на Белом море, то я покажу в статье фотографии северных домов. А эпиграфом к своему рассказу о русской избе я выбрала слова Д. С. Лихачева:

«Русский Север! Мне трудно выразить словами мое восхищение, мое преклонение перед этим краем.Когда впервые мальчиком тринадцати лет я проехал по Баренцеву и Белому морям, по Северной Двине, побывал у поморов, в крестьянских избах, послушал песни и сказки, посмотрел на этих необыкновенно красивых людей, державшихся просто и с достоинством, я был совершенно ошеломлен. Мне показалось, что только так и можно жить по-настоящему: размеренно и легко, трудясь и получая от этого труда столько удовлетворения… В Русском Севере удивительнейшее сочетание настоящего и прошлого, современности и истории, акварельной лиричности воды, земли, неба, грозной силы камня, бурь, холода, снега и воздуха» (Д.С. Лихачев. Русская культура. – М., 2000. – С. 409-410).

Где строили раньше избы?

Любимым местом для возведения деревни и строительства русских изб был берег реки или озера . Крестьяне при этом руководствовались и практичностью – близость к реке и лодке как средству передвижения, но и эстетическими причинами. Из окон избы, стоящей на высоком месте, открывался красивый вид на озеро, леса, луга, поля, а также на свой двор с амбарами, на баню у самой реки.

Северные деревни видны издалека, они никогда не располагались в низменностях, всегда на холмах, у леса, у воды на высоком берегу реки, становились центром красивой картины единения человека и природы, вписывались органично в окружающий ландшафт. На самом высоком месте строили обычно церковь и колокольню в центре села.

Дом строился основательно, «на века», место для него подбиралось достаточно высокое, сухое, защищенное от холодных ветров – на высоком холме. Деревни старались располагать там, где были плодородные земли, богатые луга, лес, река или озеро. Избы ставились так, чтобы к ним был обеспечен хороший подъезд и подход, а окна были обращены «на лето» — на солнечную сторону.

На севере дома старались располагать на южном склоне холма, чтобы его вершина надежно закрывала дом от буйных холодных северных ветров. Южная сторона всегда будет хорошо прогреваться, и в доме будет тепло.

Если рассматривать расположение избы на участке, то ее старались расположить ближе к северной его части. Дом закрывал от ветра садово- огородную часть участка.

В плане ориентации русской избы по солнцу (север, юг, запад, восток) тоже было особое строение деревни. Очень было важно, чтобы окна жилой части дома были расположены по солнцу. Для лучшей освещенности домов в рядах их ставили в шахматном порядке относительно друг друга. Все дома на улицах деревни «смотрели» в одну сторону – на солнце, на реку. Из окна можно было видеть восходы и закаты, движение судов по реке.

Благополучным местом для строительства избы считалось место, на которое ложиться отдыхать рогатый скот. Ведь коровы рассматривались нашими предками как плодородная живительная сила, ведь корова часто была кормилицей семьи.

Старались не строить дома на болотах или рядом с ними, эти места считались «зяблыми», и урожай на них часто страдал от заморозков. А вот речка или озеро рядом с домом – это всегда хорошо.

Выбирая место для строительства дома, мужчины гадали – использовали эксперимент. Женщины в нем никогда не участвовали. Брали овечью шерсть. Ее помещали в глиняный горшок. И оставляли на ночь на месте будущего дома. Результат считался положительным, если к утру шерсть отсыреет. Значит, дом будет богатым.

Были и другие гадания – эксперименты. Например, вечером оставляли на ночь мел на месте будущего дома. Если мел привлек муравьев, то это считалось хорошим знаком. Если же муравьи не живут на этой земле, то лучше дом здесь не ставить. Результат проверяли утром на следующий же день.

Рубить дом начинали ранней весной (Великим постом) или в другие месяцы года в новолуние. Если же дерево срубить на убывающей Луне, то оно будет быстро гнить, поэтому и был такой запрет. Были и более жесткие предписания по дням. Лес начинали заготавливать от зимнего Николы, с 19 декабря. Лучшим временем для заготовки дерева считали декабрь – январь, по первым морозам, когда лишняя влага выходит из ствола. Не рубили для дома сухие деревья или деревья с наростами, деревья, которые при срубке упало на север. Эти поверья относились именно к деревьям, другие материалы такими нормами не обставлялись.

Не строили дома на месте домов, сожженных молнией. Считалось, что молнией Илья – пророк поражает места нечистой силы. Не строили дома также там, где ранее была баня, где кто-то поранился топором или ножом, где найдены человеческие кости, где раньше была баня или раньше проходила дорога, где произошло какое-то несчастье, например, наводнение.

Отношение к русской избе в народной культуре

Дом на Руси имел много названий: изба, хата, терем, холупы, хоромы, хоромина и храм. Да, не удивляйтесь –храм! Хоромы (изба) приравнивались к храму, ведь храм – это тоже дом, Дом Божий! А в избе всегда был святой, красный угол.

Крестьяне относились к дому как к живому существу. Даже названия частей дома похожи на названия частей тела человека и его мира! Это особенность именно русского дома – «человеческие», то есть антропоморфные названия частей избы:

  • Чело избы – это ее лицо. Челом могли называться фронтон избы и наружное отверстие в печи.
  • Причелина – от слова «чело», то есть украшение на челе избы,
  • Наличники – от слова «лицо», «на лице» избы.
  • Очелье – от слова «очи», окно. Так называлась и часть женского головного убора, так же называлось и украшение окна.
  • Лоб – так называлась лобовая доска. Были и «лобовины» в конструкции дома.
  • Пята, стопа – так называлась часть дверей.

Были в устройстве избы и двора и зооморфные названия: «быки», «курицы», «конек», «журавель»- колодец.

Слово «изба» происходит от древнеславянского «истьба». «Истьбою, истопкою» назывался отапливаемый жилой сруб (а «клеть» — это неотапливаемый сруб жилого дома).

Дом и изба были для людей живыми моделями мира. Дом был тем сокровенным местом, в котором люди выражали представления о себе, о мире, строили свой мир и свою жизнь по законам гармонии. Дом – это часть жизни и способ соединять и формировать свою жизнь. Дом – это сакральное пространство, образ рода и родины, модель мира и жизни человека, связь человека с миром природы и с Богом. Дом – это пространство, которое человек строит своими руками, и которое с ним с первых до последних дней его жизни на Земле. Строительство дома – повторение человеком дела Творца, ведь человеческое жилище, по представлениям народа – это малый мир, созданный по правилам «большого мира».

По внешнему виду русского дома можно было определить социальный статус, вероисповедание, национальность его хозяев. В одной деревне не было двух совершенно одинаковых домов, ведь каждая изба несла в себе индивидуальность и отражала внутренний мир рода, в ней проживающего.

Для ребенка дом- это первая модель внешнего большого мира, он «кормит» и «взращивает» дитя, дитя «впитывает» из дома законы жизни в большом взрослом мире. Если дитя выросло в светлом уютном добром доме, в доме, в котором царит порядок – то так ребенок и будет дальше строить свою жизнь. Если же в доме хаос – то хаос и в душе, и в жизни человека. С детства ребенок осваивал систему представлений о своем доме – изле и его строении – матица, красный угол, женская и мужская части дома.

Дом традиционно в русском языке используется как синоним слова «родина». Если у человека нет чувства дома – то нет и чувства родины! Привязанность к дому, забота о нем считались добродетелью. Дом и русская изба- воплощение родного, безопасного пространства. Использовалось слово «дом» и в смысле «семья» — так и говорили «На холме четыре дома» — это означало, что четыре семьи. В русской избе под одной крышей жили и вели общее хозяйство несколько поколений рода – деды, отцы, сыновья, внуки.

Внутреннее пространство русской избы издавна ассоциировалось в народной культуре как пространство женщины – она за ним следила, наводила порядок и уют. А вот внешнее пространство – двор и далее – это было пространство мужчины. Дедушка моего мужа до сих пор вспоминает такой разделение обязанностей, которое было принято в семье наших прапрародителей: женщина носила воду из колодца для дома, для приготовления еды. А мужчина тоже носил воду из колодца, но для коров или лошадей. Позором считалось, если женщина начинала выполнять мужские обязанности или наоборот. Поскольку жили большими семьями – то проблем не было. Если кто-то из женщин сейчас не мог носить воду – то эту работу выполняла другая женщина семьи.

В доме также строго соблюдалась мужская и женская половина, но об этом еще будет разговор далее.

На Русском Севере жилые помещения и хозяйственные были объединены под одной крышей, чтобы можно было вести хозяйство, не выходя из дома. Так проявлялась жизненная смекалка северян, живущих в суровых холодных природных условиях.

Дом понимался в народной культуре как центр главных жизненных ценностей – счастье, достаток, процветание рода, вера. Одной из функций избы и дом была функция защитная. Резное деревянное солнце под крышей – пожелание счастья и благополучия хозяевам дома. Изображение роз (которые на севере не растут) – пожелание счастливой жизни. Львы и львицы в росписи – языческие обереги, отпугивающие своим страшным видом зло.

Пословицы про избу

На крыше – тяжелый конек из дерева – знак солнца. В доме обязательно была домашняя божница. Интересно о коньке написал С. Есенин: «Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления. Но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним – колеснице» (Некрасова М,А. Народное искусство России. – М., 1983)

Дом строился очень пропорционально и гармонично. В его конструкции – закон золотого сечения, закон природной гармонии в пропорциях. Строили без измерительного инструмента и сложных расчетов – по чутью, как душа подсказывала.

В русской избе иногда жила семья из 10 или даже 15-20 человек. В ней готовили пищу и ели, спали, ткали, пряли, ремонтировали утварь, занимались всеми домашними работами.

Миф и правда о русской избе. Бытует мнение, что в русских избах было грязно, была антисанитария, болезни, нищета и темнота. Я тоже так раньше думала, так нас учили в школе. Но это совершенно не соответствует истине! Я спрашивала свою бабушку незадолго до ее ухода в мир иной, когда ей уже было за 90 лет (она выросла недалеко от Няндомы и Каргополя на Русском Севере в Архангельской области), как жили в их деревне в ее детстве – неужели мыли и убирали дом раз в году и жили в темноте и в грязи?

Она была очень удивлена и рассказала, что всегда в доме было не просто чисто, а очень светло и уютно, красиво. Ее мама (моя прабабушка) вышивала и вязала красивейшие подзоры к кроватям взрослых и детишек. Каждая кроватка и люлечка были украшены ее подзорами. И у каждой кроватки — свой узор! Представляете, какой это труд! И какая красота в обрамлении каждой кроватки! Ее папа (мой прадедушка) вырезал красивые орнаменты на всей домашней утвари и мебели. Она вспоминала, как была ребенком под присмотром своей бабушки вместе со своими сестрами и братьями (моей прапрабабушки). Они не только играли, но и помогали взрослым. Бывало, вечером ее бабушка скажет детям: «Скоро мать и отец с поля придут, надо в доме прибрать». И ай – да! Дети берут веники, тряпки, наводят полный порядок, чтобы ни соринки в углу не было, ни пылинки, и все вещи на своих местах были. К приходу матери и отца дом был всегда чистый. Дети понимали, что взрослые пришли с работы, устали и им надо помогать. Еще она вспомнила, как ее мама всегда белила печку чтобы печь была красивой и в доме было уютно. Даже в день родов ее мама (моя прабабушка) белила печку, а потом пошла рожать в баню. Бабушка вспоминала, как она, будучи старшей дочерью, ей помогала.

Не было такого, чтобы снаружи было чисто, а внутри – грязно. Прибирались очень тщательно и снаружи, и внутри. Моя бабушка говорила мне, что «то, что наружу – это то, какой ты хочешь казаться людям» (наружу – это внешний вид одежды, дома, шкафа и т.д. – как они выглядят для гостей и какими мы себя хотим представить людям одеждой, внешним видом дома и т.д.). А вот «что внутри – это то, какая ты есть на самом деле» (внутри – это изнанка вышивки или любой другой работы, изнанка одежды которая должна быть чистой и без дырок или пятен, внутренняя часть шкафов и другие невидимые другим людям, но видимые нам моменты нашей жизни). Очень поучительно. Я всегда вспоминаю ее слова.

Бабушка вспоминала, что нищие и грязные избы были только у тех, кто не трудился. Их считали как будто юродивыми, немного больными, их жалели как больных душою людей. Кто же трудился – даже если у него было 10 детей – жили в светлых чистых красивых избах. Украшали свой дом с любовью. Вели большое хозяйство и никогда не жаловались на жизнь. Всегда был порядок в доме и на дворе.

Устройство русской избы

Русский дом (изба) подобно Вселенной делился на три мира, три яруса: нижний – это подвал, подполье; средний – это жилые помещения; верхний под небом – чердак, крыша.

Изба как конструкция представляла собой сруб из бревен, которые связывались между собой в венцы. На Русском Севере было принято строить дома без гвоздей, очень прочные дома. Минимальное количество гвоздей использовалось только для прикрепления декора – причелин, полотенца, наличников. Строили дома «как мера и красота скажут».

Крыша – верхняя часть избы – дает защиту от внешнего мира и является границей внутренней части дома с космосом. Недаром крыша так красиво украшалась в домах! А в орнаменте на крыше часто изображались символы солнца – солярные символы. Мы знаем такие выражения: «отчий кров», «жить под одной крышей». Были обычаи – если человек болел и долго не мог покинуть этот мир, то чтобы душа его легче перешла в мир иной, то снимали конек на крыше. Интересно, что крыша считалась женским элементом дома – сама изба и всё в избе должно быть «покрыто» — и крыша, и вёдра, и посуда, и бочки.

Верхняя часть дома (причелины, полотенце) украшались солярными, то есть солнечными знаками. В некоторых случаях на полотенце изображалось полное солнце, а на причелинах – только половины солярных знаков. Таким образом солнце показывалось в важнейших точках своего пути по небу – на восходе, в зените и на заходе. В фольклоре даже есть выражение «трехсветлое солнце», напоминающее об этих трех ключевых точках.

Чердак располагался под крышей и на нем хранили предметы, не нужные в данный момент, удаленные из дома.

Изба была двухэтажной, жилые комнаты располагались на «втором этаже», так как там было теплее. А на «первом этаже», то есть на нижнем ярусе, был подклет. Он предохранял жилые помещения от холода. Подклет использовался для хранения продуктов и делился на 2 части: подвал и подполье.

Пол делали двойным для сохранения тепла: внизу «черный пол», а сверху на нем – «белый пол». Укладывали доски пола от краев к центру избы в направлении от фасада к выходу. Это имело значение в некоторых обрядах. Так, если в дом заходили и садились на лавку вдоль половиц, то это означало, что пришли сватать. Никогда не спали и не клали постель вдоль половиц, Так как вдоль половиц клали умершего человека «на пути к дверям». Именно поэтому и не спали головой к выходу. Спали всегда головой в красный угол, к передней стене, на которой находились иконы.

Важным в устройстве русской избы была диагональ «красный угол – печь». Красный угол всегда указывал на полдень, на свет, на Божью сторону (красную сторону). Он всегда ассоциировался с вотоком (восход солнца) и югом. А печь указывала на заход солнца, на тьму. И ассоциировалась с западом или севером. Молились всегда на образа в красном углу, т.е. на восток, где располагается и алтарь в храмах.

Дверь и вход в дом, выход во внешний мир – один из важнейших элементов дома. Она встречает каждого входящего в дом. В древности существовало много поверий и разных защитных ритуалов, связанных с дверью и порогом дома. Наверное, недаром, и сейчас многие привешивают на дверь подкову на счастье. А еще ранее под порог укладывали косу (садовый инструмент). В этом отражались представления людей о коне как животном, связанном с солнцем. А также о металле, сотворенном человеком с помощью огня и являющемся материалом для защиты жизни.

Только закрытая дверь сохраняет жизнь внутри дома: «Не всякому верь, запирай крепче дверь». Именно поэтому люди останавливались перед порогом дома, особенно при входе в чужой дом, эта остановка часто сопровождалась краткой молитвой.

На свадьбе в некоторых местностях молодая жена, входя в дом мужа, не должна была коснуться порога. Именно поэтому ее часто вносили на руках. А в других местностях, примета была с точностью до наоборот. Невеста, входя в дом жениха после венчания, обязательно задерживалась на пороге. Это было знаком того. Что она теперь своя в роде мужа.

Порог дверного проема – это граница «своего» и «чужого» пространства. В народных представлениях это было пограничное, а поэтому небезопасное место: «Через порог не здороваются», «Через порог руки не подают». Через порог нельзя и принимать подарки. Гостей встречают за порогом снаружи, потом впускают впереди себя через порог.

По высоте дверь была ниже человеческого роста. Приходилось при входе и голову наклонить, и шапку снять. Но при этом дверной проем был достаточно широким.

Окно – еще один вход в дом. Окно – слово очень древнее, в летописях впервые упоминается в 11 году и встречается у всех славянских народов. В народных поверьях запрещалось через окно плеваться, выбрасывать мусор, что-то выливать из дома, так как под ним «стоит ангел Господень». «В окно подать (нищему) – Богу подать». Окна считались глазами дома. Человек смотрит через окно на солнце, а солнце смотрит на него через окно (глаза избы).Именно поэтому на наличниках часто вырезали знаки солнца. В загадках русского народа говорится так: «Красная девушка в окошечко глядит» (солнце). Окна в доме традиционно в русской культуре всегда старались ориентировать «на лето» — то есть на восток и юг. Самые большие окна дома всегда смотрели на улицу и на реку, их называли «красными» или «косящатыми».

Окна в русской избе могли быть трех видов:

А) Волоковое окно – самый древний вид окон. Высота его не превышала высоты горизонтально положенного бревна. А вот в ширину оно было в полтора раза больше высоты. Такое окно изнутри закрывалось задвижкой, «волочившейся» по специальным пазам. Поэтому и окно называлось «волоковое». Через волоковое окно в избу проникал только тусклый свет. Такие окна чаще встречались на хозяйственных постройках. Через волоковое окно из избы выводили («выволакивали») дым от печки. Через них также проветривали подклеты, чуланы, повети и хлева.

Б) Колодчатое окно – состоит из колоды, составленной из четырех прочно связанных между собой брусьев.

В) Косящатое окно – это проем в стене, укрепленный двумя боковыми брусьями. Эти окна еще называют «красными» независимо от их расположения. Изначально такими делались центральные окна в русской избе.

Именно через окно нужно было передать младенца, если рожденные в семье дети умирали. Считалось, что так можно спасти ребенка и обеспечить ему долгую жизнь. На Русском Севере существовало и такое поверье, что душа человека покидает дом через окно. Именно поэтому на окно ставили чашку с водой, чтобы душа, покинувшая человека, могла омыться и улететь. Также после поминок на окно вывешивали полотенце, чтобы душа по нему поднялась в дом, а потом спустилась обратно. Сидя у окна, поджидали вести. Место у окна в красном углу – место почетное, для самых почетных гостей, в том числе и сватов.

Окна располагались высоко, и поэтому взгляд из окна не натыкался на соседние строения, и вид из окна был красивым.

При строительстве между брусом окна и бревном стены дома оставляли свободное пространство (осадочный паз). Его закрывали доской, которая всем нам хорошо известна и называется наличником («на лице дома» = наличник). Наличники украшались орнаментом для защиты дома: круги как символы солнца, птицы, кони, львы, рыба, ласка (животное, считавшееся хранительницей скота – считали, что если изобразить хищника, то он не будет вредить домашним животным), растительный орнамент, можжевельник, рябину.

Снаружи окна закрывались ставнями. Иногда на севере, чтобы было удобно закрывать окна, строились галереи вдоль главного фасада (они выглядели как балкончики). Идет хозяин по галерее и закрывает ставни на окнах на ночь.

Четыре стороны избы обращены к четырем сторонам света. Внешний вид избы обращен к внешнему миру, а внутреннее убранство – к семье, к роду, к человеку.

Крыльцо русской избы было чаще открытым и просторным. Здесь проходили те семейные события, которые могла видеть вся улица деревни: провожали солдатов, встречали сватов, встречали новобрачных. На крыльце общались, обменивались новостями, отдыхали, разговаривали о делах. Поэтому крыльцо занимало видное место, было высоким и поднималось на столбах или срубах ввысь.

Крыльцо – «визитная карточка дома и его хозяев», отражающее их гостеприимство, достаток и радушие. Дом считался нежилым, если у него разрушено крыльцо. Украшали крыльцо тщательно и красиво, орнамент использовался такой же, как и на элементах дома. Это мог быть геометрический или растительный орнамент.

Как Вы думаете, от какого слова образовалось слово «крыльцо»? От слова «крыть», «крыша». Ведь крыльцо обязательно было с крышей, защищающей от снега и дождя.
Часто в русской избе было два крыльца и два входа. Первый вход – парадный, там устраивались лавки для беседы и отдыха. А второй вход – «грязный», он служил для хозяйственных нужд.

Печь располагалась около входа и занимала примерно четверть пространства избы. Печь – один из сакральных центров дома. «Печь в дому – то же что алтарь в церкви: в ней печется хлеб». «Печь нам мать родная», «Дом без печи – нежилой дом». Печь имела женское начало и находилась в женской половине дома. Именно в печи сырое, неосвоенное превращается в вареное, «своё», освоенное. Печь располагается в углу, противоположном от красного угла. На ней спали, ее использовали не только в приготовлении пищи, но и в целительстве, в народной медицине, в ней маленьких деток мыли зимой, на ней грелись дети и старики. В печи обязательно держали заслонку закрытой, если кто-то уехал из дома (чтобы вернулся и дорога была счастливой), во время грозы (т.к. печь –еще один вход в дом, связь дома с внешним миром).

Матица – брус, идущий поперек русской избы, на котором держится потолок. Это граница передней и задней части дома. Гость, приходящий в дом, без разрешения хозяев не мог зайти дальше матицы. Сидеть под матицей означало сватать невесту. Чтобы всё удалось, надо было перед уходом из дома подержаться за матицу.

Всё пространство избы делилось на женское и мужское. Мужчины работали и отдыхали, принимали гостей в будни в мужской части русской избы – в переднем красном углу, в сторону от него к порогу и иногда под полатями. Рабочее место мужчины при починке было рядом с дверью. Женщины же и дети работали и отдыхали, бодрствовали в женской половине избы – около печи. Если женщины принимали гостей, то гости сидели у порога печи. На собственно женскую территорию избы гости могли зайти только по приглашению хозяйки. Никогда представители мужской половины без особой крайней надобности не заходили на женскую половину, а женщины – на мужскую. Это могло быть воспринято как оскорбление.

Лавки служили не только местом для сидения, но и местом для сна. Под голову при сне на лавке подкладывался подголовник.

Лавка у дверей называлась «коник», она могла быть рабочим местом хозяина дома, а также на ней мог переночевать любой человек, зашедший в дом, нищий.

Над лавками выше окон параллелльно лавкам делались полки. На них клали шапки, нитку, пряжу, прялки, ножи, шило и другие предметы домашнего обихода.

Взрослые пары в браке спали в горенках, на лавке под полатями, в отдельных своих клетях – в своих местах. Старики спали на печке или у печки, детки – на печи.

Вся утварь и мебель в русской северной избе располагаются вдоль стен, а центр остается свободным.

Светлицей называлась комната – светёлка, горенка на втором этаже дома, чистая, ухоженная, для рукоделия и чистых занятий. Здесь были шкаф, кровать, диван, стол. Но также как и в избе все предметы расставлялись вдоль стен. В горенке стояли сундуки, в которые собирали приданое для дочерей. Сколько дочерей на выданье – столько и сундуков. Здесь жили девушки – невесты на выданье.

Размеры русской избы

В древности русская изба не имела внутренних перегородок и была по форме квадратом или прямоугольником. Средние размеры избы были от 4 Х 4 метра до 5, 5 х 6, 5 метров. У середняков и зажиточных крестьян избы были большие – 8 х 9 метров, 9 х 10 метров.

Убранство русской избы

В русской избе различались четыре угла: печной, бабий кут, красный угол, задний угол (у входа под полатями). Каждый угол имел своё традиционное назначение. А вся изба в соответствии с углами делилась на женскую и мужскую половину.

Женская половина избы проходит от устья печи (выходное отверстие печи) до передней стены дома.

Один из углов женской половины дома – это бабий кут. Его еще называют «запечье». Это место около печи, женская территория. Здесь готовили пищу, пироги, хранилась утварь, жернова. Иногда «женская территория» дома отделялась перегородкой или ширмой. На женской половине избы з а печью были шкафчики для кухонной посуды и съестных припасов, полки для столовой посуды, ведра, чугуны, кадки, печные приспособления (хлебная лопата, кочерга, ухват). «Долгая лавка», которая шла по женской половине избы вдоль боковой стены дома, тоже была женской. Здесь женщины пряли, ткали, шили, вышивали, здесь висела и детская люлька.

Никогда мужчины на «женскую территорию» не входили и не трогали ту утварь, которая считается женской. А чужой человек и гость даже заглянуть в бабий кут не мог, это было оскорбительным.

По другую сторону печи было мужское пространство , «мужское царство дома». Здесь стояла пороговая мужская лавка, где мужчины занимались домашней работой и отдыхали после трудового дня. Под ней нередко был шкафчик с инструментами для мужских работ.Женщине сидеть на пороговой лавке считалось неприличным. На боковой лавке в задней части избы они отдыхали днем.

Русская печь

Примерно четвертую, а иногда и третью часть избы занимала русская печь. Она была символом домашнего очага. В ней не только готовили пищу, но и готовили корм скоту, пекли пироги и хлеб, мылись, обогревали помещение, на ней спали и сушили одежду, обувь или продукты, в ней сушили грибы и ягоды. А в подпечке даже зимой могли содержать кур. Хотя печь и очень большая, она не «съедает», а, наоборот, расширяет жизненного пространство избы, превращая его многомерное, разновысотное.

Недаром есть поговорка «плясать от печки», ведь всё в русской избе начинается именно с печи. Помните былину про Илью Муромца? Былина нам говорит, что Илья Муромец «лежал на печи 30 лет и 3 года», то есть не мог ходить. Не на полатях и не на лавках, а на печи!

«Печь нам как мать родная», — говорили раньше люди. С печью были связаны многие народные лечебные практики. И приметы. Например, нельзя в печь плеваться. И нельзя было ругаться, когда горел в печи огонь.

Новую печь начинали прогревать постепенно и равномерно. Первый день начинали с четырех полен, и постепенно каждый день добавляли по одному полену чтобы прокалить весь объем печи и чтобы она была без трещин.

Сначала в русских домах были глинобитные печи, которые топились по-черному. То есть печь тогда не имела вытяжной трубы для выхода дыма. Дым выпускался через дверь или через специальное отверстие в стене. Иногда думают, что черные избы были только у нищих, но это не так. Такие печи были и в богатых хоромах. Черная печь давала больше тепла и дольше его хранила, чем белая. Прокопченные стены не боялись сырости или гнили.

Позже печи стали строить белыми – то есть стали делать трубу, через которую выходил дым.

Печь находилась всегда в одном из углов дома, который назывался печной, дверной, малый угол. По диагонали от печи находился всегда красный, святой, передний, большой угол русского дома.

Красный угол в русской избе

Красный угол – центральное главное место в избе , в русском доме. Его еще называют «святой», «божий», «передний», «старший», «большой». Он освещен солнцем лучше всех других углов в доме, всё в доме ориентировано по отношению к нему.

Божница в красном углу как алтарь православного храма и осмыслялась как присутствие Бога в доме. Стол в красном углу – церковный престол. Здесь, в красном углу молились на образа. Здесь за столом проходили все трапезы и главные события в жизни семьи: рождение, свадьба, похороны, проводы в армию.

Здесь находились не только образа, но и Библия, молитвенные книги, свечи, сюда приносили веточки освященной вербы в Вербное воскресенье или веточки березы в Троицу.

Красному углу особо поклонялись. Здесь во время поминок ставили лишний прибор для ушедшей в мир иной души.

Именно в Красном углу подвешивали щепных птиц счастья, традиционных для Русского Севера.

Места за столом в красном углу были жестко закреплены традицией, причем не только во время праздников, но и во время обычных приемов пищи. Трапеза объединяла род и семью.

  • Место в красном углу, в центре стола, под иконами, было самым почетным. Здесь сидели хозяин, самые уважаемые гости, священник. Если гость без приглашения хозяина прошел и сел в красный угол — это считалось грубейшим нарушением этикета.
  • Следующая по значимости сторона стола – правая от хозяина и ближайшие к нему места справа и слева. Это «мужская лавка». Здесь рассаживались по старшинству мужчины семьи вдоль правой стены дома к его выходу. Чем старше мужчина, тем ближе он сидит к хозяину дома.
  • А на «нижнем» конце стола на «женской лавке», идущей вдоль фронтона дома садились женщины и дети.
  • Хозяйка дома размещалась напротив мужа со стороны печи на приставной скамье. Так было удобнее подавать еду и устраивать обед.
  • Во время свадьбы новобрачные также сидели под образами в красном углу.
  • Для гостей была своя – гостевая лавка. Она расположена у окна. До сих пор есть такой обычай в некоторых районах усаживать гостей у окна.

Такое расположение членов семьи за столом показывает модель социальных отношений внутри русской семьи.

Стол – ему придавалось большое значение в красном углу дома и в целом в избе. Стол в избе стоял на постоянном месте. Если дом продавали, то его продавали обязательно вместе со столом!

Очень важно: Стол – это длань Божья. «Стол – это то же, что в алтаре престол, а поэтому сидеть за столом и вести себя нужно так, как в церкви» (Олонецкая губерния). Не разрешалось на обеденном столе располагать посторонние предметы, потому что это место самого Бога. Нельзя было стучать по столу: «Не бей стола, стол – Божья ладонь!». Всегда на столе должен был быть хлеб – символ достатка и благополучия в доме. Говорили так: «Хлеб на стол – так и стол престол!». Хлеб – символ достатка, изобилия, материального благополучия. Поэтому он всегда и должен был быть на столе – Божьей ладони.

Небольшое лирическое отступление от автора. Дорогие читатели этой статьи! Наверное, вы думаете, что всё это устарело? Ну при чем тут хлеб на столе? А Вы испеките дома бездрожжевой хлеб своими руками – это достаточно легко! И вы тогда поймете, что это совсем другой хлеб! Непохожий на хлеб из магазина. Да еще и каравай по форме – круг, символ движения, роста, развития. Когда я в первый раз испекла не пирожки, не кексы, а именно хлеб, и запахом хлеба пропах весь мой дом, я поняла, что такое настоящий дом – дом, где пахнет.. хлебом! Куда хочется возвращаться. У Вас нет на это времени? Я тоже так считала. Пока одна из мам, с детьми которой я занимаюсь и которых у нее десять!!!, не научила меня печь хлеб. И тогда я подумала: «Если уж мама десяти детей находит время печь своей семье хлеб, то уж у меня на это точно время есть!» Поэтому я понимаю, почему хлеб – всему голова! Это надо прочувствовать своими руками и своей душой! И тогда каравай на Вашем столе станет символом Вашего дома и принесет вам много радости!

Стол устанавливался обязательно вдоль половиц, т.е. узкая сторона стола была направлена к западной стене избы. Это очень важно, т.к. направлению «продольное – поперечное» в русской культуре придавался особый смысл. Продольное имело «положительный» заряд, а поперечное – «отрицательный». Поэтому все предметы в доме старались уложить в продольном направлении. Также поэтому именно вдоль половиц садились при обрядах (сватовства, как пример) – чтобы всё удачно прошло.

Скатерть на столе в русской традиции тоже имела очень глубокий смысл и составляет единое целое со столом. Выражение «стол да скатерть» символизировало гостеприимство, хлебосольство. Иногда скатерть называлась «хлебосолкой» или «самобранкой». Свадебные скатерти хранили как особую реликвию. Скатертью покрывали стол не всегда, а в особых случаях. Но в Карелии, например, скатерть должна была быть всегда на столе. На свадебный пир скатерть брали особую и стелили ее изнанкой вверх (от порчи). Скатерть могли расстилать на земле во время поминок, ведь скатерть – это «дорога», связь между миром космическим и миром человека, недаром до нас дошло выражение «скатертью – дорога».

За обеденным столом собирались семьей, крестились перед едой и читали молитву. Ели чинно, вставать во время еды было нельзя. Глава семьи – мужчина- начинал трапезу. Он разрезал еду на куски, резал хлеб. Женщина обслуживала всех за столом, подавала еду. Трапеза была длинная, неторопливая, долгая.

В праздники красный угол украшали ткаными и вышитыми полотенцами, цветами, ветками деревьев. На божницу вешали вышитые и тканые полотенца с узорами. В вербное воскресенье красный угол украшался веточками вербы, в Троицу –березовыми ветками, вересом (можжевельником) – в Великий четверг.

Интересно подумать о наших современных домах:

Вопрос 1. Разделение на «мужскую» и «женскую» территорию в доме не случайно. А у нас в современных квартирах есть «женский тайный уголок» — личное пространство как «женское царство», вмешиваются ли в него мужчины? Нужен ли он нам? Как и где можно его создать?

Вопрос 2 . А что у нас находится в красном углу квартиры или дачи – что является главным духовным центром дома? Давайте присмотримся к своему дому. И если нужно что-то исправить, то сделаем это и создадим в своем доме красный угол, создадим его действительно объединяющим семью. Иногда встречаются в Интернете советы поставить в красный угол как в «энергетический центр квартиры» компьютер, организовать в нем свое рабочее место. Я всегда удивляюсь таким рекомендациям. Здесь, в красном — главном углу — быть то, что важно в жизни, что объединяет семью, что несет истинные духовные ценности, что является смыслом и идеей жизни семьи и рода, но никак не телевизор или офисный центр! Давайте вместе подумаем, что это может быть.

Виды русских изб

Сейчас очень многие семьи интересуются русской историей и традициями и строят дома как это делали наши предки. Иногда считается, что должен существовать только один тип дома по расположению его элементов, и только этот тип дома «правильный» и «исторический». На самом же деле место расположения основных элементов избы (красный угол, печь) зависит от региона.

По месту расположения печи и красного угла различаются 4 типа русской избы. Каждый тип характерен для определенной местности и климатических условий. То есть нельзя прямо сказать: всегда печь была строго здесь, а красный угол – строго вот тут. Давайте их рассмотрим подробнее на рисунках.

Первый тип – северно-среднерусская изба. Печь расположена рядом с входом направо или налево от него в одном из задних углов избы. Устьем печь повернута к передней стене избы (Устье – это выходное отверстие русской печи). По диагонали от печи – красный угол.

Второй тип – западно-русская изба. Печь была также расположена рядом с входом направо или налево от него. Но она была повернута устьем к длинной боковой стене. То есть устье печи находилось около входной двери в дом. Красный угол находился также по диагонали от печи, но пищу готовили в другом месте избы – ближе к двери (см. рисунок). У боковой стороны печи делали настил для сна.

Третий тип – восточная южнорусская изба. Четвертый тип – западная южнорусская изба. На юге дом ставился к улице не фасадом, а боковой длинной стороной. Поэтому здесь расположение печи было совсем иным. Печь ставилась в дальнем от входа углу. По диагонали от печи (между дверью и передней длинной стеной избы) был красный угол. В восточных южнорусских избах устье печи было повернуто к входной двери. В западных южнорусских избах устье печи было повернуто к длинной стене дома, выходившей на улицу.

Несмотря на разные виды изб, в них соблюдается общий принцип строения русского жилища. Поэтому даже оказавшись далеко от дома, путник всегда мог сориентироваться в избе.

Элементы русской избы и крестьянской усадьбы: словарик

В крестьянской усадьбе хозяйство было большое – в каждой усадьбе были и от 1 до 3 амбаров для хранения зерна и ценных вещей. А также была баня – самая удаленная от жилого дома постройка. Каждой вещи – своё место. Это принцип из пословицы соблюдался всегда и везде. Всё в доме было продумано и устроено разумно, чтобы не тратить лишние силы и время на ненужные действия или передвижения. Всё под рукой, всё удобно. Современная эргономика жилища родом из нашей истории.

Вход в русскую усадьбу был со стороны улицы через крепкие ворота. Над воротами была крыша. А у ворот по стороны улицы под крышей– лавочка. На лавочку могли присесть не только жители деревни, но и любой прохожий. Именно у ворот было принято встречать и провожать гостей. И под крышей ворот можно было радушно их встретить или поговорить на прощание.

Амбар – отдельно стоящее небольшое строение для хранения зерна, муки, припасов.

Баня – отдельно стоящее здание (самая дальняя от жилого дома постройка) для мытья.

Венец – бревна одного горизонтального ряда в срубе русской избы.

Ветренница – резное солнце, прикрепляемое вместо полотенца на фронтоне избы. Пожелание богатого урожая, счастья, благополучия семье, живущей в доме.

Гумно – площадка для молотьбы сжатого хлеба.

Клеть — конструкция в деревянном строительстве, образуется положенными друг на друга венцами из бревен. Хоромы состоят из нескольких клетей, объединенных переходами и сенями.

Курицы –элементы крыши русского дома, построенного без гвоздей. Говорили так «Курицы и конь на крыше – в избе будет тише». Имеются ввиду именно элементы крыши – конек и курицы. На курицы укладывался водотечник — выдолбленное в виде желоба бревно для отвода воды с крыши. Изображение именно «куриц» не случайно. Курица и петух связывались в народном сознании с солнцем, поскольку эта птица оповещает о восходе солнца. Крик петуха, по народным поверьям, отгонял нечистую силу.

Ледник – прадедушка современного холодильника – помещение со льдом для хранения продуктов

Матица – массивная деревянная балка, на которую настлан потолок.

Наличник – украшение окна (оконного проема)

Овин –строение для сушки снопов перед молотьбой. Снопы раскладывались на настиле и сушились.

Охлупень – конь – соединяет два крыла дома, два ската крыши воедино. Конь символизирует солнце, движущееся по небу. Это обязательный элемент конструкции кровли, построенной без гвоздей и оберег дома. Охлупень еще называют «шелом» от слова «шлем», что связано с защитой дома и означает шлем древнего воина. Возможно, эту деталь избы назвали «охлупнем», потому что при укладке на место он издаёт звук «хлоп». Охлупни применяли чтобы обойтись без гвоздей при строительстве.

Очелье – так называлась наиболее красиво украшенная часть русского женского головного убора на лбу («на челеИ также называлась и часть украшения окна – верхняя часть «украшения лба, чела» дома. Очелье – верхняя часть наличника на окне.

Поветь – сеновал, сюда можно было въехать прямо на телеге или на санях. Находится это помещение прямо над скотным двором. Здесь же хранили лодки, рыбачьи снасти, охотничье снаряжение, обувь, одежда. Здесь сушили и ремонтировали сети, мяли лён и делали другие работы.

Подклет – нижнее помещение под жилыми помещениями. Подклет использовался для хранения продуктов и хозяйственных нужд.

Полати – деревянный настил под потолком русской избы. Они устраивались между стеной и русской печью. На полатях можно было спать, так как печь долго хранила тепло. Если печь для обогрева не топили, то на полатях хранили в это время овощи.

Полицы – фигурные полки для утвари над лавками в избе.

Полотенце — короткая вертикальная доска на стыке двух причелин, украшенная символом солнца. Обычно полотенце повторяло узор причелин.

Причелины – доски на деревянной крыше дома, прибиваемые к торцам над фронтоном (очельем избы), предохраняя их от загнивания. Причелины украшались резьбой. Узор состоит из геометрического орнамента. Но встречается и орнамент с ягодами винограда – символа жизни и продолжения рода.

Светлица – одно из помещений хором (см. «хоромы») на женской половине, в верхней части строения, предназначенное для рукоделия и других домашних занятий.

Сени – входное холодное помещение в избе, обычно сени не отапливались. А также входное помещение между отдельными клетями в хоромах. Это всегда хозяйственное помещение для хранения. Здесь хранилась домашняя утварь, была лавка с вёдрами и подойниками, рабочая одежда, коромысла, серпы, косы, грабли. В сенях делали грязную домашнюю работу. В сени выходили двери всех помещений. Сени — защита от холода. Открывалась входная дверь, холод впускался в сени, но оставался в них, не доходя до жилых помещений.

Фартук – иногда на домах со стороны главного фасада делали «фартуки», украшенные мелкой резьбой. Это дощатый свес, защищающий дом от осадков.

Хлев – помещение для скота.

Хоромы — большой жилой деревянный дом, который состоит из отдельных строений, объединенных сенями и переходами. галереями. Все части хором были разными по высоте – получалось очень красивое многоярусное строение.

Утварь русской избы

Посуда для приготовления еды хранилась в печке и у печки. Это котлы, чугунки для каш, супов, глиняные латки для запекания рыбы, чугунные сковородки. Красивую фарфоровую посуду хранили так, чтобы ее всем было видно. Она была символом достатка в семье. Праздничную посуду хранили в горницу, в шкафу – заблюднике выставлялись тарелки. Повседневную посуду держали в навесных шкафчиках. Обеденная посуда состояла из большой миски из глины или дерева, деревянных ложек, берестяной или медной солонки, чашек с квасом.

Для хранения хлеба в русской избе использовались расписные короба, ярко раскрашенные,солнечные, радостные. Роспись короба выделяла его среди других вещей как вещь значимую, важную.

Чай пили из самовара.

Сито использовалось и для просеивания муки, и как символ богатства и плодородия, уподоблялось небесному своду (загадка «Сито вито, решетом покрыто», отгадка – небо и земля).

Соль — это не только еда, но и оберег. Поэтому и подавали гостям хлеб с солью как приветствие, символ гостеприимства.

Самой распространенной была глиняная посуда- горшок. В горшках приготовляли кашу и щи. Щи в горшке хорошо упревали и становились намного вкуснее и наваристее. Да и сейчас, если мы сравним по вкусу суп и кашу из русской печи и с плиты – то сразу же почувствуем разницу во вкусе! Из печки – вкуснее!

Для хозяйственных нужд в доме использовались бочки, кадки, лукошки. Жарили пищу на сковородах, как и сейчас. Замешивали тесто в деревянных корытах и чанах. Воду носили в ведрах, кувшинах.

У хороших хозяев сразу же после приема пищи вся посуда мылась дочиста, вытиралась и ставилась опрокинутой на полках.

Домострой говорил так: «дабы всё всегда было чисто и готово на стол или в поставцы».

Чтобы поставить посуду в печь и достать из печи нужны были ухваты . Если у Вас будет возможность попробовать поставить наполненный едой полный горшок в печь или достать его из печи – Вы поймете, насколько это физически трудная работа и какими сильными раньше были женщины даже без занятий фитнесом:). Для них каждое движение было зарядкой и физкультурой. Это я серьезно 🙂 — я попробовала и оценила как это непросто достать большой котел с едой на большую семью с помощью ухвата!

Для загребания углей использовалась кочерга.

В 19 веке на смену глиняным горшкам пришли металлические. Они называются чугунки (от слова «чугун»).

Для жарки и запекания использовались глиняные и металлические сковородки, латки, жаровни, плошки.

Мебели в нашем понимании этого слова в русской избе почти не было. Мебель появилась намного позже, не так давно. Никаких гардеробов или комодов. Одежду и обувь и другие вещи хранили не в избе.

Самое ценное в крестьянском доме – парадную утварь, праздничную одежду, приданое дочерям, деньги – хранили в сундуках . Сундуки были всегда с замками. Оформление сундука могло поведать о зажиточности его хозяина.

Декор русской избы

Расписать дом (раньше говорили «расцвести») мог мастер по росписи. Расписывали на светлом фоне диковинные узоры. Это и символы солнца – круги и полукружия, и крестики, и удивительные растения и животные. Также избу украшали резьбой по дереву. Женщины ткали и вышивали, вязали и украшали свой дом своим рукоделием.

Угадайте, каким инструментом делалась резьба в русской избе? Топором! А роспись домов делали «маляры» — так называли художников. Они расписывали фасады домов – фронтоны, наличники, крыльцо, причелины. Когда появились белые печи, то стали расписывать и в избах опечья и перегородки, шкафчики.

Декор фронтона крыши северного русского дома – это фактически изображение космоса. Знаки солнца на причелинах и на полотенце – изображение пути солнца – восход, солнце в зените, закат.

Очень интересен орнамент, украшающий причелины. Ниже солярного знака на причелинах можно увидеть несколько трапециевидных выступов – лапки водоплавающих птиц. Для северян солнце вставало из воды, и садилось тоже в воду, ведь вокруг было много озер и рек, поэтому и изображались водоплавающие птицы — подводно- подземный мир. Орнамент на причелинах олицетворял семислойное небо (помните старинное выражение – «быть на седьмом небе от счастья»?).

В первом ряду орнамента причелин – кружки, иногда соединенные с трапециями. Это символы небесной воды – дождя и снега. Другой ряд изображений из треугольников – слой земли с семенами, которые проснутся и дадут урожай. Получается, что солнце поднимается и движется по семислойному небу, один из слоев которого содержит запасы влаги, а другой – семена растений. Солнце сначала светит не в полную силу, потом находится в зените и в конце закатывается вниз чтобы в следующее утро снова начать свой путь по небу. Один ряд орнамента не повторяет другой.

Такой же орнамент по символике можно встретить на наличниках русского дома и на декоре окон средней полосы России. Но в декоре окон есть и свои особенности. На нижней доске наличника – неровный рельеф избы (вспаханное поле). На нижних концах боковых досок наличника – сердцевидные изображения с отверстием в середине – символ погруженного в землю семени. То есть мы видим в орнаменте проекцию мира с самыми важными для земледельца атрибутами – засеянной семенами землей и солнцем.

Пословицы и поговорки о русской избе и ведении хозяйства
  • Дома и стены помогают.
  • Всякий дом хозяином держится. Дом красится хозяином.
  • Каково на дому – такого и самому.
  • Наживи хлевину, а там и скотину!
  • Не по дому господин, а дом по господину.
  • Не дом хозяина красит, а хозяин – дом.
  • Дома – не в гостях: посидев, не уйдешь.
  • Добрая жена дом сбережет, а худая – рукавом растрясет.
  • Хозяйка в дому – что оладушек в меду.
  • Горе тому, кто непорядком живет в дому.
  • Коли изба крива – хозяйка плоха.
  • Каков строитель – такова и обитель.
  • У нашей хозяюшки все в работе – и собаки посуду моют.
  • Дом вести – не лапти плести.
  • В доме хозяин больше архиере
  • Животинку дома заводить – не разиня рот ходить.
  • Дом невелик, да лежать не велит.
  • Что в поле ни родится, всё в доме пригодится.
  • Не хозяин, кто своего хозяйства не знает.
  • Не местом ведется достаток, а хозяином.
  • Домом не управил – так и городом не управить.
  • Деревня богата, так и город богат.
  • Добра голова сто рук кормит.

Дорогие друзья! Мне хотелось показать в этой избе не просто историю русского дома, но и поучиться у наших предков вместе с вами ведению домашнего хозяйства – разумному и красивому, радующему душу и глаз, ж изни в гармонии и с природой, и со своей совестью. Кроме того, очень многие моменты в отношении к дому как к домашнему очагу наших предков очень важны и актуальны и сейчас для нас, живующих в 21 веке.

Материалы к этой статье собирались и изучались мной очень долго, проверялись в этнографических источниках. А также я использовала материалы рассказов моей бабушки, которая поделилась со мной воспоминаниями ранних лет своей жизни в северной деревне. И только сейчас, во время отпуска и моего житья – бытья в деревне на природе, я наконец завершила эту статью. И поняла, почему я так долго не могла ее написать: в суете столицы в обычном панельном доме в центре Москвы под грохот машин мне было слишком трудно писать о гармоничном мире русского дома. А вот здесь- на природе – я очень быстро и легко, от души завершила эту статью.

Если Вам захочется более подробно узнать о русском доме, то ниже Вы найдете библиографию по этой теме для взрослых и для детей.

Я надеюсь, что эта статья поможет Вам интересно рассказать о русском доме во время летних путешествий в деревню и в музеи русского быта, а также подскажет, как рассматривать с детьми иллюстрации к русским сказкам.

Литература о русской избе

Для взрослых

  1. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. – Л.: Наука, 1983 (Институт этнографии им. Н.Н. Миклухо – Маклая)
  2. Бузин В.С. Этнография русских. – СПб.: Издательство Санкт- Петербургского университета, 2007
  3. Пермиловская А.Б. Крестьянский дом в культуре Русского Севера. – Архангельск, 2005.
  4. Русские. Серия «Народы и культуры». – М.: Наука, 2005. (Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо – Маклая РАН)
  5. Соболев А.А. Мудрость предков. Русские двор, дом, сад. – Архангельск, 2005.
  6. Суханова М. А. Дом как модель мира// Дом человека. Материалы межвузовской конференции– СПб., 1998.

Для детей

  1. Александрова Л. Деревянное зодчество Руси. – М.: Белый город, 2004.
  2. Заручевская Е. Б. Про крестьянские хоромы. Книга для детей. – М., 2014.

Русская изба: видео

Видео 1. Детская познавательная видеоэкскурсия: детский музей деревенского быта

Видео 2. Фильм о северной русской избе (музей г. Киров)

Видео 3. Как строят русскую избу: документальный фильм для взрослых

Получите НОВЫЙ БЕСПЛАТНЫЙ АУДИОКУРС С ИГРОВЫМ ПРИЛОЖЕНИЕМ

"Развитие речи от 0 до 7 лет: что важно знать и что делать. Шпаргалка для родителей"

Изба была основным жилым помещением русского дома. Ее интерьер отличался строгими, издавна установившимися формами, простотой и целесообразным расположением предметов. Ее стены, потолок и пол, как правило ничем не окрашенные и не оклеенные, имели приятный теплый цвет древесины, светлый в новых домах, темный - в старых.

Главное место в избе занимала русская печь. В зависимости от местной традиции она стояла справа или слева от входа, устьем к боковой или передней стене. Это было удобно для обитателей дома, так как теплая печь преграждала путь холодному воздуху, проникавшему из сеней (только в южной, центрально-черноземной полосе Европейской России печь находилась в дальнем от входа углу).

По диагонали от печи стоял стол, над которым висела божница с иконами. Вдоль стен шли неподвижные лавки, а над ними были врезаны в стены такой же ширины полки - полавочники. В задней части избы от печи до боковой стены под потолком устраивали деревянный настил - полати. В южнорусских районах за боковой стеной печи мог быть деревянный настил для спанья - пол (помост). Вся эта неподвижная обстановка избы строилась плотниками вместе с домом и называлась хоромным нарядом.

Пространство русской избы было поделено на части, имевшие свое определенное назначение. Передний угол с божницей и столом назывался также большим, красным, святым: здесь устраивали семейные трапезы, читали вслух молитвенники, Евангелие, Псалтирь. Здесь же на полках стояла красивая столовая утварь. В домах, где отсутствовала горница, передний угол считался парадной частью избы, местом приема гостей.

Пространство около двери и печи называлось бабий угол, печной угол, средний угол, середа, середь. Это было место, где женщины готовили еду, занимались различными работами. На полках стояли горшки, миски, около печи - ухваты, кочерга, помело. Мифологическое сознание народа определяло печной угол как место темное, нечистое. В избе было как бы два сакральных центра, расположенных по диагонали: центр христианский и центр языческий, в равной степени важные для крестьянской семьи.

Достаточно ограниченное пространство русской избы было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством размещалась семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали и отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Места для сна также были строго распределены: дети, парни и девушки спали на полатях; хозяин с хозяйкой дома - под полатями на специальном настиле или лавке, к которой придвигалась широкая скамья; старики на печи или голбце. Нарушать заведенный в доме порядок не полагалось без крайней необходимости. Человек, его нарушающий, считался не знающим заповедей отцов. Организация внутреннего пространства избы нашла свое отражение в свадебной песне:

Я войду ли в родительскую светлую горницу,
Помолюсь на все на четыре стороны,
Еще первый поклон углу переднему,
Попрошу у Господа благословеньица,
В тело белое - здоровьица,
Во головушку ума-разума,
В белы рученьки уменьица,
Чтоб суметь угодить во чужой семье.
Я другой поклон отдам углу среднему,
За хлеб ему за соль,
За вспоеньице, за вскормленьице,
За теплое одеваньице.
А третий поклон отдам углу теплому
За его-то согреваньице,
За уголечки каленые,
За кирпичики горячие.
А в последний поклонюсь
Углу кутному
За его-то постелюшку мягкую,
За сголовице пуховое,
За сон, за дремоту сладкую.

Избу по возможности держали в чистоте, что было наиболее характерно для северных и сибирских деревень. Полы в избе мыли раз в неделю, а на Пасху, Рождество и к престольным праздникам голиком с песком скоблили не только пол, но и стены, потолок, лавки. Русские крестьяне старались украсить свою избу. В будние дни ее убранство было довольно скромным: полотенце на божнице, домотканые половики на полу.

В праздничный день русская изба преображалась, особенно если в доме не имелось горницы: стол накрывали белой скатертью; на стены, ближе к переднему углу, и на окна вывешивали вышитые или затканные цветными узорами полотенца; лавки и стоявшие в доме сундуки прикрывали нарядными дорожками. Интерьер горницы несколько отличался от внутреннего убранства избы.

Горница была парадным помещением дома и не предназначалась для постоянного проживания семьи. Соответственно, ее внутреннее пространство решалось иначе - в ней отсутствовали полати и помост для спанья, вместо русской печи стояла облицованная изразцами голландка, приспособленная только для отопления помещения, лавки были накрыты красивыми постилками, на полавочниках расставлена парадная столовая утварь, на стенах около божницы развешены лубочные картинки религиозного и светского содержания и полотенца. В остальном хоромный наряд горницы повторял неподвижный наряд избы: в дальнем от двери углу божница с иконами, вдоль стен лавки, над ними полки-полавочники, множество сундуков, иногда поставленных один на другой.

Крестьянский дом трудно представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями, если не столетиями, и буквально заполонявшей его пространство. Утварь - это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол - горшки, латки, лоханки, кринки, миски, блюда, ендовы, ковши2, корчики и т. д.; всевозможные емкости для сбора ягод и грибов - корзинки, кузова, туеса и др.; различные сундуки, ларцы, шкатулки для хранения предметов домашнего обихода, одежды и косметических принадлежностей; предметы для разжигания огня и внутреннего освещения дома - огнива, светцы, подсвечники и мн. др. Все эти необходимые для ведения домашнего хозяйства предметы в большем или меньшем количестве имелись в каждой крестьянской семье.

Домашняя утварь была сравнительно однотипна на всем пространстве расселения русского народа, что объясняется общностью домашнего уклада жизни русских крестьян. Локальные варианты предметов утвари практически отсутствовали или, во всяком случае, были менее очевидны, чем в одежде и пище. Различия проявлялись только в утвари, подаваемой на стол в праздничные дни. При этом местное своеобразие находило свое выражение не столько в форме столовой посуды, сколько в ее декоративном оформлении.

Характерной особенностью русской крестьянской утвари было изобилие местных названий одного и того же предмета. Сосуды одинаковой формы, единого назначения, выполненные из одного материала, одним и тем же способом, по-своему называли в разных губерниях, уездах, волостях и далее деревнях. Название предмета менялось в зависимости от его использования конкретной хозяйкой: горшок, в котором варили кашу, в одном доме называли «кашником», такой же горшок, использовавшийся в другом доме для варки похлебки, называли «щенником».

По-разному называлась утварь одного назначения, но изготовленная из разного материала: сосуд из глины - горшок, из чугуна - чугунок, из меди - медник. Терминология часто менялась в зависимости от способа изготовления сосуда: сосуд бондарной работы для квашения овощей - кадка, долбленный из дерева - долбенка, выделанный из глины - корчага. Убранство внутреннего пространства крестьянского дома стало претерпевать заметные изменения в последней трети XIX в. В первую очередь изменения коснулись интерьера горницы, которая воспринималась русскими как символ богатства крестьянской семьи.

Обладатели горниц стремились обставлять их предметами, характерными для городского образа жизни: вместо лавок - появились стулья, табуреты, канапели - диваны с решетчатыми или глухими спинками, вместо старинного стола с подстольем - стол городского типа, покрытый скатертью-«филейкой». Непременной принадлежностью горницы стал комоде выдвижными ящиками, горка для праздничной посуды и нарядно убранная, с большим количеством подушек кровать, а около божницы висели в рамах фотографии родни и часы-ходики.

Через некоторое время новшества коснулись и избы: деревянная перегородка отделила печь от остального пространства, предметы городского быта начали активно вытеснять традиционную неподвижную мебель. Так, полати постепенно заменила кровать. В первом десятилетии XX в. убранство избы пополнилось шкафами, буфетами, зеркалами и мелкой скульптурой. Традиционный набор утвари сохранялся значительно дольше, вплоть до 30-х гг. XX в., что объяснялось устойчивостью крестьянского уклада жизни, функциональностью предметов обихода. Исключение составляла только праздничная столовая, а точнее - чайная утварь: со второй половины XIX в. в крестьянском доме наряду с самоваром появились фарфоровые чашки, блюдца, сахарницы, вазочки для варенья, молочники, металлические чайные ложки.

В зажиточных семьях во время праздничных трапез использовали индивидуальные тарелки, формы для студня, стеклянные рюмки, стаканы, бокалы, бутылки и т. п. Изменение образа жизни крестьян в XX в., ориентация на стиль и образ жизни большого города привели к почти полной замене прежних представлений о внутреннем убранстве дома и постепенному отмиранию традиционной бытовой культуры.

Русская изба представляет собой деревянный дом, частично уходящий в землю. Несмотря на то, что изба чаше всего состояла из одной комнаты, она условно делилась на несколько зон. Был в ней печной угол, который считался грязным местом и отделялся от остального пространства избы занавесом, был так же женский угол - справа от входа, и мужской - у очага.

Красный угол был самым главным и почетным местом в доме. На Руси изба всегда выстраивалась определенным образом с учетом сторон горизонта, красный угол находился с восточной стороны, в самом дальнем и хорошо освещенном месте. В нем находился домашний иконостас. Считалось важным, что при входе в избу, человек в первую очередь должен обратить внимание на икону.


Иконы устанавливались на специальной полочке и обязательно должны были стоять в определенном порядке. Самыми главными иконами, которые должны были быть в каждом доме, считались иконы Богородицы и Спасителя. Красный угол всегда держали в чистоте, а иногда и украшали вышитыми полотенцами.


По традиции, в день свадьбы невесту увозили на венчание именно из красного угла. Там же совершались и ежедневные моления.

Избы, в которых печку топили по-чёрному, назывались курными (без трубы).

Вначале изба крестьянина имела только одну комнату. Позже стали строить так называемые пятистенки, в которых общая площадь разделялась бревенчатой стеной на две части.

Окна вначале закрывались слюдой или бычьими пузырями. Стёкла в Новгороде и Москве появились в 14 веке. Но они были очень дорогими, и ставили их только в богатых домах. И слюда, и пузыри, и даже стёкла того времени только пропускали свет, а что происходило на улице, через них видно не было.



Вечерами, когда темнело, русские избы освещались лучинами. Пучок лучин вставлялся в специальные кованые светцы, которые можно было закрепить в любом месте. Иногда использовали масляные светильники - небольшие плошки с загнутыми вверх краями. Только довольно обеспеченные люди могли себе позволить пользоваться с этой целью свечами.

Внутреннее убранство традиционной русской избы особым роскошеством не выделялось. Каждая вещь была необходима в хозяйстве, а внутренняя площадь избы была строго поделена на зоны. Например, правый от печки угол назывался бабий кут или середа. Здесь командовала хозяйка, всё было приспособлено для приготовления пищи, здесь же стояла прялка. Обычно, это место было огорожено, отсюда и слово закуток, то есть, обособленное место. Мужчины сюда не входили.


У хороших хозяев в избе всё сверкало чистотой. На стенках - расшитые белые полотенца; пол стол, скамьи выскреблены; на кроватях кружевные оборки - подзоры; оклады икон начищены до блеска. Пол в избе делали из широких цельных плах - брёвен, разрубленных пополам, с тщательно отёсанной одной плоской стороной. Клали плахи от двери к противоположной стене. Так половинки лучше лежали, и комната казалась больше. Пол настилался на три-четыре венца выше земли, и таким образам образовывался подпол. В нём хранились продукты, разные соленья. А приподнятость пола почти на метр от земли делала избу более тёплой.


Почти всё в избе делалось своими руками. Долгими зимними вечерами резали миски и ложки, долбили ковши, ткали, вышивали, плели лапти и туеса, корзины. Хотя и не отличалось убранство избы разнообразием мебели: стол, лавки, скамьи (лавки) стольцы (табуретки), сундуки, - всё делалось тщательно, с любовью и было не только полезным, но и красивым, радующим глаз. Это стремление к прекрасному, мастерство передавались от поколения к поколению.

Появлялись народные умельцы, зарождались промыслы. Любая обиходная вещь, будь то детская люлька или ковш, подзор или полотенце, - всё украшалось резьбой, вышивкой, росписью или кружевом, причём всё принимало определённый, традиционный образ, ассоциировалось с окружающей природой.

Утром светило солнце, да только воробьи шибко раскричались - верная примета к метели. В сумерках повалил частый снег, а когда поднялся ветер, запорошило так, что и протянутой руки не разглядеть. Бушевало всю ночь, и на следующий день буран не растерял силы. Избу замело до верха подклета , на улице сугробы в человеческий рост - не пройти даже к соседям, а за околицу села и вовсе не выбраться, но идти никуда особо и не нужно, разве что за дровами в сарай-дровяник. Припасов в избе хватит на всю зиму.

В подклете - бочки и кадушки с солёными огурцами, капустой, грибами и брусникой, мешки с мукой, зерном и отрубями для птицы и другой живности, на крючьях сало да колбасы, вяленая рыба; в погребе в бурты засыпаны картошка и прочие овощи. И на скотном дворе порядок: две коровы пережёвывают сено, которым до крыши завален ярус над ними, свиньи похрюкивают за загородкой, птица дремлет на насесте в выгороженном в углу курятнике. Прохладно здесь, но мороза нет. Сложенные из толстых брёвен, тщательно проконопаченные стены сквозняков не пропускают и сохраняют тепло животных, преющего навоза и соломы.


А в самой избе о морозе и вовсе не помнится - жарко натопленная печь остывает долго. Вот только детишкам скучно: пока буран не кончится, из дому поиграть, побегать не выйдешь. Лежат малыши на полатях, слушают сказки, что рассказывает дед…

Самые древние русские избы - до XIII века - строили без фундамента , почти на треть зарывая в землю, - так было проще сберечь тепло. Выкапывали яму, в которой принимались собирать венцы из брёвен . До дощатых полов было ещё далеко, и их оставляли земляными. На тщательно утрамбованном полу из камней выкладывали очаг. В такой полуземлянке люди проводили зимы вместе с домашней живностью, которую держали ближе к входу. Да, и дверей не было, а небольшое входное отверстие – только бы протиснуться - прикрывали от ветров и холодов щитом из полубрёвен и матерчатым пологом.

Прошли века, и русская изба выбралась из-под земли. Теперь её ставили на каменном фундаменте. А если на столбах-сваях, то углы опирали на массивные колоды. Те, кто побогаче, делали крыши из тёса, селяне победнее крыли избы щепой-дранкой. И двери появились на кованых петлях, и окошки прорубались, и размеры крестьянских строений заметно увеличились.

Лучше всего знакомы нам традиционные избы, какими они сохранились в сёлах России от западных до восточных пределов. Это изба-пятистенка, состоящая из двух помещений - сеней и жилой комнаты, или шестистенка , когда собственно жилое помещение делится ещё одной поперечной стеной на-двое. Такие избы ставили в деревнях вплоть до самого последнего времени.

Крестьянская изба Русского Севера строилась иначе.

По сути, северная изба - это не просто дом, а модуль полного жизненного обеспечения семьи из нескольких человек в течение долгой, суровой зимы и холодной весны. Этакий космический корабль на приколе, ковчег, путешествующий не в пространстве, а во времени - от тепла до тепла, от урожая до урожая. Человеческое жильё, помещение для скота и птицы, хранилища припасов - всё находится под одной крышей, всё под защитой мощных стен. Разве что дровяной сарай да амбар-сеновал отдельно. Так они тут же, в ограде, пробить к ним в снегу тропу нетрудно.

Северная изба строилась в два яруса. Нижний - хозяйственный , там скотный двор и хранилище припасов - подклет с погребом. Верхний - жильё людей, горница, от слова горний, то есть высокий, потому что наверху. Тепло скотного двора поднимается вверх, это люди знали с незапамятных времён. Чтобы попасть в горницу с улицы, крыльцо делали высоким. И, взбираясь на него, приходилось одолеть целый лестничный пролёт. Зато как бы ни навалил буран сугробы, вход в дом они не заметут.
С крыльца дверь ведёт в сени - просторный тамбур, он же - переход в другие помещения. Здесь хранится разная крестьянская утварь, а летом, когда приходит тепло, в сенях спят. Потому что прохладно. Через сени можно спуститься на скотный двор, отсюда же - дверь в горницу. Только входить в горницу нужно осторожно. Для сохранения тепла дверь делали низкой, а порог высоким. Поднимай ноги повыше да пригнуться не забудь - неровён час набьёшь шишку о притолоку.

Просторный подклет находится под горницей, вход в него - со скотного двора. Делали подклеты высотой в шесть, восемь, а то и десять рядов брёвен - венцов. А начав заниматься торговлей, хозяин превращал подклет не только в хранилище, но и в деревенскую торговую лавку - прорубал на улицу окно-прилавок для покупателей.

Строили, впрочем, по-разному. В музее «Витославлицы» в Великом Новгороде есть изба внутри, как океанское судно : за уличной дверью начинаются ходы и переходы в разные отсеки, а чтобы в горницу попасть, нужно по лестнице-трапу взбираться под самую крышу.

В одиночку такой дом не построишь, потому в северных сельских общинах избу для молодых - новой семьи - ставили всем миром. Строили все селяне: вместе рубили и возили лес, пилили огромные брёвна, укладывали венец за венцом под крышу, вместе радовались построенному. Только когда появились бродячие артели мастеровых-плотников, строить жильё стали нанимать их.

Северная изба снаружи кажется огромной, а жилое помещение в ней одно - горница площадью метров двадцать, а то и меньше. Все там живут вместе, и старые и малые. Есть в избе красный угол, где висят иконы да лампадка. Здесь садится хозяин дома, сюда же приглашают почётных гостей.

Главное место хозяйки - напротив печи, называется кут. А узенькое пространство за печкой - закут. Отсюда и пошло выражение «ютиться в закутке» - в тесном углу или крохотной комнатушке.

«В горнице моей светло…» - поётся в популярной не так давно песне. Увы, долгое время это было совсем не так. Ради сохранения тепла окошки в горнице рубили маленькие, затягивали их бычьим или рыбьим пузырём либо промасленной холстиной, с трудом пропускавшими свет. Лишь в богатых домах можно было увидеть слюдяные окна. Пластинки этого слоистого минерала закрепляли в фигурных переплётах, отчего окно становилось похожим на витраж. К слову, из слюды были даже окошки в возке Петра I, который хранится в собрании «Эрмитажа». Зимой в окна вставляли пластины из льда. Их вырезали на замёрзшей реке или намораживали в форме прямо во дворе. Выходило светлее. Правда, готовить новые «ледяные стёкла» взамен тающих приходилось часто. Стекло появилось в Средние века, но как строительный материал русская деревня узнала его лишь в ХIХ столетии.

Долгое время в сельских, да, и в городских избах печи клали без труб . Не потому, что не умели или не додумались, а всё по тем же соображениям - как бы лучше сберечь тепло. Трубу как ни перекрывай заслонками, а морозный воздух всё равно проникает снаружи, выстуживая избу, и печь приходится топить гораздо чаще. Дым из печи попадал в горницу и выходил на улицу лишь через маленькие окошки-дымницы под самым потолком, которые открывали на время топки. Хотя печь топили хорошо высушенными «бездымными» поленьями, дыма в горнице хватало. Оттого избы назывались чёрными или курными.

Печные трубы на крышах сельских домов появились только в XV-XVI веках , да, и то там, где зимы были не слишком суровыми. Избы с трубой именовались белыми. Но поначалу делали трубы не каменными, а сбивали из дерева, что нередко становилось причиной пожара. Лишь в начале XVIII века Пётр I специальным указом повелел в городских домах новой столицы - Санкт-Петербурга, каменных или деревянных, ставить печи с каменными трубами .

Позднее в избах зажиточных крестьян кроме русских печей, в которых готовилась еда, стали появляться привезённые в Россию Петром I печи-голландки , удобные своими небольшими размерами и очень высокой теплоотдачей. Тем не менее печи без труб продолжали класть в северных сёлах вплоть до конца XIX века.

Печь — самое тёплое спальное место - лежанка , принадлежащая по традиции самым старшим и самым младшим в семье. Между стеной и печью тянется широкая полка - полати. Там тоже тепло, поэтому на полати клали спать детей. Родители располагались на лавках, а то и на полу; время кроватей ещё не настало.

Почему детей на Руси наказывая, ставили в угол?

Что сам по себе на Руси означал угол? Каждый дом в старину был маленькой церковью, в котором имелся свой Красный Угол (Передний Угол, Святой Угол, Божница), с иконами.
Именно в этот Красный Угол родители ставили своих детей чтобы они молились Богу за свои проступки и в надежде, что Господь сможет вразумить непослушного ребёнка.

Архитектура русской избы постепенно менялась и усложнялась. Жилых помещений становилось больше. Кроме сеней и горницы появилась в доме светлица - действительно светлое помещение с двумя-тремя большими окнами уже с настоящими стёклами. Теперь в светлице проходила большая часть жизни семьи, а горница выполняла роль кухни. Обогревалась светлица от задней стенки печи.

А зажиточные крестьяне делили обширный жилой сруб избы двумя стенами крест-накрест, разгораживая таким образом четыре комнаты. Даже большая русская печь обогреть всё помещение не могла, вот тут и приходилось ставить в самую дальнюю от неё комнату дополнительно печь-голландку.

Непогода бушует неделю, а под крышей избы её почти не слышно. Всё идёт своим чередом. У хозяйки хлопот больше всех: ранним утром подоить коров и насыпать зерна птицам. Потом распарить отруби для свиней. Воды принести из деревенского колодца - два ведра на коромысле, полтора пуда общим весом, да, и еду надо готовить, семью кормить! Детишки, понятно, помогают чем могут, так исстари повелось.

У мужчин зимой забот меньше, чем весной, летом и осенью. Хозяин дома - кормилец - трудится без устали всё лето от зари до зари. Пашет, косит, жнёт, молотит на поле, рубит, пилит в лесу, строит дома, рыбу добывает и лесного зверя. Как хозяин дома наработает, так и будет жить его семья всю зиму до следующей теплой поры, потому зима для мужчин - время отдыха. Конечно, без мужских рук в сельском доме не обойтись: починить то, что нуждается в починке, наколоть и принести в дом дров, почистить хлев, сделать сани, и устроить выездку лошадям, семью свозить на ярмарку. Да, в деревенской избе много дел, требующих крепких мужских рук и смекалки, что ни женщине, ни детям не по силам.

Срубленные умелыми руками северные избы стояли века. Сменялись поколения, а дома-ковчеги по-прежнему оставались надёжным убежищем в суровых природных условиях. Только могучие брёвна темнели от времени.

В музеях деревянного зодчества «Витославлицы» в Великом Новгороде и «Малые Корелы» под Архангельском есть избы, возраст которых перевалил за полтора столетия. Их разыскивали в заброшенных деревнях учёные-этнографы и выкупали у перебравшихся в города владельцев.

Потом бережно разбирали, перевозили на музейную территорию и восстанавливали в первозданном виде. Такими и предстают они перед многочисленными экскурсантами, приезжающими в Великий Новгород и Архангельск.
***
Клеть - прямоугольный однокомнатный бревенчатый дом без пристроек размером чаще всего 2×3 м.
Клеть с печкой - изба.
Подклет (подклеть, подызбица) - нижний этаж здания, расположенный под клетью и используемый в хозяйственных целях.

Традиция украшать дома резными деревянными наличниками и другими декоративными элементами возникла в России не на пустом месте. Первоначально деревянная резьба, как и древнерусская вышивка, носила культовый характер. Древние славяне наносили на свое жилище языческие знаки призванные оберегать жилище, обеспечивать плодородие и защиту от врагов и природных стихий. Недаром в стилизованных орнаментах до сих пор можно угадать знаки обозначающие солнце, дождь, женщин воздевших руки к небу , морские волны, изображали животных — коней, лебедей, уточек или причудливое переплетение растений и диковинных райских цветов. В дальнейшем, религиозный смысл деревянной резьбы утрачивался , но традиция придавать различным функциональным элементам фасада дома художественный вид осталась до сих пор.

Практически в каждом селе, деревне или городе можно встретить удивительные образцы деревянного кружева, украшающего дом. Причем, в различных областях существовали совершенно различные стили деревянной резьбы для оформления домов. В одних районах используется преимущественно глухая резьба, в других скульптурная, но в основном, дома украшены прорезной резьбой, а также её разновидностью — резной декоративной деревянной накладной.

В старину, в различных районах России, и даже в разных деревнях резчики использовали определенные виды резьбы и элементов орнамента. Это хорошо заметно, если рассматривать фотографии резных наличников изготовленных в 19 и начале 20 веках. В одном селе традиционно использовали определенные элементы резьбы на всех домах, в другом селе мотивы резных наличников могли быть уже совсем другими. Чем дальше друг от друга находились эти населенные пункты, тем сильнее отличались по внешнему виду резные наличники на окнах. Изучение старинной домовой резьбы и наличников в частности, даёт этнографам много материала для изучения.

Во второй половине 20 века, с развитием транспорта, печати, телевидения и других средств коммуникации, орнаменты и виды резьбы, присущие ранее одному какому-либо региону, стали использоваться и в соседних сёлах. Началось повсеместное смешение стилей деревянной резьбы. Рассматривая фотографии современных резных наличников находящихся в одном населенном пункте можно удивляться их разнообразию. Может быть это и не так уж плохо? Современные города и посёлки становятся более яркими и неповторимыми. Резные наличники на окнах современных коттеджей часто вбирают в себя элементы лучших образцов деревянного декора.

Борис Руденко. Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21349/ (Наука и жизнь, Русская изба: ковчег среди лесов)

ИЗБА - крестьянский срубный дом, жилое помещение с русской печью. Слово «изба» употреблялось только по отношению к дому, рубленному из дерева и расположенному в сельской местности. Оно имело несколько значений:

  • во-первых, изба - это крестьянский дом вообще, со всеми надворными постройками и хозяйственными помещениями;
  • во-вторых, это только жилая часть дома;
  • в-третьих, одно из помещений дома, отапливаемое русской духовой печью.

Слово «изба» и его диалектные варианты «ыстьба», «истьба», «истоба», «истобка», «истебка» были известны еще в Древней Руси и использовались для обозначения помещения. Избы рубили топором из сосны, ели, лиственницы. Эти деревья с ровными стволами хорошо ложились в сруб, плотно примыкая друг к другу, удерживали тепло, долго не гнили. Из этого же материала делали пол1 и потолок. Оконные и дверные колодки, двери обычно изготавливали из дуба. Другие лиственные деревья использовали при строительстве изб довольно редко - как по практическим соображениями (кривые стволы, мягкая, быстро загнивающая древесина), так и по мифологическим.

Например, для сруба нельзя было брать осину, потому что на ней, по поверью, удавился Иуда, предавший Иисуса Христа. Строительная техника на огромных пространствах России, за исключением ее южных районов, была совершенно одинакова. В основе дома лежал прямоугольный или квадратный сруб размером 25-30 кв. м, составленный из горизонтально положенных одно на другое круглых, очищенных от коры, но неотесанных бревен. Концы бревен соединяли без помощи гвоздей разными способами: «в угол», «в лапу», «в крюк», «в охряпку» и т. п.

Между бревнами прокладывали для тепла мох. Крышу срубного дома делали обычно двускатной, трехскатной или четырехскатной, а в качестве кровельных материалов использовали тес, дранку, солому, иногда камыш с соломой. Русские избы различались по общей высоте жилого помещения. Высокие дома были характерны для русских северных и северо-восточных губерний Европейской России и Сибири. Из-за сурового климата и сильной увлажненности почвы деревянный пол избы поднимали здесь на значительную высоту. Высота подклета, т. е. нежилого пространства под полом, варьировалась от 1,5 до 3 м.

Там же встречались и двухэтажные дома, хозяевами которых были богатые крестьяне и купцы. Двухэтажные дома и дома на высоком подклете строили и богатые донские казаки, которые имели возможность покупать строевой лес. Значительно более низкими и меньшими по размерам были избы в центральной части России, в Среднем и Нижнем Поволжье. Балки для пола тут врубались во второй - четвертый венец. В сравнительно теплых южных губерниях Европейской России ставили поземные избы, т. е. половицы пола укладывали прямо на землю. Изба состояла обычно из двух или трех частей: собственно избы, ceней и клети, связанных друг с другом в единое целое общей крышей.

Основной частью жилого дома была изба (называвшаяся в деревнях Южной России хатой) - отапливаемое жилое помещение прямоугольной или квадратной формы. Клеть представляла собой небольшое холодное помещение, использовавшееся в основном для хозяйственных целей. Сени были своего рода неотапливаемой прихожей, коридором, отделявшим жилое помещение от улицы. В русских деревнях XVIII - начала XX в. преобладали дома, состоявшие из избы, клети и сеней, но нередко встречались и дома, включавшие в себя только избу и клеть. В первой половине - середине XIX в. в деревнях стали появляться постройки, состоявшие из сеней и двух жилых помещений, одним из которых была изба, а другим - горница, использовавшаяся как нежилая, парадная часть дома.

Традиционный крестьянский дом имел множество вариантов. Жители северных губерний Европейской России, богатых лесом и топливом, строили для себя под одной крышей несколько отапливаемых помещений. Там уже в XVIII в. был распространен пятистенок, часто ставили избы-двойни, крестовики, избы с прирубами. Сельские дома северных и центральных губерний Европейской России, Верхнего Поволжья включали в себя множество архитектурных деталей, которые, имея утилитарное назначение, одновременно выполняли роль декоративного убранства дома. Балконы, галереи, мезонины, крыльца сглаживали суровость внешнего облика избы, срубленной из толстых, ставших серыми от времени бревен, превращая крестьянские избы в прекрасные архитектурные сооружения.

Такие необходимые детали конструкции крыши, как охлупень, подзоры, карнизы, причелины, а также наличники окон и ставни украшались резьбой и росписью, скульптурно обрабатывались, придавая избе дополнительную красоту и оригинальность. В мифологических представлениях русского народа дом, изба - это средоточие основных жизненных ценностей человека: счастья, достатка, покоя, благополучия. Изба защищала человека от внешнего опасного мира. В русских сказках, быличках человек всегда укрывается от нечистой силы в доме, порог которого они не в силах переступить. В то же время изба казалась русскому крестьянину жилищем довольно убогим.

Хороший дом предполагал не только избу, но и несколько горниц, клетей. Именно поэтому в русском поэтическом творчестве, идеализировавшем крестьянскую жизнь, слово «изба» употребляется для характеристики плохонького дома, в котором живут бедные люди, обделенные судьбой: бобыли и бобылки, вдовы, несчастные сироты. Герой сказки, заходя в избушку, видит, что в ней сидит «слепой старичок», «бабушка-задворенка», а то и Баба Яга - Костяная Нога.

ИЗБА БЕЛАЯ - жилое помещение крестьянского дома, отапливаемое русской печью с трубой - по-белому. Избы с печью, дым из которой при топке выходил через трубу, получили распространение в русской деревне довольно поздно. В Европейской России они стали активно строиться со второй половины XIX в., особенно в 80-90-х гг. В Сибири переход на белые избы произошел раньше, чем в европейской части страны. Они получили распространение там еще в конце XVIII в., а к середине XIX в. фактически все избы отапливались печью с трубой. Однако отсутствие белых изб в деревне вплоть до первой половины XIX в. не означало, что на Руси не знали печей с дымоходом.

При археологических раскопках в Великом Новгороде в слоях XIII в. в развалах печей богатых домов встречаются дымоходы из обожженной глины. В XV-XVII вв. в великокняжеских дворцах, хоромах бояр, богатых посадских людей имелись помещения, которые отапливались по-белому. До этого времени белые избы были лишь у богатых крестьян пригородных сел, занимавшихся торговлей, извозом, промыслами. А уже в начале XX в. только очень бедные люди топили избу по-черному.

ИЗБА-ДВОЙНЯ - деревянный дом, состоявший из двух самостоятельных срубов, плотно прижатых друг к другу боковыми сторонами. Срубы ставили под одной двускатной крышей, на высоком или среднем подклете. Жилые помещения располагали в передней части дома, сзади к ним пристраивали общие сени, из которых шли двери на крытый двор и в каждую из комнат дома. Срубы были, как правило, одинаковых размеров - по три окна на фасаде, но могли быть и разновеликими: одно помещение имело три окна на фасаде, другое два.

Установка двух срубов под единой крышей объяснялась как заботой хозяина об удобствах семьи, так и необходимостью иметь резервное помещение. Одно из помещений являлось собственно избой, т. е. теплой, отапливаемой русской печью комнатой, предназначенной для жизни семьи зимой. Второе помещение, называвшееся летней избой, было холодным и использовалось в летнее время, когда духота в избе, отапливаемой даже в жаркую пору, вынуждала хозяев перебираться в более прохладное место. В богатых домах вторая изба иногда служила парадным помещением для приема гостей, т. е. горницей или светёлкой.

В этом случае здесь ставили печь городского типа, которую использовали не для приготовления еды, а только для получения тепла. К тому же горница нередко становилась спальней для молодых брачных пар. А когда семья разрасталась, то летняя изба, после установки в ней русской печи, легко превращалась в избу для младшего сына, остававшегося и после женитьбы под отцовской кровлей. Любопытно, что наличие двух срубов, поставленных рядом, делало избу-двойню достаточно долговечной.

Две бревенчатые стены, одна из которых являлась стеной холодного помещения, а другая - теплого, поставленные с определенным промежутком, имели свое естественное и быстрое проветривание. Если бы между холодным и теплым помещениями была одна общая стена, то она конденсировала бы в себе влагу, способствующую ее быстрому загниванию. Избы-двойни строили обычно в местах, богатых лесом: в северных губерниях Европейской России, на Урале, в Сибири. Однако они встречались и в некоторых деревнях Центральной России у зажиточных крестьян, занимавшихся торговлей или промышленной деятельностью.

ИЗБА КУРНАЯ или ИЗБА ЧЁРНАЯ - жилое помещение крестьянского срубного дома, отапливаемое печью без трубы, по-черному. В таких избах при топке печи дым из устья поднимался наверх и выходил на улицу через дымовое отверстие в потолке. Его закрывали после протапливания доской или затыкали тряпками. К тому же дым мог выходить наружу через маленькое волоковое окно, вырезанное во фронтоне избы, если та не имела потолка, а также через открытую дверь. Во время топки печи в избе было дымно и холодно. Люди, находившиеся здесь в это время, вынуждены были сидеть на полу или выходить на улицу, так как дым ел глаза, забирался в гортань и нос. Дым поднимался вверх и зависал там плотным синим слоем.

От этого все верхние венцы бревен покрывались черной смолистой копотью. Полавочники, опоясывавшие избу над окнами, служили в курной избе для оседания сажи и не использовались для расстановки утвари, как это было в белой избе. Чтобы сохранить тепло и обеспечить быстрый выход дыма из избы, русские крестьяне придумали ряд специальных приспособлений. Так, например, многие северные избы имели двойные двери, выходившие в сени. Наружные двери, полностью закрывавшие дверной проем, открывали настежь. Внутренние, имевшие сверху довольно широкий проем, плотно закрывали. Дым выходил через верх этих дверей, а холодный воздух, шедший понизу, встречал на своем пути препятствие и не мог проникнуть в избу.

Кроме того, над дымовым отверстием потолка устраивали дымник - длинную вытяжную деревянную трубу, верхний конец которой украшали сквозной резьбой. Чтобы сделать жилое пространство избы свободным от дымового слоя, чистым от сажи и копоти, в некоторых районах Русского Севера избы делали с высокими сводчатыми потолками. В других местах России многие избы даже в начале XIX в. вообще не имели потолка. Стремлением вывести как можно скорее дым из избы объясняется и обычное отсутствие крыши в сенях.

Курную крестьянскую избу довольно мрачными красками описал в конце XVIII в. А. Н. Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Четыре стены, до половины покрытые, так как и весь потолок, сажею; пол в щелях, на вершок по крайней мере поросший грязью; печь без трубы, но лучшая защита от холода, и дым, всякое утро зимою и летом наполняющий избу; окончины, в коих натянутой пузырь смеркающийся в полдень пропускал свет; горшка два или три... Деревянная чашка и круш- ки, тарелками называемые; стол, топором срубленной, которой скоблят скребком по праздникам. Корыто кормить свиней или телят, буде есть, спят с ними вместе, глотая воздух, в коем горящая свеча как будто в тумане или за завесою кажется».

Однако следует заметить, что курная изба имела и ряд достоинств, благодаря которым она так долго сохранялась в быту русского народа. При отоплении беструбной печью нагревание избы происходило довольно быстро, как только сгорали дрова и закрывалась наружная дверь. Такая печь давала больше тепла, на нее шло меньше дров. Изба хорошо проветривалась, в ней не было сырости, а дерево и солома на крыше невольно дезинфицировались и дольше сохранялись. Воздух в курной избе, после ее протопки, был сухой и теплый.

Курные избы появились в глубокой древности и существовали в русской деревне вплоть до начала XX в. Их стали активно заменять на белые избы в деревнях Европейской России с середины XIX в., а в Сибири - еще раньше, с конца XVIII в. Так, например, в описании Шушенской волости Минусинского округа Сибири, сделанном в 1848 г., указывается: «Домов черных, так называемых изб без вывода труб, решительно нигде нет». В Одоевском же уезде Тульской губернии еще в 1880 г. 66% всех изб были курными.

ИЗБА С ПРИРУБОМ - деревянный дом, состоявший из одного сруба и пристроенного к нему жилого помещения меньшего размера под единой крышей и с одной общей стеной. Прируб могли ставить сразу же при возведении основного сруба или пристраивать к нему через несколько лет, когда появлялась необходимость в дополнительном помещении. Основной сруб был теплой избой с русской печью, прируб - летней холодной избой или помещением, отапливаемым голландкой - печью городского образца. Избы с прирубами строили главным образом в центральных районах Европейской России и в Поволжье.

Устройство крестьянской избы

Слово "изба" (а также его синонимы "ызба", "истьба", "изъба", "истобка", "истопка") употребляется в русских летописях, начиная с самых древнейших времен. Очевидна связь этого термина с глаголами "топить", "истопить". В самом деле, он всегда обозначает отапливаемое строение (в отличие, например, от клети). 

Кроме того, у всех трех восточнославянских народов - белорусов, украинцев, русских - сохранялся термин "истопка" и обозначал опять-таки отапливаемое строение, будь то кладовая для зимнего хранения овощей (Белоруссия, Псковщина, Северная Украина) или жилая изба крохотных размеров (Новогородская, Вологодская области), но непременно с печью.

Типичный русский дом состоял из теплого, отапливаемого помещения и сеней. Сени, прежде всего, отделяли тепло от холода. Дверь из теплой избы открывалась не сразу на улицу, а в сени. Но еще в XIV веке слово “сени” использовалось чаще при обозначении крытой галереи верхнего этажа в богатых теремах. И лишь позже так стала именоваться прихожая. В хозяйстве сени использовались как подсобные помещения. Летом в сенях было удобно спать “на прохладе”. А в больших сенях устраивались девичьи посиделки и зимние встречи молодежи.


Сени в доме Есениных в 

с. Константиново Рязанской губернии ( дом-музей Сергея Есенина )


В саму избу вела низкая одностворчатая дверь, вытесанная из двух-трех широких пластин твердого дерева (преимущественно дуба). Вставлялась дверь в дверную колоду, составленную из двух толстых тесанных дубовых плах (косяков), вершняка (верхнего бревна) и высокого порога.

Порог в быту осознавался не только как препятствие для проникновения в избу холодного воздуха, но и как граница между мирами. И как со всякой границей, с порогом связано множество примет. При входе в чужой дом полагалось остановиться у порога и прочесть краткую молитву — укрепиться для перехода на чужую территорию. Отправляясь в дальнюю дорогу, следовало немного молча посидеть на лавке у порога — проститься с домом. Повсеместен запрет здороваться и прощаться, разговаривать друг с другом через порог.

Избяная дверь отворялась всегда в сени. Это увеличивало пространство теплой избы. Сама же форма двери приближалась к квадрату (140-150 см Х 100-120 см). Двери в селах не запирали. Более того, деревенский этикет дозволял любому входить без стука в избу, но с обязательным стуком в боковое окно или с позвякиванием щеколдой на крыльце.

Основное пространство избы занимала печь. В иных избах с русской печью создается впечатление, что сама изба строилась вокруг печи. В большинстве изб печь располагали сразу справа у входа устьем к передней стене, к свету (окнам). Избы с печью слева от входа русские крестьянки пренебрежительно звали “непряхами”. Прясть обычно садились на “долгую” или “бабью лавку”, тянущуюся по противоположной длинной стене дома. И если бабья лавка находилась справа (при левом расположении печи), то прясть приходилось спиной к передней стене дома, то есть спиной к свету.

Русская духовая печь постепенно сформировалась из открытого очага, известного у древних славян и угро-финнов. Появившись очень рано (уже в IX веке повсюду распространены и глинобитные печи и печи каменные), русская печь сохраняла свою неизменную форму более тысячелетия. Её использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции помещения. На печи спали, хранили вещи, сушили зерно, лук, чеснок. Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. В печах парились. Причем считалось, что пар и воздух печи более здоров и целебен, чем воздух бани.

Печь в доме крестьянина Щепина ( музей-заповедник Кижи )

Несмотря на ряд усовершенствований, русская печь до середины XIX века топилась “по черному”, то есть не имела дымохода. А в некоторых областях курные печи сохранялись и до начала XX века. Дым из печки в таких избах выходит прямо в комнату и, расстилаясь по потолку, вытягивается в волоковое окно с задвижкой и уходит в деревянный дымоход — дымник.

Уже само название «курная изба» вызывает у нас привычное — и, надо сказать, поверхностное, неверное – представление о темной и грязной избе последнего бедняка, где дым ест глаза и повсюду сажа и копоть. Ничего подобного!

Полы, гладко отесанные бревенчатые стены, лавки, печь — все это сверкает чистотой и опрятностью, присущей избам северных крестьян, На столе белая скатерть, на стенах — вышитые полотенца, в «красном углу» иконы в начищенных до зеркального блеска окладах, И лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, которой царит чернота закопченных верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой, как вороново крыло.


Русская крестьянская изба. На выставке в Париже на Марсовом поле, Гравюра 1867 года.


Вся система вентиляции и дымоотвода продумала здесь очень тщательно, выверена вековым житейским и строительным опытом народа. Дым, собираясь под потолком — не плоским, как в обычных избах, а в форме трапеции, — опускается до определенного и всегда постоянного уровня, лежащего в пределах одного-двух венцов. Чуть ниже этой границы вдоль стен тянутся широкие полки — «воронцы» — которые очень четко и, можно сказать, архитектурно отделяют чистый интерьер избы от ее черного верха.

Местоположение печи в избе строго регламентировалось. На большей территории Европейской России и в Сибири печь располагалась около входа, справа или слева от дверей. Устье печи в зависимости от местности могло быть повернуто к передней фасадной стене дома или к боковой. 

С печью связано много представлений, поверий, обрядов, магических приемов. В традиционном сознании печь была неотъемлемой частью жилища; если в доме не было печи, он считался нежилым. Печь была вторым по значению "центром святости" в доме - после красного, Божьего угла, - а может быть, даже и первым.

Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом. Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым. В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники - полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

Печной угол ( экспозиция выставки "Русский северный дом", 

г. Северодвинск, Архангельская обл. )

Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название "чулан" или "прилуб".

Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.

Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи. 

Красный угол ( архитектурно-этнографический музей Тальцы, 

Иркутская область )

Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще "святым". Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол. Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. Во время уборки урожая первый и последний колоски устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название "красный" означает "красивый", "хороший", "светлый". Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

"Военный совет в Филях", Кившенко А., 1880 г. ( на картине изображён красный угол избы крестьянина Фролова д. Фили Московской области, где за столом проходит военный совет при участии М. Кутузова и генералов русской армии )

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры. 

Нижней границей жилого пространства избы был пол. На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Верхней же границей избы служил потолок. Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII - начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

Важным было освещение избы. Днем изба освещалась с помощью окон. В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница. 

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых.

Однако окна, при их “слепоте”, давали мало света. И потому даже в самый солнечный день приходилось освещать избу искусственно. Самым древним устройством для освещения считается камелек — небольшое углубление, ниша в самом углу печи (10 Х 10 Х 15 см). В верхней части ниши делали отверстие, соединенное с печным дымоходом. В камелек клали горящую лучину или смолье (мелкие смолистые щепки, поленца). Хорошо просушенные лучина и смолье давали яркий и ровный свет. При свете камелька можно было вышивать, вязать и даже читать, сидя за столом в красном углу. Присматривать за камельком ставили малыша, который менял лучину и добавлял смолье. И лишь значительно позже, на рубеже XIX-XX веков, камельком стали называть маленькую кирпичную печку, пристроенную к основной и соединенную с ее дымоходом. На такой печурке (камельке) готовили пищу в жаркое время года или ее дополнительно топили в холода.

Лучина, закреплённая в светцах

Чуть позже камелька появилось освещение лучиной, вставленной в светцы. Лучиной называли тонкую щепку из березы, сосны, осины, дуба, ясеня, клена. Для получения тонкой (менее 1 см) длинной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугуном с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором. Надколотое полено затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и острием на другом. Этим острием светец втыкали в щель между бревнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто или другой сосуд с водой. Такие древние светцы, относящиеся к X веку, были найдены при раскопках в Старой Ладоге. Позже появились светцы, в которых горело несколько лучин одновременно. Они оставались в крестьянском быту вплоть до начала XX века.

По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на гумне. Свечи были сальными и восковыми. При этом восковые свечи использовали в основном в обрядах. Сальными же свечами, появившимися лишь в XVII веке, пользовались в быту.

Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын - по левую, третий - рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать.

В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь. В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях.

Устройство избы деревенских крестьян Тверской Губернии. 1830 год. Предметы русского быта в акварелях из труда "Древности Российского государства" Фёдора Григорьевича Солнцева. Выпущен в Москве в течение 1849—1853 годов.


Изба или русская комната, Милан, Италия, 1826 год. Авторы гравюры Луиджи Джиаре (Luigi Giarre) и Винченцо Станджи (Vincenzo Stanghi). Работа из издания Джулио Феррарио (Giulio Ferrario) "Il costume antico e moderno o storia".


Под окнами избы делались лавки, которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались "опушкой" - доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались "опушенными" или "с навесом", "с подзором". В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать - топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть.

Типы северных построек: Крестьянская изба в селе Лысцеве, на Архангельском тракте, Кадниковского уезда. Журнал Нива №7  1883 год.

***

Блазиуз, который критически и с нелюбовью относился к России, в своей книге "Путешествие по европейской части России в 1840-1841 г.г." издания 1844 года ("Reise im Europäischen Russland in den Jahren 1840 und 1841",von  BLASIUS, Johann Heinrich.)  изобразил дом русского крестьянина так :

Дом русского крестьянина. Рисунок из главы "Путешествие из С.- Петербурга в Вытегру.

Отрывок из главы "Путешествие из Вологды в Ярославль", Стр. 287:

 ......"Уже при въезде на ярославскую землю  дома и деревни принимают другой характер,  выглядят ещё более благосостоятельней, чем близлежащие вологодские деревни. Дома  построены гораздо лучше, чем те, которые мы видели до сих пор, имеют широкий, дугообразно перекрытый сводом вход с двумя колоннами по обе стороны, большие окна со ставнями, отделанные в лучшем вкусе, и просторные комнаты с балконом с торцевой стороны"...

***


Фелицын Ростислав (1830-1904). На крыльце избы. 1855 год.


Русский крепостной крестьянин. Опрятный, смышлёный и свободный.

Русская крестьянская семья на старинных гравюрах.


Внешне убранство русской избы | Изба

Русская изба это жилище из деревянного сруба, которое немного уходило в землю. Внешнее убранство русской избы являло собой резьбу, которая украшала дом. Эта традиция начала существовать давно, ещё до крещения Руси. Украшению подвергались наличники на окнах, ставни, фронтон, балясины крыльца. Резьба была выполнена, славянской вышивкой. Предки веровали, что она несет магическую службу. И охраняет избу от нечистой силы. Очень часто изображался животный орнамент, растительный и геометрический. Во время использование геометрического орнамента вырезали кубики, кружочки, ромбики. В случаи растительного орнамента, формы делали плавно переходящими. Внешнее убранство русской избы проводили глухой, накладной и сквозной резьбой.

Украшению окон надавали особое внимание. Поскольку предки верили, что часть окна, которая застекленная является проходимой для злых духов. И используя, резьбу они хотели, отвести нечистые силы. В таких случаях окна украшали резьбой, которая имела вид солнца, месяца, разными языческими богами. Очень искусно украшали кокошник окна, используя солярные знаки.

Наличники украшали красивыми элементами декора. Сверху они могли быть долговатыми, прямимы или иметь разрыв. Часто в центр рисунка вставляли медальон. Использовали пропильные наличники, которые могли иметь ушки, рожки. Низ наличника мог выглядеть как «юбки».

В конце восемнадцатого века для убранства русских домов использовали ажурные деревянные украшения. Изысканные узоры для фасадов окон. Необычной красоты башенки, фигурные столбики, рифленая резьба. Такое убранство встречалось в основном в городах.

Для украшения избы часто использовали глухую резьбу. Её ещё называли корабельной. Такая резьба имела сплошной фон и высокий рельеф. Такой способ резьбы использовали для нанесения зверей, персонажей из сказок.

В основном такой резьбой украшали двери, иногда наличники, но очень редко.

Самой распространенной резьбой на Руси, считалась сквозная резьба. Такие рисунки пилили лобзиком. Они хорошо смотрелись на солнце.

Накладная резьба являла собой сквозную резьбу с добавлением сплошной доски, которую садили на клей или гвозди.

Украшения для избы могли делать как мастера в этом деле, так и сами хозяева. Этим занятием занимались от осени до весны. В то время когда на поле не было чем заняться.

До наших дней мастерство резьбы почти не дошло. Если есть мастера этого дела, то она владеют только одним видом резьбы.

3. Традиционные интерьеры жилой части крестьянского дома | Традиционная культура русских Заонежья| Электронная библиотека

Жилая часть крестьянского дома конца XIX – начала XX вв. состояла из жилых и подсобных помещений. К жилым относились избы, горницы, в домах зажиточных крестьян – залы, светелки. К подсобными – кладовые, чуланы, сени, чердак. Главной особенностью убранства жилой части крестьянского дома была его традиционность: каждому помещению были присущи свои функции, что определяло особенности их обстановки и состав утвари. Вместе с тем, отвечая образу жизни и насущным потребностям обитателей дома, они не оставались абсолютно неизменными.

Жилая часть дома могла разделяться на две половины – летнюю и зимнюю. Количество комнат могло быть различным, это зависело и от хозяйственно–бытового уклада семьи, и от материальных возможностей владельцев строения, и, до некоторой степени, от семейных традиций.

1. Изба.

Организация внутреннего пространства. Назначение помещения. История формирования внутреннего пространства уходит в те далекие времена, когда словом «изба» («истба», «истопа») называли отапливаемое жилое помещение, тем самым как бы противопоставляя его всему остальному, холодному нежилому пространству, окружавшему человека («Толковый словарь» В.Л.Даля сообщает, что «изба есть не что иное, как сокращенное и испорченное слово истопка»). В старину это был небольшой сруб на 7–8 венцов, над которым настилали потолок, а над ним ставили крышу на один или два ската. Внутри, у входа, складывали печь, вдоль стен встраивали лавки. Свет проникал через небольшое окошко. В ходе эволюции крестьянского жилища в его структуре стали появляться дополнительные помещения, как хозяйственные, так и жилые. При этом название «изба», а вместе с ним и архаичная организация жилого пространства, и традиционные функции этого помещения, прочно закрепляется за теми комнатами, где ставилась русская печь. С течением времени внутреннее убранство изб, конечно, постепенно менялось, поскольку менялись реальные жизненные потребности крестьянской семьи, но, вместе с тем, во многом оно продолжало сохранять свои архаичные черты.

В конце XIX – начале XX вв. изба – это довольно просторное помещение, где спали, готовили пищу, ели, выполняли различные хозяйственные работы, рукодельничали, нянчили детей… В избе мог работать ремесленник, если его занятие не требовало громоздкого оборудования или специального помещения. Здесь размещалась часть необходимой в быту утвари, рабочий инструмент, приспособления для производства некоторых видов хозяйственных работ.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Внутреннее убранство крестьянских изб. В различных районах Заонежья (и не только Заонежья) оно отличалось традиционным составом предметов обстановки и утвари, а также их строго определенным, фиксированным положением. В описании крестьянской избы, сделанном П.Н.Рыбниковым в 1860–1861 гг. [7 , с.24–25] , говорится о том, что изба называлась в Заонежье «фатерой», или «квартирой», все пространство подразделялось на четыре части, так называемые «углы», обозначено месторасположение углов и приводятся их названия – «печной», «дверной», «красный» (или «большой»), «задний» (или «малый», «меньшой»). Рыбников упоминает традиционные предметы обстановки: лавки, идущие вдоль стен, полки – «надлавочницы», печной столб, полки – «воронцы», рундук, прилавок и подпольницу. Сведения П.Н.Рыбникова дословно подтверждаются В.Майновым [2] , а также экспедиционными материалами, относящимися к 20–30-м годам XX в., что заставляет говорить об устойчивости интерьера крестьянской избы. Как же выглядела она в конце XIX – начале XX вв.?

Традиционно справа или слева от входной двери, в так называемом печном углу, стояла большая русская печь. Складывали ее на мощном деревянном основании – «опечье». Топили один раз в день. В заонежских домах печное устье чаще было обращено к стене, противоположной входу. Со стороны входа, вплотную к печи, находился «рундук» – невысокий деревянный ящик, под ним – лесенка, ведущая в подклет. Ставень, который закрывал люк рундука, назывался «подпольница». Над рундуком – широкая полка – «прилавок», а сбоку – шкафчик для чайной посуды. Выше прилавка в печи имелись углубления – «печурки», где сушили носки, варежки или рукавицы. На прилавок, в угол, ближе к теплу, обычно ставили деревянную квашню для теста, с тем, чтобы оно скорей подходило. Вымытую чистую квашню в перевернутом виде выставляли на лавку. Зимой на прилавке стояли шайки для пойки телят (шайка – вид бондарной посуды с одной вертикальной ручкой). Со стороны прилавка, рядом с печью, на стену вешали безмен, а в зимнее время – хомуты, мокрую одежду. На печи хранили заготовленную в большом количестве колотую лучину, а также «карды» для чесания шерсти и «щети» для чесания льна. Здесь сушили валенки, непряденую шерсть, которую складывали в лучинные корзины с низкими бортами, а иногда чесаный лен. На печи у стены держали «рубель» – приспособление для разглаживания холстов, полотенец, рубах и т.д. Со стороны устья, наверху, хранились ухваты, лопата – «пекло» и сковородник. Под потолком устраивались так называемые «грядки» – одна, две или три слеги, которые одним концом врубались в полку–воронец, а вторым – в стену. Назначение гряд могло быть самым разным: на них сушили одежду, подвешивали в связках лук на зиму, вешали скатерть, которую стелили на стол перед обедом, хранили лучинные корзины, иногда сушили овечьи шкуры. За грядку зацепляли кочергу с длинной ручкой. В маленькой нише над устьем хранились спички, могла стоять солонка и масленок для растапливания масла. Выступающая перед устьем часть печи называлась «шесток». На шестке или в печи всегда стоял чугунок или котел с теплой водой для мытья посуды. Посуду мыли, обычно, в деревянной лохани или в медном тазу, которые днем держали на прилавке, а ночью – на шестке. Чайную посуду могли мыть в чашках–полоскательницах. Под шестком, в углублении, хранилась сковорода. На стене, рядом с устьем печи, висели щипцы для углей и камней, совок для выгребания углей из печи и самоварная труба. Рядом с печью, на больших деревянных гвоздях, могли висеть сечка и медные котлы. На одной из фотографий 1926 г. видно, что на полу у печи стоит деревянное корыто, полное камней, предназначенных для нагревания воды при стирке и выпаривании деревянной посуды. Здесь же ставили тушилку для углей и самовар на скамеечке. Вплотную к печи, а именно, к углу, выходящему к центру избы, ставился «припечной» («печной») столб. В него вбивали «светец» – кованый железный зажим, в который вставлялась лучина. К нему же подвешивали и рукомойник. Под рукомойником стояла лохань для грязной воды. Рядом с рукомойником, на конике, висела «рукотерка» – кусок грубого домотканого холста для вытирания рук, а полотенце для лица – «утиральник» находилось на вешалке – «гвоздильне», рядом с обеденным столом.

От припечного столба под прямым углом расходились полки – «воронцы», которые назывались «пирожный» и «полатный» (интересно отметить, что, несмотря на существовавшее название воронца, только в двух заонежских домах исследователями было отмечено наличие полатей – дощатых настилов под самым потолком, на которых спали, в подавляющем большинстве случаев они отсутствовали). Воронцы условно делили свободное пространство избы на три неравные части. У входа, перед палатным воронцом (его местное название – «мужской», «хозяйский»), так называемый дверной угол. Здесь могли ставить кровать или стол–курятник (кровать могла стоять и в так называемом «малом» углу – см. далее. В зависимости от месторасположения кровати, курятник ставился или у двери, или в малом углу, перед печью). Рядом с курятником, а иногда у прилавка, стоял чан для воды. Чан могли передвигать с места на место, так как под ним скапливалась сырость, отчего мог испортиться пол. Чан находился в избе зимой, летом его выносили в сени. На полатный воронец клали шапки и рукавицы. Здесь же стояли берестяные корзины – «кужонки» с мукой и сущиком, берестяные коробки с солью, пустые медные котлы, перевернутые вверх дном. Второй воронец, пирожный, отделяет так называемый «задний» («малый», «меньшой») угол. Существовал обычай размещать на пирожном воронце молочные горшки, куда наливалось молоко для быстрейшего скисания, также на него ставили хлеб и пироги, после того, как они были вынуты из печи. В малом углу, напротив устья печи, мог стоять хозяйственный столик, над ним традиционно навешивали посудник. В посуднике держали горшки – «роговатики», глиняные тарелки и миски. Здесь же лежала поварешка – «уполовник», стояла кофемолка. Ложки могли храниться в ящичках посудника, обеденного стола, в шкафу у рундука, в кужонке на прилавке. Вилки хранились в специальном приспособлении рядом с печью, на стене. Это была деревянная планочка, слегка отстоящая от стены на деревянных штырях, за которую и затыкались вилки. На стене мог висеть шкафчик для чайной посуды. Также здесь ставили сундуки, в которых хранили повседневную одежду. Третья часть избы, ограниченная двумя воронцами, была наиболее светлой и просторной. Угол, образованный двумя внешними стенами, в которых прорублены окна, называли «красный» или «большой». Здесь помещался киот с иконами. Помимо образов Xриста и Богородицы в нем могли быть и образы наиболее чтимых святых, чаще всего св. Георгия

Победоносца и св. Параскевы Пятницы. За иконы с магическими целями закладывали пучки ржи -чтобы в будущем году «Бог послал такой же урожай». «Традиционно «большой угол» избы устраивался с востока, а печной угол – строго по диагонали к нему, то есть, с запада» [1 , с.99] . От красного угла вдоль стен, под потолком, в обе стороны расходились полки – «надлавочницы». На них мог лежать различный инструмент: приспособления для вязания сетей, витья веревок (клещицы, полицы, коготки), заготовки для плетения из бересты. Кроме того, на надлавочницах могли стоять лучинные корзины с клубками пряденой шерсти, кужонки, в которых хранились ножницы, цевки от ткацкого стана, веретена, а также кужонки с мукой, солонка, керосиновая лампа. Параллельно надлавочницам, ниже линии окон, вдоль стен врубали широкие лавки. У среднего – «красного» – окна, которое находилось напротив входа, в Заонежье ставили стол, возле него – две скамейки. Стол ставился торцом к окну, поэтому его также могли называтьи «столовым».

В каждой избе могла висеть люлька, ее подвешивали на длинной деревянной жерди – «очепе». Очеп просовывали через железное кольцо, вбитое в потолок, или вставляли между потолком и потолочной балкой – «матицей» с тем, чтобы иметь возможность свободно перемещать люльку по избе. Обычно люльку подвешивали ближе к дверному или в меньшом углу. Домотканый постельничек для младенца набивался сеном или мякиной, подушечка была перовая. Занавеску – «огибку» к люльке мастерили из старого сарафана, юбки или передника.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во время Великого поста (обычно это конец февраля – первая половина апреля) женщины занимались ткачеством, поэтому у среднего окна по боковому фасаду устанавливался ткацкий стан. В остальное время его в разобранном виде хранили на сарае. Из других предметов обстановки, которые находились в избе, можно отметить ходунки для ребенка и табуретки, вошедшие в крестьянский обиход в 20-е–30-е гг. XX в.

Окна в избах были небольшими. В XIX в. рамы чаще делались двойными. Если рамы были одинарные, то на зиму окна снаружи, как в старину, закрывали соломенными или дощатыми щитами. Из всех окон в избе в середине XIX в. открывалось лишь одно, «красное». Стены и полы были некрашеными. Для поддержания чистоты каждую субботу полы тщательно мыли, или, как говорили в Заонежье, «стирали», что, наверное, более точно. Для этого из золы заваривали щелок, смешивали его с песком и полученной смесью при помощи голика (веника без листьев) терли половицы. Вымытый пол до полного высыхания застилали свежей соломой или «припоном» – грубым полотнищем, сшитым из трех кусков ткани, сотканной из льняных очесов. Чтобы полы меньше пачкались, рабочую обувь крестьяне снимали в сенях или у дверей, при входе, в избе надевали валенки, если таковые имелись. Два раза в год, на Рождество и на Пасху, тщательно мыли не только полы, но и потолки, и стены. Чистыми, аккуратно прибранными были и курные избы: только потолок, балки и верхняя часть стен оставались черными, блестящими от копоти.

Теперь рассмотрим, какие же предметы, характерные для крестьянского быта, мы видим в этом помещении.

Посуда. Большую группу предметов в избе (а также в других помещениях жилой части дома) составляет посуда: обеденная, чайная, для приготовления пищи, для различных хозяйственных целей и т.д.

Обеденная посуда хранилась в посуднике в избе. Это были: большая общая глиняная или деревянная миска, в которой подавали еду, деревянные ложки, фарфоровая или фаянсовая, так называемая, «питная» чашка для молока, кваса, которым запивали пищу, и других напитков, а также медная (а иногда выточенная из дерева) солонка на высокой ножке.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Чайная посуда подразделялась на праздничную и повседневную. Праздничную хранили в буфете в горнице, если таковой не было – в навесном расписном шкафчике в избе, а повседневную – в посуднике или в шкафчике у рундука. Это могли быть фарфоровые и фаянсовые чашки с блюдцами, стеклянные стаканы с блюдцами или глиняные кружки, из которых чай пили мужчины, а также сахарницы из прессованного стекла на высоких ножках и стеклянные чайницы с притертыми крышками.

Существовала специальная посуда для приготовления пищи на «жаратке» – в конструкции печи это небольшие пазухи или ниши, находящиеся на шестке, справа и слева от устья. В них засыпали угли, которые долго оставались в тлеющем состоянии. Это было нужно для того, чтобы варить пищу, когда не топится печь. На жаратке еду готовили в кастрюле с одной длинной ручкой, ставя ее на таганок. Могли использовать и медные котлы с дужками: их подвешивали на специально укрепленном над жаратком крюке. Были также сковороды на ножках.

Для приготовления пищи в печи предназначалась следующая посуда: медные луженые котлы – в них варили кашу, уху, эмалированные чугунки для щей или мяса, реже – для каши, большие глиняные горшки, в которых заваривали «загусту», горшки меньшего размера, в которых парили репу, томили молоко. Имелись также большие чугунные сковороды – на них в печи жарили рыбу, овсяные блины.

Для кипячения воды использовались самовары. Если самоваров в хозяйстве не было, пользовались медными чайниками, их кипятили на таганке. Чайник использовали и тогда, когда необходимо было быстро согреть небольшое количество воды.

Для просеивания муки служило сито, им же пользовались для процеживания крахмала в процессе его приготовления из картофеля.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В крестьянском быту широко использовалась бондарная посуда, изготовленная из узких дощечек – «клепок», стянутых обручами. В ушатах с крышкой готовили квас, в больших бочках солили мясо, в чанах держали воду. В такой посуде можно было также хранить грибы и толченые ягоды. Вся посуда, предназначенная для ухода за скотом, тоже была, в основном, бондарной: лохани для запаривания пойла, подойники, небольшие шайки для пойки телят, кадушки для хранения молока. Эту посуду держали в кладовках или в чуланах, в избу ее заносили тогда, когда в этом была необходимость.

Очень много было и берестяной посуды, ее изготавливали из целого куска бересты (как, например, туеса, лубянки) или плели из берестяной ленты, которая называлась «сарга». Такие сосуды брали с собой на покос: в больших туесах – «лубянках» носили молоко и простоквашу, в маленьких – масло, для соли существовали берестяные солонки с деревянными крышками. Обычно эту посуду хранили в чулане или на чердаке. Для сбора ягод существовали берестяные корзины – «набирушки». В берестяных кужонках также хранили муку и крупу, широкие кужонки с низкими бортами использовались при просеивании муки. Следует учесть, что не всегда предметы обихода использовались только для одних, строго определенных целей, многое зависело и от хозяйственных потребностей: так, например, в тех же кужонках могли хранить чесаный лен, веретена и т.д.

Постельные принадлежности. В экспедиционных записях 1931 г. отмечено, что крестьяне часто спали на матрацах, набитых сеном, или на перинах. Перины были не лучшего качества – хорошие берегли для гостей. Также для гостей держали хорошие простыни, одеяла, подушки. Сами укрывались лоскутными или домоткаными рибушными одеялами, тулупами, были также меховые «одеяльницы» – сшитые углом шкуры, которыми укутывали ноги. Простыни использовали редко, да и то из самого грубого холста. Днем постельные принадлежности держали в сенях, их складывали на стоящую там кровать, а иногда – в специальный шкаф, устроенный под лестницей, ведущей на чердак. Сведения относительно размещения на ночлег членов больших крестьянских семей позволяют сказать, что спали на полу в избе, на прилавке, на лежанке, на печи, на кроватях, на лавках, приставляя к ним скамейку или деревянные щиты, второй конец которых укладывался на скамейку или на табуретки.

Люди разного возраста распределялись на ночлег примерно следующим образом: на кровати в избе могли спать родители, на лежанке и печи – старики, в горнице – те, кто помоложе. Есть сведения, что в горнице на кровати спали дети. Вместе с тем, такой порядок мог меняться в зависимости от традиций, сложившихся в каждой конкретной семье.

2. Горница.

Назначение помещения. Особенности обстановки. В конце XIX – начале XX вв. горницей называли парадную комнату, предназначенную для приема гостей, для отдыха старших членов семьи. По рассказам местных жителей, в воскресные и праздничные дни вся семья собиралась здесь за чайным столом, вернувшись после молебна из храма. По будням в горнице могли выполнять чистую работу, требовавшую хорошего освещения, прежде всего речь идет о женских рукоделиях – вышивке, шитье, изготовлении кружева и т.д. Вместе с тем, есть сведения, что горница в некоторых домах оставалась комнатой, предназначенной только для приема и размещения гостей.

Горница появляется в структуре северного дома–комплекса относительно поздно. Так, в описании традиционного крестьянского жилища, сделанном П.Н.Рыбниковым, о ней не сказано ничего. Вместе с тем, в доме Ошевнева, построенном в 1876 г., горница существовала изначально, и это был далеко не единичный пример.

По размерам эти комнаты были несколько меньше изб и сильно отличались от них как характером использования помещения, так и обстановкой. Традиционное убранство крестьянских горниц конца XIX – начала XX вв. формировалось под влиянием городской, по преимуществу, мещанской культуры того времени: уход крестьян в города на заработки в этот период принял массовый характер, что повлекло за собой и более тесное знакомство с городскими бытом, и стремление привнести его черты в деревенскую жизнь. Часть заонежан, отправившихся в молодые годы на выучку или на заработки в С.–Петербург, со временем возвращались на родину, владея той или иной профессией и достаточными средствами, они открывали собственные мастерские, в частности, столярные. Развитие в крае кустарного производства давало зажиточной части деревенского населения возможность обзаводиться мебелью, изготовленной по городским образцам. Чаще всего ее ставили в парадных комнатах, наряду с предметами интерьера фабричного производства, приобретенными на ярмарках или привезенными из городов: зеркалами, подвесными и настольными керосиновыми лампами, настенными часами и т.д.

По своему убранству горница мало походила на избу, вместе с тем здесь тоже чувствовалось стремление к зонированию жилого пространства, определенному порядку расстановки вещей. У входа, вдоль стены, складывали печь–лежанку. На лежанке стояли парадные самовары (также их могли ставить на комод или на специальный столик). В красном углу помещали большое количество образов и лампадку, которую зажигали по праздничным дням. В каждой горнице, торцом к окну, обязательно стоял стол, как правило, раздвижной. Возле стола – стулья, они могли быть самой простой формы, а иногда – гнутыми, «венскими». Диван чаще располагался под окнами, вдоль стены. Поперек горницы, деля ее на две половины, стояли буфет для чайной посуды и «платеной» шкаф (если таковые были в доме), за ними – одна или две кровати, при этом одну ставили вдоль стены, а вторую – торцом к ней, вдоль задней стенки буфета. Часто в горницах держали сундуки, причем число их могло соответствовать количеству девиц на выданье. На стенах под стеклом, в обрамлении покупных рамок, висели портреты родственников и членов императорской фамилии. Рядом – зеркала украшенные вышитыми полотенцами – «образниками», часы. В углу, у окна, могла стоять швейная машина. Освещались горницы керосиновыми лампами, очень красивыми, зачастую, также как и часы, они были европейского производства. Конечно, чтобы обставить горницу таким образом, хозяин должен был располагать немалыми средствами – и мебель, изготовленная на заказ, и прочие предметы стоили дорого и были доступны далеко не всем.

3. Зала.

Помимо горницы, на втором этаже зажиточных крестьянских домов могла быть оборудована комната, носившая название «зала». Это еще одно парадное помещение, предназначенное для приема гостей. В зале могла стоять мягкая мебель: стулья, диваны, банкетки, а также круглый стол, мраморный шахматный столик, граммофон. На стенах – часы с боем, зеркала, фотографии в рамках. На окнах -занавески из тюля или коленкора, комнатные цветы. Стол застилался вязаной крючком кружевной скатертью или салфеткой. В красном углу традиционно помещались иконы. В зале никогда не было кроватей. Стены, также как и в горнице, могли быть оклеены обоями, нижнюю часть стен украшали филенчатые панели, окрашенные разноцветной масляной краской, потолки тоже красили, но в белый цвет. Для отопления этого помещения ставили лежанки или печи – «голландки», иногда они были облицованы изразцами. Как было сказано выше, зала предназначалась для гостей. Интересно, что, по сообщениям отдельных заонежан, в их домах залой называли красиво отделанную комнату, в которой, как и в светелке, вообще не было мебели, так как она служила исключительно спальным помещением в дни приезда родственников и гостей.

4. Светелка.

Светелками называли комнаты, расположенные на чердаке. Туда, из летних сеней или из чулана, вела лесенка. На сегодняшний день накоплено немного сведений относительно их убранства и характера использования. Известно, что светелки, как правило, не отапливались и могли использоваться только в теплое время года как запасное жилое или спальное помещение. Есть сведения, что светелки, подобно горницам и залам, имели стены, отделанные панелями, окрашенные потолки. Вместе с тем, трудно сказать, как именно они обставлялись. По некоторым данным, в светелках вообще не было мебели, там могли устраиваться на ночлег гости или молодежь, расстилая постельное принадлежности прямо на полу. В богатых домах в светелку могли селить наемных работников. Иногда там хранилась верхняя одежда, уложенная в большие плетеные корзины – «коробейки». Вообще следует помнить, что залы и светелки появляются в структуре дома достаточно поздно, во многом их обстановка и характер использования зависели от традиций, сложившихся в той или иной конкретной семье. Часто это действительно были помещения, в которых не жили – потребность в них возникала лишь тогда, когда численность людей в доме была выше обычной. Скорее всего, эти комнаты возникают в связи с изменением хозяйственно–бытового уклада семьи в пореформенный период – имеется ввиду массовый отход крестьян на заработки в города в зимний период и их возвращение домой к началу весенних полевых работ.

Кроме перечисленных выше комнат, в жилой части дома находились и различные подсобные помещения: сени, чуланы, кладовые, а также чердак.

5. Сени.

Это довольно просторное помещение отделяло жилую часть дома от хозяйственной, оно служило своеобразным тамбуром, предохранявшим жилые комнаты от проникновения холодного воздуха с улицы и неприятных запахов из хлевов. В сенях могли ставить большой ларь для хранения муки, летом – чан для воды. Там устраивали полки, на которых лежали смазанные и обмотанные тряпками серпы. На стене, как правило, находилась топорница. В сени выносили свежеиспеченный хлеб – остужать, тут же мог стоять блинный столик, который вносили в избу, когда стряпали, а также корыто для стирки белья и стол с каменными жерновами для размола муки. Здесь устраивали шкаф, а иногда – встроенную кровать для хранения постельных принадлежностей. В сенях стоял и шкаф для молочных продуктов, в нем же могли держать и стряпню – хлеб, выпечку, их складывали в лучинные корзины, чтобы мыши не погрызли. Если молочного шкафа в доме не было, продукты и стряпню могли хранить в молочной кладовой (если таковая была) или в чулане.

6. Чулан.

Чуланы могли использоваться для хранения различного хозяйственного инвентаря, посуды, запасов продуктов и т.д. В тех чуланах, где хранили молочные продукты, держали и различную предназначенную для них посуду: глиняные горшки, деревянные кадушечки, горшки–роговатики, подойники. В чуланах могли стоять чаны с солеными грибами и толчеными ягодами, по преимуществу, это была брусника. Клюкву сохраняли по–другому: ее насыпали в корзины, которые подвешивались к потолку. На деревянных гвоздях развешивали вяленую рыбу и мясо. В чулане мог стоять и ларь для муки, здесь лежали различные сопутствующие предметы, которые использовались для хранения, насыпания и просеивания муки и круп: совки, решето, сито, кужонки с низкими и высокими бортами и др. В этом помещении держали и различную утварь, которая не была в постоянном использовании, например, как было сказано выше, посуду, которую брали на покос. Если в доме было два чулана, то один из них – светлый, иногда обустраивали как чистую жилую комнату–боковушку, в которой не было ни полок, ни воронцов, а вместо лавок могли стоять самодельные стулья. П.Н.Рыбников отмечал, что здесь «… главную принадлежность составляет самовар и небольшой шкафчик с чайными чашками – это вообще столовая, гостинная и приемная комната» [7 , с.25] . У некоторых крестьян в таких чуланах стояли сундуки, обитые железом, в которых хранились праздничное платье и белье, ценности и деньги.

7. Чердак.

Чердачное помещение тоже служило для хранения различной домашней утвари: кадушек, бочек, корыт, пустых корзин, кошелей, старой мебели и т.д. На чердаке могли стоять жернова и крупорушки, там сушили кожи, зимой развешивали белье. В некоторых домах под крышей были оборудованы светелки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из сказанного выше видно, что жилая часть дома была хорошо приспособлена для проживания в ней большой крестьянской семьи. Отвечая на протяжении долгого времени старым традициям, связанным с устройством различных помещений, особенностями их обстановки и характером использования, она, вместе с тем, постепенно развивалась, приспосабливаясь и к изменениями в хозяйственно–бытовом укладе заонежан, и к веяниям времени, которые влекли за собой и появление новых предметов быта, и новых традиций.

Использованная литература и источники:

  1. Логинов К.К. Интерьер крестьянской избы в обрядности и верованиях заонежан // Заонежье, 1992. – С.99–117.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб., 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962. – С.124.
  4. Материалы экспедиций Воробьевой С.В. по Заонежью в 1982 и в 1987 гг. НА музея «Кижи». №№ 101, 181, 182.
  5. Материалы экспедиций Трифоновой Л.В. по Заонежью в 1987 г. НА музея «Кижи». №№ 183, 184.
  6. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  7. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.
  8. Трифонова Л.В. Традиционный интерьер заонежского жилища и связанный с ним бытовой уклад // Заонежье. Петрозаводск. 1992. – С.85–97.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Габе Р.М. Интерьер крестьянского жилища // Архитектурное наследие. М., 1955. №5.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб, 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962.
  4. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  5. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2021. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Планировка русской народной избы и современные дома, построенные в этом стиле

Крестьянская изба из бревна испокон веков считается символом России. По мнению археологов, первые избы появились на Руси еще 2 тысячи лет назад до нашей эры. В течение многих столетий архитектура деревянных крестьянских домов оставалась практически неизменной, соединяя в себе всё, что было необходимо каждой семье: крышу над головой и место, где можно отдыхать после тяжелого трудового дня.

В XIX веке самый распространённый план русской избы включал в себя жилое помещение (хату), сени и клеть. Главным помещением была хата – отапливаемое жилое помещение квадратной или прямоугольной формы. В качестве складочного помещения выступала клеть, которая была соединена с избой за счёт сеней. В свою очередь, сени представляли собой хозяйственное помещение. Их никогда не отапливали, поэтому использовать их в качестве жилого помещения можно было только летом. Среди бедных слоёв населения была распространена двухкамерная планировка избы, состоящая из хаты и сеней.

Вернуться к оглавлению

Содержание материала

Особенности планировки русской избы

Потолки в деревянных домах были плоскими, их часто подшивали крашеным тёсом. Полы изготавливались из дубового кирпича. Отделку стен проводили при помощи красного теса, при этом в богатых домах отделка дополнялась красной кожей (менее зажиточные люди обычно использовали рогожу). В XVII веке потолки, своды и стены начали украшать росписью. Вокруг стен под каждым окном ставили лавки, которые надёжно крепили непосредственно к самой конструкции дома. Примерно на уровне человеческого роста над лавками вдоль стен обустраивали длинные полки из древесины, которые назывались воронцы. На полках, расположенных вдоль помещения, хранили кухонные принадлежности, а на других – инструменты для мужской работы.

Изначально окна в русских избах были волоковыми, то есть смотровыми окнами, которые были вырублены в смежных брёвнах на половину бревна вниз и вверх. Они выглядели, как небольшая горизонтальная щель и иногда украшались резьбой. Закрывали проём («заволакивали») при помощи досок или рыбьих пузырей, оставляя в центре задвижки маленькое отверстие («гляделку»).

Спустя какое-то время стали популярны так называемые красные окна, с рамой, обрамлённые косяками. Они обладали более сложной конструкцией, нежели волоковые, и всегда украшались. Высота красных окон составляла не менее трёх диаметров бревна в срубе.

В бедных домах окна были настолько маленькими, что, когда их закрывали, в помещении становилось очень темно. В богатых домах окна с наружной стороны закрывали при помощи железных ставней, часто используя вместо стекол куски слюды. Их этих кусочков можно было создать различные орнаменты, расписывая их при помощи красок изображениями травы, птиц, цветов и т.д.

Вернуться к оглавлению

Внутреннее убранство русской избы

Примерно с XVI до конца XIX века планировка русской избы оставалась практически неизменной: у задней стены жилья располагалась русская печь, обычно в левом или правом углу, повернутая челом в сторону окон. Спальное место для членов семьи обустраивалось на печи, а под потолком от печи устраивали полати (настил для хранения вещей или нары для сна). По диагонали от печи располагался передний, «красный» угол, где обычно ставили стол. Место напротив печи называлось упечью и предназначалось для приготовления еды, отделялось, как правило, при помощи дощатой доски или занавеси. Вдоль стен ставили длинные лавки, а над ними на стене обустраивали полки.

У каждого угла было своё предназначение. Красный угол в русской избе, где находился обеденный стол и иконостас, считался самым почётным местом в доме. Самые важные праздники и торжества отмечались именно в красном углу. В качестве женской половины избы выступало пространство от устья печи до передней стены (называлось оно «середа», «упечь», «путь», «чулан»). Здесь занимались приготовлением пищи и хранили необходимую для этого утварь. В северных регионах русскую печь часто располагали на значительном расстоянии от задней и боковой стен, закрывая образованное пространство дверцей и используя для хранения прочей домашней утвари.

С одной из боковых сторон печи пристраивали ящик из досок, откуда по лестнице можно было попасть в подполье. От боковой стены до входной двери располагалась широкая лавка, которая с боков была забрана досками. Очень часто её широкая боковая доска была вырезана в форме конской головы, благодаря чему такая лавка получила название коник. Коник предназначался для хозяина дома, поэтому считался мужской лавкой. Резьба украшала не только коник, но и многие другие элементы интерьера.

Стандартная планировка жилой части русской избы

Задняя часть избы, которая находилась под полатями, служила прихожей. В холодное время года в этой части помещения содержался домашний скот (поросята, овцы, телята), незнакомые люди обычно за полати никогда не заходили. Между полатями и обеденным столом, как правило, ставили ткацкий станок, что позволяло женщинам заниматься различными видами рукоделия. Во многих русских избах вплоть до XIX века кровати, как таковые, отсутствовали, и их роль выполняли лавки, полати, печи и другие подходящие для этого элементы меблировки.

Полная планировка русской избыВернуться к оглавлению

Русская народная изба в современном строительстве

Во время строительства русских домов часто используются приёмы, которые были распространены на древней Руси: рубки углов, способы крепления перерубов для пола и потолочных балок, методы обработки и возведения срубов, последовательность сборки и рубки бруса и т.д. При рубке часто используют круглые бревна или бревна, распиленные вдоль. Помимо этого, в западных регионах страны часто применяются брёвна, которые обтёсаны с четырёх сторон (пластины, брусья). Такой способ был известен ещё кубанскому и донскому казачеству.

Соединение брёвен в срубе осуществляется при помощи глубоких выемок, расположенных на углах. Испокон веков самым распространённым способом у русских было врубание одного бревна в другое, при этом с концов брёвен оставалось небольшое расстояние (в чашу, в угол, в обло).

Конструкция рубленой избы

На сегодняшний день не менее популярным способом является рубка угла на концах брёвен «в лапу», то есть без остатка. Использование такого приёма позволяет увеличить размеры жилья (при тех же самых затратах материала). Чтобы брёвна прилегали друг к другу плотнее, в верхнем бревне необходимо прорубить продольный паз, который в дальнейшем конопатят просушенным мхом или паклей. Реже применяют столбовой метод сооружения стен, подразумевающий выкладывание стен из горизонтально уложенных досок или брёвен. В этом случае, крепление их концов происходит в пазах вертикальных столбов. Больше всего такая технология распространена в южных районах страны.

Схема соединения брёвен в избе без остатка

Значительные изменения претерпели конструкции и материал покрытия. На сегодняшний день при обустройстве русских изб часто используют двускатные или четырёхскатные  типы крыш, стропильные конструкции, кроме этого, распространены карнизы, защищающие стены дома от воздействия осадков. Всё больше находят применение современные кровельные материалы (шифер, черепица, железо), хотя, в зависимости от той или иной местности, люди не забывают об использовании традиционных кровельных материалов (например, камыш в южных регионах).

Немало внимания в проектах современных деревенских домов уделяется внешнему облику жилья. Современные  приемы архитектурной отделки позволяют сочетать в себе традиции прошлого и создание новых форм. Сейчас дома, как правило, характеризуются наличием больших окон и светлыми оттенками в оформлении фасада или внутреннего интерьера. В последнее время обшивка тесом и штукатурка, предохраняющие стены дома от воздействия внешней среды, становятся обязательным пунктом любого строительства.

Вместе с этим, оформление жилья не обходится без раскраски стен фасада. Стены рубленых домов обычно окрашивают в один цвет, а архитектурные детали (карнизы, наличники окон, фронтоны и т.д.) – в другой. Кроме этого, декоративные детали из древесины часто украшаются резьбой.

Современный деревянный дом в стиле русской избы

В современном русском сельском строительстве распространены различные типы жилых домов, но самым популярным остаётся тип индивидуального одноквартирного дома. Благодаря наличию приусадебного участка и хозяйственных пристроек такой тип жилья максимально приближен к традиционному варианту.

Описание красного угла в русской избе. Русская изба: внутреннее убранство

Русская изба всегда была ладной, добротной и самобытной. Архитектура её свидетельствует о верности многовековым традициям, их стойкости и уникальности. Её планировка, конструкция и внутреннее убранство создавались на протяжении многих лет. Не так много традиционных русских домов сохранилось по сей день, но всё же в некоторых регионах их можно встретить.

Изначально избы в России строили из дерева, частично заглубляя их фундамент под землю. Это обеспечивало большую надёжность и долговечность сооружения. Чаще всего в ней была всего одна комната, которую владельцы делили на несколько отдельных частей. Обязательной частью русской избы был печной угол, для отделения которого использовали занавеску. Кроме этого выделялись отдельные зоны для мужчин и женщин. Все углы в доме выстраивались в соответствии со сторонами света и самым главным среди них был восточный (красный), где семья организовывала иконостас. Именно на иконы гости должны были обратить внимание сразу же после входа в избу.

Крыльцо русской избы

Архитектура крыльца всегда была тщательно продумана, ей владельцы дома уделяли достаточно много времени. В ней сочетался отличный художественный вкус, многовековые традиции и изобретательность зодчих. Именно крыльцо соединяло избу с улицей и открывалось всем гостям или прохожим. Интересно, что на крыльце вечерами после тяжёлой работы часто собиралась вся семья, а также соседи. Здесь гости и владельцы дома танцевали, пели песни, а дети бегали и резвились.

В разных областях России форма и размеры крыльца кардинально отличались. Так, на севере страны оно было достаточно высоким и большим, а для установки выбирался южный фасад дома. Благодаря такому ассиметричному размещению и уникальной архитектуре фасада весь дом смотрелся очень своеобразно и красиво. Также достаточно часто можно было встретить крыльца, поставленные на столбы и украшенные ажурными деревянными столбиками. Они были настоящим украшением дома, делая его фасад ещё более серьёзным и добротным.

На юге России крыльца устанавливали со стороны передней части дома, привлекая внимание прохожих и соседей ажурной резьбой. Они могли быть как на две ступеньки, так и с целой лестницей. Некоторые владельцы дома украшали своё крыльцо навесом, а другие оставляли открытым.

Сени

Для того, чтобы сохранить в доме максимальное количество тепла от печи владельцы отделяли жилую зону от улицы. Сени - это именно то пространство, которое сразу же видели гости при входе в избу. Кроме сохранения тепла сени также использовались для хранения коромысла и других нужных вещей, именно здесь многие делали чуланы для продуктов.

Для разделения сеней и отапливаемой жилой зоны также делали высокий порог. Он делался для предотвращения проникновения холода в дом. Кроме этого по многовековым традициям каждый гость должен был поклониться при входе в избу, а зайти внутрь не приклонившись перед высоким порогом было невозможно. В противном случае гость просто ударялся голой об косяк.

Русская печь

Быт русской избы вращался вокруг печи. Она служила местом для приготовления пищи, отдыха, обогрева и даже банных процедур. Наверх вели ступени, в стенах имелись ниши для разной утвари. Топка всегда была с железными заслонами. Устройство русской печи – сердца любой избы – удивительно функциональное.

Печь в традиционных русских избах всегда размещалась в основной зоне, справа или слева от входа. Именно её считали главным элементом дома, поскольку на печи готовили еду, спали, она обогревала весь дом. Доказано, что приготовленная в печи еда самая полезная, поскольку в ней сохраняются все полезные витамины.

С древних времён с печкой связывали множество поверий. Наши предки верили, что именно на печи обитает домовой. Мусор никогда не выносили из избы, а сжигали в печи. Люди верили, что так вся энергия остаётся в доме, что способствует увеличению достатка семьи. Интересно, что в некоторых областях России в печи парились и мылись, а также использовали для лечения серьёзных заболеваний. Лекари того времени утверждали, что вылечить болезнь можно просто полежав на печи несколько часов.

Печной угол

Его также называли "бабий угол", поскольку именно сделать находилась вся кухонная утварь. Его отделяла занавеска или даже деревянная перегородка. Сюда практически никогда не заходили мужчины из своей семьи. Огромным оскорблением владельцев дома был приход чужого мужчины за занавеску в печной угол.

Здесь женщины стирали и сушили вещи, готовили еду, лечили детей и гадали. Практически каждая женщина занималась рукоделием, а самым спокойным и удобным местом для этого был именно печной угол. Вышивка, шитьё, роспись - это самые популярные виды рукоделия девушек и женщин того времени.

Лавки в избе

В русской избе стояли подвижные и неподвижные лавки, а уже с 19 века начали появляться стулья. Вдоль стен дома владельцы устанавливали неподвижные лавки, которые крепились с помощью поставок или ножек с резными элементами. Подстава могла быть плоской или сужаться к середине, в её декоре часто присутствовали резные узоры и традиционные орнаменты.

Также в каждом доме были передвижные лавки. Такие скамьи имели по четыре ножки или устанавливались на глухие доски. Спинки часто делали так, чтобы их можно было перекинуть на противоположный край лавки, а для украшения использовали резной декор. Скамью всегда делали более длинной чем стол, а также часто покрывали плотной тканью.

Мужской угол (Коник)

Он находился справа от входа. Здесь обязательно стояла широкая лавка, которую с обеих сторон ограждали деревянными досками. Их вырезали в форме конской головы, поэтому мужской угол часто называют "коник". Под скамьёй мужчины хранили свои инструменты, предназначенные для ремонта и других мужских работ. В этом углу мужчины ремонтировали обувь и утварь, а также плели корзины и другие изделия из лозы.

На скамью в мужском углу присаживались все гости, пришедшие к владельцам дома на короткое время. Именно здесь мужчина спал и отдыхал.

Женский угол (Середа)

Это было важное в женской судьбе пространство, поскольку именно из-за печной занавески девушка выходила во время смотрин в нарядном одеянии, а также ждала жениха в день свадьбы. Здесь женщины рожали детей и кормили их подальше от посторонних глаз, скрываясь за занавеской.

Также именно в женском углу дома понравившегося парня девушка должна была спрятать обметалочку, чтобы в скором времени выйти замуж. Верили, что такая обметалочка поможет невестке скорее подружиться со свекровью и стать хорошей хозяйкой в новом доме.

Красный угол

Это самый светлый и важный угол, поскольку именно его считали священным местом в доме. По традиции при строительстве ему выделяли место на восточной стороне, где два смежных окна образуют угол, таким образом свет падает, делая угол самым светлым местом в избе. Здесь обязательно висели иконы и вышитые рушники, а также в некоторых избах - лики предков. Обязательно в красном углу ставили большой стол и принимали пищу. Под иконами и рушниками всегда хранили свежеиспечённый хлеб.

И по сей день известны некоторые традиции связанные со столом. Так, молодым людям не желательно сидеть на углу, чтобы в будущем создать семью. Дурная примета оставлять грязную посуду на столе или сидеть на нём.

Крупы, муку и другие продукты наши предки хранили в сенниках. Благодаря этому хозяйка всегда могла быстро приготовить еду из свежих продуктов. Кроме этого были предусмотрены дополнительные постройки: погреб для хранения овощей и фруктов зимой, хлев для скота и отдельные сооружения для сена.

Урок по ИЗО на тему «Убранство русской избы». VII класс.

Тема рассчитана на два урока

Используемый учебник «Декоративно-прикладное искусство в жизни человека». Горяева Н.А.,Островская О.В.; Москва «Просвещение» 2003.

Вид занятия : Бинарный урок (двойной урок).

Тип урока : Изучение нового материала.

Используемая модель : Модель 1.

Цель урока: Познакомить учащихся с интерьером русской избы.

Задачи урока :

1.Сформировать у учащихся образное представление об организации и мудром устроении внутреннего пространства избы.

2. Дать представление о быте русских крестьян XVII -XVIII веков.

3. С помощью рисунков закрепить полученные знания.

4. Воспитывать интерес к быту крестьян, традициям нашего народа.

Обеспечение урока :

Для учителя . 1) Репродукции образцов предметов народного быта.

2) Выставка литературы: «Русская изба» Н.И. Кравцов; Т.Я. Шпикалова «Народное творчество»; Учебник за 8 класс; журнал «Народное творчество» (1990г., №2).

3)Демонстрационный ПК.

Для учащихся. Альбомы. Карандаши, резинка, краски (акварель, гуашь). Рабочая тетрадь по ИЗО.

План урока:

    Орг. часть – 1-2 минуты.

    Сообщить цели и задачи нового материала – 1-2 минуты.

    Рассказ учителя «Быт крестьян».

    Практическая работа. Рисование интерьера избы.

    Итог 1 урока.

    Работа в цвете.

    Итог 2 урока

I .Организационный момент

Установить должную дисциплину в классе. Отметить отсутствующих. Сообщить цели и задачи нового материала.

II . Рассказ учителя «Быт крестьян»

рис. 1.Внутренний вид избы.

С давних времён мы читали и смотрели русские народные сказки. И часто действие в них разворачивалось внутри деревянной избы. Сейчас стараются возродить традиции прошлого. Ведь не изучив прошлого, мы не сможем оценить настоящее и будущее нашего народа.

Давайте поднимемся на красное резное крыльцо. Оно словно приглашает войти в дом. Обычно на крыльце хозяева дома встречают дорогих гостей хлебом и солью, так выражая гостеприимство и пожелание благополучия. Пройдя через сени, попадаешь в мир домашней жизни.

Воздух в избе особенный, пряный, наполненный ароматами сухих трав, дымом, кислого теста.

Все в избе, кроме печи, деревянное: потолок, гладко обтёсанные стены, пристроенные к ним лавки, полки-полавошники, протянувшиеся вдоль стен,ниже потолка, полати, обеденный стол, стольцы (табуреты для гостей), нехитрая домашняя утварь. Обязательно висела колыбель для ребенка. Умывались из лохани.

рис. 2.

Интерьер избы разделен на зоны:

    При входе в избу, слева расположена русская печь .

рис. 3. Русская печь

Какую роль играла печь в жизни крестьянской избы?

Печь была основой жизни, семейным очагом. Печь давала тепло, в ней варили еду и пекли хлеб, в печи мыли детей, печь избавляла от хворей. А сколько сказок рассказано детям на печи. Недаром говорится: «Печь краса – в доме чудеса».

Посмотрите, как важно разлеглась в избе белая громада печи. Перед устьем печи ладно устроен шесток – широкая толстая доска, на которой разместились горшки, чугунки.

Рядом в углу стоят ухваты и деревянная лопата для выемки из печи хлеба. Рядом на полу стоит деревянный ушат с водой. Рядом с печью, между стеной и печкой, находилась дверка в голбец. Считалось, что за печкой, над голбцем живет домовой – покровитель семьи.

Пространство около печи служило женской половиной.

рис.4. Красный угол

В переднем правом углу, самом светлом, между окнами располагался красный угол , красная скамья, красные окна. Это был ориентир на восток, с которым соединялось представление крестьян о рае, блаженном счастье, животворящем свете и надежде; на восток обращались с молитвами, заговорами. Это было самое почетное место – духовный центр дома . В углу, на особой полочке стояли иконы в начищенных до блеска в окладах, украшенные вышитыми полотенцами и пучками трав. Под образами стоял стол.

В этой части избы происходили важные события в жизни крестьянской семьи. Самых дорогих гостей усаживали в красном углу.

    От дверей, вдоль печи устраивалась широкая лавка. На которой сидели, зашедшие соседи. На ней мужчины обычно занимались хозяйственными работами – плели лапти и т.д.. На ней спал старый хозяин дома.

    Над входом, в полкомнаты под потолком, около печи укрепляли деревянные полати . На полатях спали дети.

    Значительное место в избе занимал деревянный ткацкий станок – кросно, на нем женщины ткали шерстяные и холщевые ткани, половики (дорожки).

    Около дверей, напротив печи стояла деревянная кровать, на которой спали хозяева дома.

рис.5.

Для новорожденного подвешивали к потолку избы нарядную люльку . Её обычно делали из дерева или плели из лозы. Мягко покачиваясь, она убаюкивала младенца под напевную песнь крестьянки. Когда спускались сумерки, жгли лучину. Для этого служил кованый светец.

рис. 6.

Во многих северных деревнях Урала сохранились дома с расписными интерьерами. Посмотрите, какие диковинные кусты расцвели.

III . Практическая работа.

Учащимся предлагается выполнить эскиз карандашом интерьера русской избы.

    Рассматриваются различные виды интерьера избы:

Объяснение о построении интерьера избы на примере разных вариантов.


VI . Повторение с учащимися пройденного материала.

Таким образом, мы подошли к следующему разделу нашей темы «Убранство русской избы». Сейчас все стараются возродить традиции культурной и духовной жизни русского человека, но для этого нужно все понять и изучить. И первый вопрос классу:

    Что представляет из себя внешний вид избы?

    Какой основной материал использовался при строительстве избы?

    Какие природные материалы использовались при изготовлении посуды и предметов быта?

    На какие зоны был разделен интерьер избы?

    Какие правила вы применяли при построении интерьера избы?

    Какие загадки и поговорки вы знаете по теме «Русская изба?»

(«Два братца глядятся, а вместе не сойдутся» (пол и потолок)

«Сто частей, сто постелей, у каждого гостя своя постель» (бревна в стене избы)) ит.д..

II урок.

VII . Продолжение практической части - рисование интерьера в цвете .

Цвет при раскрашивании используются все оттеки коричневого, охры, не ярко желтого. Этапы рисования в цвете:

    Раскрашиваем стены разными оттенками коричневого цвета.

    Раскрашиваем пол и потолок, другим оттенком охры.

    Стекла в окне – серым.

    Мебель – следующим оттенком коричневого.

    Печь можно раскрасить светло-серым, светло- светло-коричневым.

VIII . Выставка детских работ. Анализ .

Учащиеся вывешивают свои работы на специально отведенное место. Предлагается самим учащимся проанализировать свои работы. Используя наводящие вопросы:

    Что вам хотелось показать в своей работе?

    Какими средствами художественной выразительности вы пользовались?

    Чем представленные работы похожи, чем отличаются?

    Применяли вы в своих работах законы перспективы?

    Ваши впечатления от данной работы?

Оценка учителя . Мне понравилось, как вы работали, понравились ваши работы по построению, по колористическому решению, по умению правильно передать быт русских крестьян.

IX . Завершение урока и задание на дом.

В конце урока сообщается учащимся о том, что работу по знакомству с традициями русского народа мы продолжим на следующем уроке.

В конце урока звучит народная музыка.

Учащиеся встают, приводят свои рабочие места в порядок.

Деревянная крестьянская изба многие века была преобладающим жилищем 90% населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции. Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы.

Русская изба на высоком подклете с галереей. Подклет использовался для хранения припасов. Изба находится в музее деревянного зодчества Витославицы под Новгордом.

Изба объединена под общей кровлей с хозяйственными постройками. Крестьянское жилище состояло из клети, избы, сеней, горницы, подклети и чулана. Основное жилое помещение — изба с русской печью. Внутренняя обстановка избы: неподвижные широкие лавки, плотно прикрепленные к стенам, полки над ними; примыкающие к печи деревянные элементы; открытый посудный шкаф-блюдник, люлька и другие детали домашней обстановки имеют историю многих веков.

ПЕЧЬ . Особенно интересно в интерьере русской избы устройство печи. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно целое она воплощает в себе идею домашнего очага. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и ее деревянных деталей.

Иногда у печи устраивался угол для стряпни, отделенный деревянной филенчатой ярко расписанной перегородкой, шедшей не до самого верха. Часто эта перегородка превращалась в двусторонний и расписной встроенный шкаф. Роспись носила либо геометрический характер (мотив солнца), либо изображала цветы. В росписи преобладали зеленый, белый, красный, розовый, желтый, черные цвета.

ЛАВКИ . Неподвижные лавки обыкновенно устраивали вдоль стен всего помещения. Одной стороной они плотно примыкали к стене, а с другой поддерживались или подставками, выпиленными из толстой доски, или же резными и точеными столбиками-ножками. Такие ножки суживались к середине, которую украшало круглое точеное яблоко.

Если подставку делали плоской, выпиливая из толстой доски, то ее рисунок сохранял силуэт подобной же точеной ножки. К краю лавки пришивали тесину, украшенную какой-нибудь несложной резьбой. Лавка, украшенная таким образом, называлась опушенной, а ее ножки — стамишками. Иногда между стамишками устраивали задвижные дверцы, превращая пристенные лавки в своеобразные лари для хранения домашних вещей.

Переносная лавка с четырьмя ножками или с заменяющими их по бокам глухими досками, на которых было утверждено сиденье, называлась скамьей. Спинки могли перекидываться с одного края скамьи на противоположный. Такие скамьи с перекидной спинкой называли переметными, а саму спинку — перемет. Резьбой главным образом украшали спинки, которые делали глухими или же сквозными — столярно-решетчатой, резной или токарной работы. Длина скамьи несколько больше длины стола. Скамьи в горницах обычно покрывали специальной тканью — полавочником. Встречаются скамьи с одной боковиной — резной или расписной доской. Боковина была опорой для подушки или ее использовали как прялку.

Стулья в крестьянском жилище распространились позже, в XIX в. В решении стула наиболее заметно отразилось влияние города. В народном искусстве преобладает устойчивая симметричная форма стула с квадратным дощатым сиденьем, квадратной сквозной спинкой и слегка выгнутыми ножками. Иногда стул украшали деревянной бахромой, иногда узорной спинкой. Стулья красили в два-три цвета, например в голубой и малиновый. Для стульев характерна некоторая жесткость, что роднит их по форме со скамьей.

СТОЛ - обычно был значительных размеров в расчете на большую семью. Крышка стола прямоугольная, делали ее из хороших досок без сучков и тщательно обрабатывали до особой гладкости. Подстолье решалось по-разному: в виде дощатых боковин с выемкой внизу, соединенных проножкой; в виде ножек, соединенных двумя проножками или кругом; без царги или с царгой; с одним или двумя выдвижными ящиками. Иногда резьбой покрывали края столовой доски и грани массивных ножек, оканчивающихся в своей нижней части резными перехватцами.

Помимо обеденных изготовляли кухонные столы для приготовления пищи — поставцы, которые размещали около печи. Поставцы были выше обеденных столов, чтобы за ними удобно было работать стоя, и имели внизу полки с закрывающимися дверцами и выдвижные ящики. Были распространены также небольшие столики, на которых стоял ларец или лежала книга, они имели более декоративное решение.

СУНДУКИ — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь.

Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки). Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя). Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями.

В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.

ПОЛКИ . Широко применили в избе полки, закрепляемые к стене наглухо. Полки, примыкавшие к стене по всей длине, назывались вислыми (от слова висеть), полки, опирающиеся только концами, — воронцы.

Полки-воронцы разделяли помещение избы на самостоятельные части. К полкам можно также отнести и навесной настил — полати, которые делали над входной дверью; между печкой и стеной. Над лавками размещалась полка-надлавочник, которая находилась немного выше окон. Такие полки поддерживались кронштейнами фигурной формы.

ШКАФЫ-ПОСТАВЦЫ . С течением времени (XVIII-XIX вв.) в крестьянском жилище начинают появляться шкафы различных размеров и видов. Небольшие шкафчики разнообразны по художественному оформлению (резьба, токарные детали, профили, роспись). Узоры носят геометрический или растительный характер, чаще вазон с цветами. Иногда встречаются изображения жанровых сцен. Часто в шкафчиках применяли сквозную резьбу, что делалось для проветривания продуктов.

Шкафы-поставцы состояли из двух частей: нижняя снабжалась полками с закрывающимися дверцами или выдвижными ящиками (два-пять) и имела откидную доску, которую использовали как крышку стола. В верхней меньшей части были расположены полки, закрываемые глухими или остекленными дверцами.

ПОСТЕЛИ . Для сна использовали лавки, скамейки, сундуки с плоской крышкой, встроенные и передвижные кровати. Встроенная кровать размещалась в углу, наглухо крепилась к стенам с двух сторон и имела одну спинку. Для грудных детей предназначались подвесные люльки, зыбки или колыбели, которые украшали резьбой, токарными деталями, росписью, фигурными вырезами в досках.

Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая с введением белого и красного цветов. Золотисто-охристые тона характерны для стен избы, деревянной мебели, посуды, утвари. Белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписях домашней утвари.

Современный вариант русского дома в исполнении компании "Русский дом"

Один из символов России, которым восторгается, без преувеличения, весь мир, — это деревянная изба. Действительно, некоторые из них поражают своей невероятной красотой и уникальностью. О самых необычных деревянных домах — в обзоре «Моей Планеты».

Где: Свердловская обл., д. Кунара

В небольшой деревушке Кунара, расположенной в 20 км от Невьянска, находится сказочный терем, признанный в 1999 году на конкурсе самодельного деревянного зодчества лучшим в нашей стране. Здание, напоминающее большой пряничный дом из сказки, создано вручную одним-единственным человеком — кузнецом Сергеем Кирилловым. Он создавал эту красоту 13 лет — с 1954 по 1967 год. Все украшения на фасаде Пряничного домика выполнены из дерева и металла. И дети, держащие в руках плакаты с надписями: «Пусть всегда будет солнце…», «Летите, голуби, летите…», «Пусть всегда будет мама…», и ракеты, готовые взмыть ввысь, и всадники на конях, и солнце, и богатыри, и символы СССР… А еще множество различных завитушек и необычных цветов. Зайти во двор и полюбоваться рукотворным чудом может любой желающий: вдова Кириллова ворота не запирает.

Где: Смоленская обл., п. Фленово, историко-архитектурный комплекс «Теремок»

В этот историко-архитектурный комплекс входят четыре постройки, которые раньше принадлежали известной меценатке Марии Тенишевой. Особого внимания заслуживает Главная усадьба, созданная в 1902 году по проекту Сергея Малютина. Этот резной сказочный теремок — настоящий шедевр русского малого зодчества. На главном фасаде дома расположилось невероятной красоты окно. В центре, над резными рамами, присела отдохнуть Жар-птица с кокетливым хохолком, по обеим сторонам от нее встают на дыбы изящные коньки. Чудо-животных согревает своими лучами резное солнце, а витиеватые сказочные узоры из цветов, волн и прочих завитушек поражают своей фантастической воздушностью. Бревенчатый сруб терема поддерживают зеленые чешуйчатые змеи-горынычи, а под сводом крыши расположились два месяца. На окне с другой стороны — Царевна-Лебедь, «плывущая» по деревянным волнам под резным небом с Луной, месяцем и звездами. В таком стиле было оформлено в свое время все во Фленово. Жаль, что сохранилась эта красота лишь на фотографиях.

Где: Иркутск, ул. Фридриха Энгельса, 21

Сегодняшний Дом Европы — это бывшая усадьба купцов Шастиных. Этот дом — одна из визитных карточек Иркутска. Он был построен еще в середине XIX века, но лишь в 1907 году его украсили резьбой и прозвали Кружевным. Ажурные деревянные украшения, изящные узоры фасадной части и окон, удивительной красоты башенки, сложные очертания кровли, фигурные деревянные столбики, рельефная резьба ставень и наличников делают этот особняк совершенно неповторимым. Все элементы декора выпиливались вручную, без лекал и шаблонов.

Где: Карелия, Медвежьегорский р-н, о. Кижи, Музей-заповедник деревянного зодчества «Кижи»

Этот двухэтажный дом, похожий на богато украшенный терем, был построен в деревне Ошевнево во второй половине XIX века. Позднее его перевезли на о. Кижи с Большого Климецкого острова. Под одной большой деревянной избой расположились и жилые, и хозяйственные помещения: такой тип постройки сложился на Севере в старину из-за суровых зим и особенности быта местных крестьян.
Интерьеры дома были воссозданы в середине XX века. Они представляют собой традиционное убранство жилища зажиточного крестьянина Севера конца XIX столетия. Вдоль стен избы протянулись массивные деревянные лавки, над ними расположились полки-воронцы, в углу — большая кровать. И разумеется, обязательная печь. Хранятся здесь и подлинные вещи того времени: глиняная и деревянная посуда, берестяные и медные вещицы, детские игрушки (лошадка, санки, ткацкий станочек). В горнице можно увидеть диван, буфет, стулья и стол работы местных умельцев, кровать, зеркало: обычные предметы повседневного быта.
Снаружи дом выглядит очень нарядно: с трех сторон его опоясывают галереи, на окнах резные наличники… Оформление трех балконов совершенно разное: точеный балясик служит ограждением западного и южного балконов, а у северного сплошь ажурное исполнение из плоских теснин. Декор фасадов отличается сочетанием пропильной и объемной резьбы. А сочетание овальных выступов и прямоугольных зубьев — характерный для районов Заонежья прием «вырезания» узоров.

Где: Москва, Погодинская ул., 12а

Старых деревянных домов в Москве осталось очень мало. Но в Хамовниках среди каменных строений красуется историческое здание, построенное в традициях русского деревянного зодчества в 1856 году. Погодинская изба — деревянный сруб известного российского историка Михаила Петровича Погодина.

Этот высокий сруб, сложенный из добротных бревен, был построен архитектором Н.В. Никитиным и подарен Погодину предпринимателем В.А. Кокоревым. Двускатная крыша старого дома украшена деревянным резным узором — пропильной резьбой. Деревянным кружевом убраны и ставни окон, «полотенца», «подзоры» и другие детали избы. А яркий голубой цвет здания вкупе с белоснежными украшениями делают его похожим на домик из какой-нибудь старой русской сказки. Только вот настоящее у Погодинской избы совсем не сказочное — сейчас в доме размещены офисы.

Где: Иркутск, ул. Декабрьских Событий, 112

Городская усадьба В.П Сукачева создана в 1882 году. Удивительно, но за прошедшие годы историческая целостность этого строения, его изумительная красота и даже большая часть примыкающей парковой зоны остались практически неизменны. Бревенчатый дом с четырехскатной крышей украшен пропильной резьбой: фигуры драконов, фантастические стилизованные изображения цветов, сложные переплетения ограды на крыльце, причелины, пояски карнизов — все говорит о богатой фантазии сибирских мастеров и чем-то напоминает восточные орнаменты. Собственно, восточные мотивы в оформлении усадьбы вполне объяснимы: в то время развивались культурные и экономические связи с Китаем и Монголией, что влияло на художественный вкус сибирских умельцев.
В наши дни усадьба не только сохранила свой великолепный облик и удивительную атмосферу, но и живет достаточно насыщенной жизнью. Здесь часто бывают концерты, музыкальные и литературные вечера, устраиваются балы, мастер-классы для маленьких гостей по лепке, рисованию, изготовлению лоскутных кукол.

Русская изба является одним из символов нашей страны, традиционным видом жилья, имеющим свои особенности. Сейчас, конечно, настоящие русские избы можно увидеть только в музеях-собраниях исторических строений или в некоторых деревнях. Давайте посмотрим, какие отличия есть у такого вида дома.

Изначально все избы были бревенчатыми. Строили наши предки из того, что было под рукой, а лесов на Руси всегда было немало. Небольшой сруб с одной комнатой, то есть четыре стены и печь, вернее, очаг в центре — вот и вся изба. Причём зачастую такие строения вкапывались в землю, становились полуземлянками, ведь наши предки беспокоились о сохранности тепла зимой. Напомним, что вначале избы были курными, отапливались без дымохода.

Полы в избах были земляными. В целом конструкция традиционного русского сруба совершенствовалась постепенно. Появлялись оконные проёмы, которых первоначально не было, подобие фундамента, очаги вытеснялись печами с дымоходами.

Следует отметить, что русские избы очень отличались в зависимости от региона. Это понятно, ведь в южных районах и требования к жилищу были немного другими, и материалы встречались совсем не те, что в северных широтах.

Принято выделять самые простые избы четырёхстенки, избы с пятой стеной, которая делила внутреннее пространство на горницу и сени, избы-крестовики, которые отличались вальмовой крышей , избы-шестистенки.

Крыльцо стало неизменной частью избы позже, но сегодня и современные российские дома редко обходятся без этой небольшой открытой пристройки, которая стала прообразом куда более просторных открытых террас и остеклённых, но неотапливаемых веранд.

Очень трудно представить себе русскую избу без двора. Обычно это целый комплекс хозяйственных построек, имевших самое разное предназначение. Поодаль от избы могли стоять сараи для хранения дров и инструментов, хлев для скотины, амбар, конюшня. В северной части нашей страны встречались крытые дворы, которые объединяли этот комплекс хозяйственных строений под одной крышей, позволяя попасть в хлев, не опасаясь дождя и снегопада.

Традиционно избы строили из ели, сосны и лиственницы, ведь ствол хвойных деревьев отвечал всем требованиям, был высоким, стройным, хорошо поддавался обработке с помощью топора. При этом старые и больные деревья для строительства дома не рубили — только на дрова, для жилого здания требовались качественные брёвна. Для кровли использовали тёс или дранку, в южных районах зачастую на крышу шли солома или камыш.

Интерьер, если это слово уместно по отношению к избе, носившей в основном практичный характер, конечно, был простым, но элементы декора всё равно присутствовали. Например, вышитое полотенце на иконе в «красном» углу, резные детали. Но до обилия декоративных элементов русской усадьбы избе было очень далеко.

Русская печь могла занимать весьма солидную часть главной комнаты, где и готовили еду, и ели всей семьёй, и спали, и общались. Если для современных домов русская печь является, скорее, прихотью, то в избе она становилась центром всей жизни большой семьи.

Современный сруб вполне можно назвать потомком традиционной русской избы. Это всегда привлекательный вариант строительства дома, пусть более затратный, чем «каркасник», но зато основательный и добротный.

Главная » Стены » Описание красного угла в русской избе. Русская изба: внутреннее убранство

Что такое русская дача, как выглядят дачи

Если вы когда-нибудь решите посетить Россию, вы, вероятно, захотите посетить известные городские центры, такие как Санкт-Петербург и Москва. И хотя эти города определенно дадут вам возможность познакомиться с национальной культурой, вам все равно не хватит ключевой составляющей российской жизни: дачи.

Дачи - это не просто строение в России; они культурное учреждение. Эти коттеджные дома для отдыха часто существуют в крошечных деревнях или колониях, как в пригородных, так и в сельских районах.Дачи определяются не конкретным архитектурным стилем, а их функцией. Дачи - это место, где можно временно уйти от городской жизни и воссоединиться с природой, выращивая себе пищу, наблюдая за окружающей дикой природой и возвращаясь к более простому образу жизни.

История дач

Фото: Алеся Милославская / Shutterstock

Чтобы понять, почему дачи являются такой важной традицией в русской культуре, нам нужно вернуться примерно на 400 лет назад.Слово дача на самом деле происходит от слова дават , что означает «давать». Изначально дачи представляли собой небольшие участки земли, подаренные русским царем на протяжении 1600-х годов. Неясно, какой именно царь начал эту практику, но Петру Великому приписывают придание особого значения дачам.

Петр Великий - ключевая фигура в истории России; он расширил Россию из царства в империю, и он интегрировал западные идеалы Просвещения в русскую культуру.Во время правления Петра с 1682 по 1725 год высший класс и знать использовали свои дачи для проведения общественных собраний, отпусков, вечеринок и фейерверков.

Концепция дачи набирала обороты в 1700-х и 1800-х годах. К началу ХХ века дачи стали символом статуса для среднего и высшего классов России. Кроме того, дачи олицетворяли романтическую окраску; они рассматривались как вдохновляющие декорации для русских художников, писателей, драматургов и поэтов при создании своих работ.

К сожалению, этот «золотой век» дач длился недолго. Россия была втянутой в конфликт в первой половине 20-го века, с Первой мировой войной, большевистской революцией и Второй мировой войной. Многие россияне за это время лишились своих причудливых домов отдыха.

Однако идея дачи не умерла совсем. Он преобразился.

Фотография: SariMe / Shutterstock

После Второй мировой войны дача приобрела более утилитарный оттенок. К тому времени Россия находилась под советской властью, и нехватка поставок опустошила страну.Горожане думали, что если они смогут купить небольшие участки земли за городом, то смогут быть самодостаточными и выращивать себе пищу. Советские правители подхватили это движение, и вскоре они ввели правила, ограничивающие количество земли, которой может владеть один человек. Эти правила были созданы для того, чтобы гражданские лица не могли постоянно жить на своих дачных участках - государству требовалась сильная рабочая сила, живущая в городах.

Так стали популярны «дачные поселки».Это были общины личных рудиментарных ферм с крошечными домиками, стоящими рядом друг с другом.

В 1980-х годах государственные законы о дачных участках были отменены, и гражданские лица могли покупать более крупные участки земли. Это породило тенденцию дачных деревень, и люди могли проявлять творческий подход в строительстве своего дома вдали от дома.

Переделкино

Фото: Free Wind 2014 / Shutterstock

Переделкино - самая известная дачная деревня в России, расположенная всего в 16 км к юго-западу от Москвы.До большевистской революции этот участок земли был частью частной фамильной усадьбы. Однако в 1930-х годах он был узурпирован правительством, а затем передан Союзу писателей по предложению известного советского писателя и политического деятеля Максима Горького. За пару лет государство построило для нового дачного поселка Переделкино 50 деревянных коттеджей.

Некоторые из самых известных современных писателей России жили в Переделкино, в том числе Александр Солженицын, Арсений Тарковский и Борис Пастернак.Однако наличие государственного жилья имеет свои подводные камни. На авторов «Переделкино» оказывали давление, чтобы они соответствовали просоветскому тематическому материалу и придерживались одобренного государством стиля письма. Если писатели не придерживались этих постулатов, последствия могли быть смертельными. Фактически, известный русско-еврейский писатель Исаак Бабель был арестован на своей даче в Переделкино в 1939 году за «антисоветскую деятельность» и казнен в 1940 году.

Несмотря на эти ограничения, художественный дух Переделкино неоспорим.Здесь были созданы многие известные российские работы (по крайней мере частично), в том числе лауреат Нобелевской премии « Доктор Живаго » Пастернака. Деревянные дачи очаровательны и скромны, как пряничные домики в сказочном лесу. При посещении легко понять, как умиротворяющая, естественная среда подпитывала воображение писателей.

Дачи сегодня

Фото: Могиленец Виталий / Shutterstock

Сегодня дачи представляют собой нечто среднее между их определениями 1800-х годов и советскими временами.Хотя они сохраняют аспекты утилитаризма и независимости (а на большинстве дач по-прежнему есть небольшие фермы), дачи увеличились как в размерах, так и в роскоши. Например, скучные жилища Переделкино теперь окружены дачами «новых русских» миллиардеров: с террасами на крышах и частными бассейнами.

Однако эти «мега-дачи» отнюдь не норма. По данным журнала Moscow Times за 2019 год, около 60 миллионов россиян владеют дачами (почти половина всего населения).Большинство современных дач принадлежат россиянам среднего и высшего класса, и в них есть современные удобства, такие как электричество и водопровод. По выходным люди едут на дачи, чтобы сбежать из города, а летом провести отпуск. Кроме того, большинство дач расположены рядом с озером или рекой, поэтому владельцы могут заняться такими видами активного отдыха, как купание и рыбалка.

Дачи - это способ для современных россиян вырваться из суеты повседневной жизни и провести драгоценное время со своими близкими.У многих взрослых россиян остались теплые воспоминания о летних днях, проведенных на их семейной даче - воспоминания о том, как они ели домашние блюда с овощами, выращенными в саду, купались в озере с братьями и сестрами и делились историями у медленно горящего костра.

Краткое содержание книги

Краткое содержание книги

Марлоу достигает Внутренней станции и замечает здание Курца в свой телескоп - там нет забора, но есть ряд столбов, украшенных «шарами», которые, как позже узнает Марлоу, были головами туземцев.Русский торговец и ученик Курца, которого Марлоу назвал «Арлекин», подходит к пароходу и сообщает Марлоу, что Курц все еще жив. Марлоу узнает, что хижина, которую они видели ранее, принадлежит Арлекину. Арлекин с энтузиазмом отзывается о мудрости Курца, говоря: «Этот человек расширил мой разум».

Марлоу узнает от него, что пароход подвергся нападению, потому что туземцы не хотели, чтобы Курца забрали. Внезапно Марлоу видит группу местных мужчин, идущих к нему, неся Курца на носилках; Курца заводят в хижину, где к нему подходит Марлоу и дает ему несколько писем.Марлоу замечает, что Курц слаб, болен и лыс. Выйдя из хижины, Марлоу видит, как к пароходу подходит «дикая и великолепная» туземка; Арлекин намекает Марлоу, что женщина - любовница Курца. Затем Марлоу слышит, как Курц упрекает менеджера из-за занавески: «Спасите меня! - вы имеете в виду, спасите слоновую кость». Арлекин, опасаясь того, что может случиться, когда Курца возьмут на борт парохода, просит Марлоу дать ему табак и патроны для винтовки; Затем он уезжает на каноэ.

В полночь той же ночи Марлоу просыпается от звука большого барабана.Он осматривает каюту Курца и обнаруживает, что его там нет. Марлоу выбегает на улицу и находит след, бегущий по траве - и понимает, что Курц убегает, уползая на четвереньках. Когда он наталкивается на Курца, Курц предупреждает его бежать, но Марлоу помог Курцу подняться на ноги и отнес его обратно в хижину.

На следующий день Марлоу, его команда и Курц покидают Внутреннюю станцию. По мере того, как они удаляются от Внутренней станции, здоровье Курца ухудшается; в какой-то момент пароход ломается, и Курц дает Марлоу пачку писем и фотографию на хранение, опасаясь, что менеджер их заберет.Марлоу подчиняется.

Однажды ночью после аварии Марлоу подходит к Курцу, который лежит в рубке на своих носилках, «ожидая смерти». После попытки убедить Курца в том, что он не умрет, Марлоу слышит, как Курц шепчет свои последние слова: «Ужас! Ужас!» На следующий день Курца похоронили в грязной яме на берегу моря.

Вернувшись в Европу, Марлоу снова посещает Брюссель и обнаруживает, что не может общаться с защищенными европейцами вокруг него. Представитель Компании подходит к Марлоу и спрашивает пакет документов, которые ему доверил Курц.Марлоу отказывается, но дает официальному представителю копию отчета Курца Обществу по подавлению диких обычаев с оторванным леденящим кровь постскриптумом Курца («Уничтожьте всех животных!»). Он узнает, что мать Курца умерла после того, как ее кормила невеста Курца.

Последняя обязанность Марлоу перед Курцем - посетить его Намерение и доставить ей письма Курца (и ее портрет). Когда он встречает ее в ее доме, она одета в траур и все еще очень расстроена смертью Курца.Марлоу ускользает от того, что он был с Курцем, когда тот умер, и Намеренный просит его повторить последние слова Курца, которые Марлоу лжет ей, и говорит: «Последнее слово, которое он произнес, было - твое имя». Предполагаемое заявляет, что она «знала», что Курц сказал бы такую ​​вещь, и Марлоу уходит, испытывая отвращение к его лжи, но не в силах удержаться от того, чтобы сказать это.

Анонимный рассказчик на борту Нелли затем возобновляет свой рассказ. Директор компаний делает безобидное замечание о приливе, а рассказчик смотрит на пасмурное небо и Темзу, которая, как ему кажется, ведет «в самое сердце безмерной тьмы.«

Деревянное зодчество - окно России в прошлое, настоящее и будущее | by Thor Hartten

Древесина, без сомнения, является одним из, если не самым естественным изобилием, экологически значимым, исторически доминирующим, культурно-повсеместным, экономически ценным, физически прочным, универсальным и поистине необычным материалом на планете. Без дерева жизнь, которую мы знаем, была бы совсем другой. В самом деле, мы, люди, могли бы вообще этого не знать, если бы не дерево и деревья, из которых он происходит.В то время как древесина служила, служит и будет выполнять множество жизненно важных ролей, именно ее роль в качестве основного конструкционного и отделочного строительного материала будет здесь в центре внимания. И поэтому это единственный продукт, который растет естественным путем и является возобновляемым. Хотя древесина как строительный материал имеет долгое, увлекательное, почтенное и незаменимое наследие, со времен промышленной революции она уступила много места более «современным» искусственным конструкционным материалам, таким как сталь и бетон. Тем не менее, древесина сегодня переживает ренессанс популярности, поскольку ее экологичные качества вновь обретают признание (т.е. по своей природе возобновляемый как строительный ресурс простота, скорость и универсальность использования, низкий уровень энергии и воздействия на окружающую среду, эффективен в теплоизоляционных свойствах, эффективен в улавливании углерода, может быть адаптирован, утилизирован, повторно использован, переработан и иным образом выделен из отходов stream), а также для новых рентабельных технологий обработки древесины с минимальным объемом отходов и инновационных продуктов (например, компьютеризированные, высокоточные деревообрабатывающие заводы и изделия из древесины, такие как поперечно-клееный брус).Если предположить, что лесами можно управлять устойчиво, то сейчас много споров о том, что лучшие времена применения древесины в строительстве могут быть еще впереди.

После долгого перерыва в советские годы Россия снова открывает для себя свое богатое и легендарное прошлое в области архитектурных применений дерева, прошлое, уходящее корнями в тысячелетие. Тем не менее, эта статья - не просто ностальгический взгляд назад через окно в прошлое, но взгляд через окно в будущее России, в котором дерево вполне может вернуть часть былой славы и сыграть захватывающую, заметную и преобразующую роль. как современный и экологически чистый строительный материал в России 21 века.

Россия, где находится почти четверть мировых лесов, имеет уникально долгие, неразрывно близкие и неизмеримо важные отношения с лесами своей обширной лесной равнины Евразии. В самом деле, невозможно по-настоящему понять русский характер, не изучив сначала эти почти священные отношения. Это укоренилось в их душе и доходит до самой сути того, что делает русского русским. Это формирует их восприятие и отношение к окружающему миру, их культуре, языку, религии, литературе, включая их богатое наследие сказок.И неудивительно! Ранние славянские народы, которые поселились вдоль жизненно важного торгового пути, соединяющего земли на севере с землями более процветающего юга, такими как Константинополь, испытали глубокое влияние анимистической и развитой культуры деревянного строительства нордических народов. В 13 веке, вскоре после обращения Руси в православие в 988 году, монголы разграбили Киев и подчинили его народ его «игу», вынудив центр «свободной» русской культуры сместиться на север.Молодому, но растущему российскому государству буквально приходилось выкапывать свое существование в лесах вокруг городов Владимира, Суздаля, Ярославля и Новгорода. И хотя русская православная культура существовала в этих областях задолго до прихода Золотой Орды, теперь она станет самостоятельной и будет процветать, поскольку холодные, темные, густые и таинственные лесные земли, изобилующие жизнью и легендами, защитят ее за почти непроницаемая зеленая завеса, настоящая естественная «бесполетная зона».

Даже у Бабы Яги, одной из самых известных сказок славянской литературы, был домик из дерева (и куриные ножки)! Иллюстрация Ивана Билибина к обложке книги «Сказки» 1899 года.Источник - WikiPaintings

Неудивительно, что ресурсы этих лесов играли центральную роль практически во всех аспектах русской жизни - от основ питания, одежды и жилья до высших форм выражения и организации развивающейся культуры, таких как язык. , искусство, литература, религия, экономика и политика. Тем не менее, можно утверждать, что именно древесина из тех лесов оказала наиболее продолжительное, наиболее распространяющееся и наиболее благоприятное влияние на физическое (здания и инфраструктуру, топливо) и духовное (религиозные писания, иконы, устойчивые анимистические традиции) России. жизнь, оба из которых пустили глубокие корни и процветали в чрезвычайно трудных условиях.Будь то кремли, церкви и монастыри, здания городского совета, величественные дома ранней знати и богатых купцов или простые крестьянские хижины и обстановка внутри них, приюты для животных или любая другая сопутствующая инфраструктура, все, кроме очень маленькой горстки нескольких построек, в основном церкви, были построены из местного дерева, в основном из березы, сосны, ели и дуба. Другие строительные материалы, такие как камень, еще не были широко доступны, а кирпич, раствор и штукатурка, как правило, были слишком дорогими для кого-либо, кроме очень богатых людей и проектов, которым они покровительствовали.Единственным исключением из этого правила, конечно, была высушенная на воздухе, а иногда и высушенная в печи грязь, глиняный кирпич и гипс, из которых изготавливали важнейшую русскую печь, теплое сердце и душу каждого крестьянского дома. Но даже здесь, на очаге и рядом с ним, дерево нашло свое место. Из дерева изготавливали практически все, от стола и стульев до тарелок, мисок, чашек, вилок, ножей и ложек.

При таком небольшом количестве сохранившихся физических примеров средневековой деревянной архитектуры России мы должны полагаться на изображения художников.На этой картине Эрнста Лессера в 1907 году Сергий благословляет князя Дмитрия Донского в московской религиозной общине перед битвой 1380 года против Золотой Орды на Куликовом поле. Каждое здание в общине было построено из дерева. Источник - Castinet

«Личный иконостас» или «красный угол», самая священная часть любой русской крестьянской избы. Источник - Lady Ray Blog

«Очаг и душа» типичной деревянной избы русского крестьянина. Источник - Википедия

Крестьянская кухня, почти полностью сделанная из дерева, за исключением самовара и иногда керамического кувшина и чаши.Источник - Lady Ray Blog

Контроль за лесными ресурсами имел центральное значение для этих первых местных общин Рюриковичей и более крупных административных единиц, их экономического благополучия и, в конечном итоге, их политического влияния и военной мощи. Фактически, качество и изобилие этих ресурсов часто были решающим фактором при выборе места для размещения новых поселений. Чаще всего сельские лесные угодья контролировались богатыми помещиками-феодалами, князьями, а в некоторых случаях и владельцами крупных индивидуальных усадеб.Однако по мере того, как северные города-государства России росли в размерах и мощи, контроль над лесами и другими землями перешел к правящим семьям, церкви и местным правительственным учреждениям, как, например, ранний эксперимент Новгорода с представительным правительством и судебным собранием, Veche , который состоял из могущественных бояр, архиепископа, князя, феодалов, купцов и горожан. Только в 16 веке контроль над всей землей, включая леса, был консолидирован и передан Московскому государству и ранним царям.

Древесина имела влиятельную политическую составляющую в средневековой России. Вече в Пскове Аполлинария Васнецова, 1909. Источник - Wikimedia Commons

По мере роста культурной, политической и экономической мощи молодого Российского государства росли его архитектурные потребности и амбиции. И дерево в значительной степени было бы материалом, из которого мастера-строители и плотники того времени могли учиться и оттачивать свое ремесло и реализовывать свои амбиции. Раньше большинство зданий строилось в стиле, который лучше всего можно описать как бревенчатые хижины.Деревья рубили, бревна рубили, рубили, надрезали, а затем складывали одно на другое, чтобы собрать стены. Между бревнами обычно помещали слои мха и речной глины, чтобы обеспечить относительно плотное и устойчивое к атмосферным воздействиям уплотнение. Полы были либо из голой, утрамбованной земли, либо из деревянных досок, приподнятых чуть выше уровня земли. Поскольку зимы обычно были долгими и очень снежными, крыши, чаще всего состоящие из сосновых досок, покрытых толстым слоем соломы или черепицы из осины, кедра или простой сосновой коры, были довольно крутыми.Со временем эти довольно крошечные, простые и простые конструкции превратились в более крупные, сложные, замысловатые, а в некоторых случаях даже показные конструкции. К XVII и XVIII векам нередко можно было увидеть даже стандартную, приземистую и строгую крестьянскую хижину, украшенную декоративными орнаментами вокруг дверей, окон и вдоль линии крыши. Такие изменения были наиболее заметны в крупных городах, которые обычно были защищены высокими деревянными стенами, сторожевыми башнями и воротами.В их пределах беспорядок гражданских, правительственных и религиозных зданий, которые, как правило, увеличивались в размере, красоте и значении, чем ближе они были расположены к центру и желали возвышенности. И по мере того, как эти города расширялись, росли и их деревянные валы. Хотя сегодня в некоторых региональных музеях и парках деревянной архитектуры сохранилось лишь несколько репродукций этих стен, их старые следы неизгладимы. Возьмем, к примеру, концентрические кольцевые дороги Москвы, которые проходят по периметру стен города из дерева, а позже из камня, кирпича и штукатурки.

«избушка» или традиционный крестьянский дом конца 18 или начала 19 века. Обратите внимание на скромную декоративную отделку окон и облицовки. Находится в Музее деревянного зодчества в поселке Малые Корелы Архалгельской области. Кредит - Натаниэль Трамбал. Источник - Вашингтонский университет

Необычно декоративная резьба под карнизом традиционного крестьянского бревенчатого дома. Источник - Pentax Forum

Помимо того, что они были построены из дерева, была еще одна общая и во многих отношениях поразительная черта, присущая всем ранним зданиям и инфраструктуре России: все они были построены без использования гвоздей или каких-либо других металлических креплений, которые были дорогой и очень труднодоступный.Поэтому мастера-строители и плотники полагались на изобретательную и сложную систему переплетенных язычков, пазов, пазов, пазов и шипов, делавших гвозди ненужными, даже лишними. Примечательно, что такие ограничения не сдерживали, а фактически стимулировали инновации, поскольку в этот период возникла некоторая поистине знаковая, красивая и технически сложная архитектура, особенно крыши, такие как знаменитый луковый купол, крыша бочка и крыша шатра. Из них наследие луковичного купола является наиболее известным и долговечным.Хотя его происхождение до сих пор оспаривается, можно с уверенностью сказать, что ранние версии лукового купола, построенного между XII и XV веками, были полностью деревянными и задолго до появления железного листового металла и керамической плитки позволили построить впечатляющие купола. мы наиболее знакомы, например, с собором Василия Блаженного в Москве, построенным в середине 16 века.

Переплетенные бревенчатые стены «без гвоздей» избы в Музее и парке народной архитектуры в Суздале.Источник - Wikimedia Commons

Дэниэл Николс. Источник - Caelum Et Terra

Тем не менее, несмотря на всю свою практическую и эстетическую архитектурную ценность в истории России, у дерева был один вопиющий недостаток. Он горел, и он горел часто. Фактически, между 1330 и 1453 годами только Москва была почти уничтожена 17 крупными пожарами. История Новгорода свидетельствует о том, что в городе более 100 раз бывали серьезные пожары. Пожары стали настолько обычным явлением в городах, что жители просто приняли это как нормальную часть своей жизни.Иностранец, посетивший Россию в XVII веке, заметил, что «для того, чтобы в этой стране произошел значительный пожар, необходимо сгореть не менее семи или восьми тысяч домов» (Источник: «Икона и топор» Джеймса Х. Биллингтона, Альфреда А. Кнопфа, Нью-Йорк, 1966, с. 24). Конечно, один из величайших московских пожаров не был случайностью, а был специально устроен как тактический маневр отступающих русских войск, сражавшихся с войсками Наполеона во время войны 1812 года, которая позже была увековечена в увертюре Петра Ильича Чайковского 1812 года.Со временем власти в российских городах начнут вносить изменения в свои городские планы, чтобы уменьшить угрозу крупного пожара: здания, в особенности имеющие большее политическое, религиозное и военное значение, были удалены друг от друга на большее расстояние, а также от города. более обычные постройки дня; деятельность, связанная с огнем, лучше контролировалась и ограничивалась; организованы пожарные бригады; и использование более огнестойких материалов, таких как кладка и кирпич, стало более распространенным.Даже в этом случае пожары продолжали опустошать большинство городов России вплоть до XVIII и начала XIX веков; но так же, как древесина питала эти пожары, она также позволяла восстанавливать разрушенные строения относительно быстро и недорого. Следовательно, статус дерева как главного строительного материала в значительной степени не подвергнется сомнению.

Москва, разрушенная пожаром во время осады Наполеона во время войны 1812 года. Репродукция картины Х.И. Олендорф. Источник - Offtop.ru

То есть до мая 1703 года - переломный момент в истории использования дерева в российском строительстве, не говоря уже о мировой истории.Петр I, или, как его посмертно назвали, Петр Великий, твердо решивший вытащить Россию из того, что он считал трясиной феодальной отсталости, к экономически, военно и технологически развитым европейским морским державам того времени, в частности Голландии, Франция и Англия заявили, что Россия построит новый город, который будет одновременно служить защитой от шведской агрессии и центральным элементом его плана по превращению России в современную судоходную, торговую и военно-морскую державу.Город будет называться Петербург или Санкт-Петербург, как это станет известно позже. И хотя проект такого масштаба в то время и в этом месте не мог быть построен без дерева, и на самом деле многие оригинальные постройки города должны были быть построены из него, Петр задумал свой город радикально отличаться от всех других российских городов. . Он будет в значительной степени заимствован из западноевропейской цивилизации и современных архитектурных стилей, он будет построен в соответствии с упорядоченным, пропорциональным геометрическим планом и будет построен в основном из материалов, которые отражают его величественное величие, престиж, мощь и постоянство - не дерева, а резной камень и кладка, прежде всего кирпич и гипс.Петербург станет современным «окном на Запад» России и символизирует выход страны на мировую арену.

Петр I основал свой каменный город Петербург. Картина Александра Венецианова, 1838 год. Источник - Wikipaintings

27 мая 1703 года Петр торжественно заложил «краеугольный камень» первого здания города - Петропавловской крепости. И хотя многие оригинальные постройки Петербурга, в том числе первые варианты Зимнего дворца, все оригинальные летние дворцы, большинство дворцовых дворянских резиденций, необычайно скромные жилища простых горожан и казармы для военных, крепостных и других призывников Для рабочих, чья работа заключалась в том, чтобы построить мечту Петра, в основном из дерева, Петербург ознаменовал решительный поворот от деревянного зодчества.Город Петра был бы каменным. По иронии судьбы, это было бы так, даже если место, которое Петр выбрал для города, район дельты Невы, всего в нескольких километрах вверх по реке от Финского залива, было едва ли не самым скудным из камней ландшафта, который только можно вообразить. Ничего не уступая природе, Петр зашел так далеко, что постановил, что всякий, кто едет в Петербург (большинство людей приезжало в город только потому, что Петр это потребовал), должен был принести с собой хотя бы один камень или иным образом подвергнуться суровому наказанию.Эти камни использовались для заполнения мягких болотистых мест города, мощения улиц и, конечно, строительства зданий и инфраструктуры. Однако было бы неверно предполагать, что Петербург поднимется в одиночку на каменном ложе. Местная история гласит, что город, вероятно, был построен на гораздо большей кости, чем на камне, поскольку десятки тысяч призывных рабочих погибли в первые годы его строительства. Несмотря на это, городские здания, почти без исключения, были поддержаны (и многие из них до сих пор) сотнями тысяч, если не миллионами больших деревянных свай, погруженных глубоко в мягкую дельтовидную грязь и тяжелую глину.Эта практика продолжалась вплоть до 20 века. Я действительно видел воочию свидетельства некоторых из этих оригинальных свай за годы моей работы в качестве менеджера проекта в городе. В одном конкретном проекте развития отеля на набережной реки Мойки, в нескольких шагах от Исаакиевского собора, который, кстати, был построен на настоящем лесу, состоящем из тысяч таких свай, нам пришлось извлечь некоторые из этих опор, чтобы освободить место для новое бетонное свайное поле. Вытащив этих чудовищ, некоторые из которых были 30 футов в длину и 18 дюймов в диаметре, из первобытной грязи, мы быстро поняли, что впервые за 300 лет они увидели свет.И состояние их было совершенно замечательным. За исключением небольшого изменения цвета на внешней стороне, древесина этих дубов была такой идеальной, как если бы они были срублены в тот же день. Такова сохраняющая дерево магия анаэробной глины. Сваи были утилизированы, фрезерованы и использованы для внутренней отделки отеля.

Однако переход к каменной и каменной архитектуре стал теперь официальным, решительным, необратимым, и его импульс, хотя и не всегда устойчивый, со временем будет быстро расти, особенно по мере распространения знаний о новых строительных технологиях и материалах.А в культуре, определяемой во многом как важностью защиты страны от иностранного вторжения, так и растущим желанием создать реальную или, по крайней мере, видимость власти и престижа, дерево, попросту говоря, больше не рубило бы его. То есть, кроме тех случаев, когда царь постановил, что большой город должен быть построен быстро и полностью с нуля. Реальность, таким образом, заключалась в том, что дерево по-прежнему будет играть важную, хотя и второстепенную роль в первые годы Петербурга. Фактически, первый небольшой дом Петра, прозванный его «Домиком», представлял собой деревянное строение, построенное в 1703 году на месте первоначального Зимнего дворца.Позже, по еще одному из его многочисленных указов, дом обшили кирпичом и перенесли на правый (северный) берег Невы, где он стоит до сих пор. Если не считать жилища Петра, деревянное строительство будет происходить с такой бешеной скоростью, что большая часть легкодоступных, густо засаженных деревьями районов возле города будет вырублена от деревьев всего за несколько коротких лет после его основания. Правительство Петра впоследствии было вынуждено ввести квоты на количество древесины, которую более отдаленные части страны должны будут поставлять в город, чтобы гарантировать адекватные поставки.

Домик Петра Великого. Построенное в 1703 году, это скромное деревянное строение было приказано обшить кирпичом, чтобы его можно было сохранить для потомков. Источник - Wikipedia Commons

Первый Зимний дворец, довольно скромное двухэтажное строение, спроектированное Доменико Трезини и построенное в 1711 году. Источник - Википедия

Кикин Холл, частная резиденция, построенная в 1714 году, является образцом петровского барокко. . Источник - Википедия

Существовали и другие факторы, которые также способствовали сохранению зависимости от древесины.Одним из них был прогрессивно богато украшенный, декоративный характер стилей петровского барокко, а затем и елизаветинского барокко, за которыми следовали стили Екатерины II неоклассицизма и готики, а затем и период императорской архитектуры. Однородных фасадов, оконных рам, линий крыши и т. Д. Уже было бы недостаточно. Колоннады, пилястры, оконные карнизы, зубчатые парапеты и многое другое делали конструкцию здания намного более сложной, что, в свою очередь, требовало все большего количества материала, в том числе дерева. Другим фактором была развивающаяся практика, когда царь даровал « дворянству» большие участки земли (дворянство) для строительства их летних загородных имений или, как они стали бы более известны как «дачи», что означает лежит в лингвистическом корне русского языка « дар » (дар) и глаголе « давать '» (дарить).В то время как ранние версии дачи предназначались исключительно для знати и других приближенных к царю, и, следовательно, относительно немногочисленны и довольно большие по размеру, почти все без исключения построены в основном из дерева. В течение XVIII и XIX веков дачное строительство будет включать не дерево, а другие материалы, но они также потеряют свою аристократическую исключительность и станут гораздо более распространенными среди людей, заслуживающих внимания своим культурным, административным и / или финансовым успехом, а именно писателей, поэтов, живописцев, влиятельных чиновников (чиновников и бюрократов), военных, торговцев, первых промышленников, купцов и т. д.Такие люди не всегда могли позволить себе самые дорогие конструкции или материалы и часто выбирали деревянные конструкции. Строительство дач было внезапно остановлено во время потрясений - российской революции, гражданской войны, консолидации власти Иосифом Сталиным и Второй мировой войны, но оно возобновилось снова в 1950-х годах из-за политической и экономической необходимости предоставить рядовым гражданам небольшие участки земли. земля, где они могли выращивать свои собственные фрукты и овощи. Разумеется, не прошло много времени, как рядом с приусадебными участками стали появляться небольшие приюты.Учитывая крайний уровень лишений, которым русские подвергались на протяжении десятилетий, у них были ограниченные средства, чтобы позволить себе что-либо, кроме самых простых, примитивных строительных материалов, часто хаотической мешанины из барменованных, заимствованных и утилизированных древесных отходов, листового металла и пластика. Несмотря на это, некоторые из их творений были поистине красивыми и вдохновляющими. По мере роста доходов и развития рынков строительных материалов с 1960-х по 1980-е годы дачи превратились в крупное социальное, культурное и экономическое явление в Советском Союзе.Они будут в центре возрождения деревянной архитектуры, своего рода популярного самодельного деревянного садового дома в стране, которая к этому времени почти разорвала свои давние связи с деревом, по крайней мере, в качестве конструкционного строительного материала. Я остановлюсь на этом подробнее позже.

Деревянная дача, или небольшой летний загородный дом, на острове Сахалин, Дальний Восток России. Фото Иэна Мастертона. Источник - Иэн Мастертон

Дача с явно более восточным колоритом. Источник - Проект «Дача»

Дача в Московской области », фото Екатерины Мухиной.Источник - Flickr

Возвращаясь к прошлому, поскольку использование камня и каменной кладки в проектировании и строительстве городских зданий в XVIII и XIX веках неуклонно росло, деревянные конструкции по-прежнему преобладали в небольших городах, деревнях, сельских районах и отдаленных заставах. быстро расширяющаяся Российская империя. Мало того, что дома прибоя были построены почти исключительно из дерева, за исключением священного очага, но также были и большинство домов местной знати, местные административные здания, железнодорожные станции, общественные столовые, офисы и магазины торговцев и других людей. купцы и, конечно же, большинство русских православных церквей.К сожалению, в наши дни осталось не так много вещественных доказательств этих деревянных построек. Многие пришли в упадок после многих лет заброшенности или заброшенности, были снесены из-за функционального устаревания, были разрушены в результате войн или пожаров и т. Д. За исключением небольшой горстки зданий, которые были восстановлены или воспроизведены в различных музеях народной архитектуры под открытым небом, большинство из них наши впечатления от традиционной русской деревянной архитектуры складываются из старинных пейзажных картин и рисунков, а также ранних фотографий.Из хорошо сохранившихся или честно воспроизведенных зданий самыми новаторскими, амбициозными и красивыми являются церкви, особенно на севере России, например, в Архангельской области и Карелии.

Почозерская церковь, Архангельская область, отличается большими шатровыми крышами и меньшими «бочками» крышами, увенчанными меньшими луковичными куполами. Построен в 17-18 веках. Источник - www.russiatrek.org/blog/category/architecture/

Православная церковь, построенная в конце 18 или начале 19 века.Часть Суздальского музея деревянного зодчества. Построен без единого гвоздя. Источник - Lada Ray Blog

Одним из лучших образцов высокой деревянной церковной архитектуры является церковь Преображения Господня, построенная в 1714 году. Она является частью первоначального « погоста » или религиозной общины, расположенной на южной оконечности города. Остров Кижи у северной оконечности Онежского озера в Карелии. Религиозное значение церкви как части одной из самых северных русских православных общин того времени невозможно переоценить, но это также праздник для глаз и настоящее архитектурное и инженерное чудо.По форме восьмигранная церковь имеет 22 отдельных луковичных купола разных форм и размеров. Вся церковь построена без гвоздей. Все его стены соединены по углам с помощью соединяющихся друг с другом «ласточкин хвост» и круглых выемок. Местная легенда гласит, что главный строитель сооружения использовал единственный топор, чтобы построить его, и что после его завершения он бросил топор в озеро, чтобы никогда не было другой церкви, подобной этой. Независимо от того, считаем ли мы это фактом или легендой, ничто никогда не могло приблизиться к воспроизведению фантастической красоты церкви Преображения, за исключением, возможно, видения Фрэнка Баума Изумрудного города в Волшебник страны Оз .

Настоящий Изумрудный город? Церковь Преображения Господня 1714 года, остров Кижи. Карелия. Прекрасный образец типично русского архитектурного элемента луковичного купола. Источник - Лучшее в наследии

Крупным планом вид на несколько из 22 луковичных куполов Преображенской церкви. Они покрыты черепицей из осины. Источник - Православный христианский канал

Как уже упоминалось, в конце 18 - начале 19 веков произошло беспрецедентное расширение территории Российской империи.Большая часть этого роста пришлась на то, что Империя распространилась на восток и втянула Сибирь в свою орбиту. С ее необъятными таежными лесами Сибирь была идеальным местом для получения сырья, необходимого для удовлетворения растущего аппетита Империи к деревянной архитектуре; но он также стал бы самостоятельным инкубатором для проектирования деревянных зданий. Фактически, совершенно новый язык деревянной архитектуры возникнет из, казалось бы, бесконечного, замороженного океана деревьев на Востоке. Многие оригинальные постройки, построенные сотни лет назад в сибирских городах, таких как Красноярск, Томск и Иркутск, сохранились до сих пор.Иркутск является домом для некоторых из наиболее хорошо сохранившихся образцов этих зданий, в том числе впечатляющих, построенных для княгини Екатерины Трубецкой и других подобных ей, когда они ждали, пока их мужья вернутся из сибирского заключения после того, как их признали заговорщиками в неудавшемся восстании декабристов. 1825.

Деревянное зодчество XIX века в Томске. Фото С. Шугарова. Источник - Город Томский

Один из деревянных дворцов княгини Трубецкой в ​​Иркутске, около 1845 года.Источник - Katieaune.com

Конечно, только очень небольшая часть российского общества могла позволить себе такие экстравагантные дома, деревянные или другие. Накануне решения Александра II об отмене крепостного права в 1861 году подавляющее большинство (более 80%) населения России составляли государственные и частные крепостные, жизнь которых характеризовалась жестокими репрессиями, социальным застоем, культурным консерватизмом, хроническим урожаем. неудачи и голод, частые бунты и крайние экономические трудности.Грубая бесчеловечность их тяжелого положения и последующее освобождение от него стали толчком для русского социализма. Учитывая их ограниченные ресурсы, немногие имели возможность, а тем более время или интерес, чтобы построить что-нибудь, кроме самых примитивных жилищ. В большинстве случаев их izbas были собраны с использованием тех же грубых, переплетенных бревенчатых стен и конструкций крыши из соломенной коры или коры деревьев, которые были разработаны столетия назад. В то время как такие инновации, как стеклянные окна, многокамерные русские печи и самовары были доступны, немногие крестьяне могли позволить себе что-либо, кроме самых скромных.Короче говоря, их условия жизни были суровыми, и их жизнь часто посещали нищета, паразиты, болезни и смерть.

создано Муане в Tour du Monde, Париж, 1867. Источник - 123RF

«Пейзаж с хижиной» Алексея Саврасова, члена «Передвижников», 1860. Источник - Wikipaintings

Main Street конец 19-го Век Россия. Все дома практически идентичны - бревенчатые стены, вертикальная деревянная обшивка под фронтонами, высокий козырёк, крутые крыши, небольшое количество окон.Источник - Jaha.org

Голодная толпа собирается у бревенчатой ​​и соломенной столовой после неурожая в Нижнем Новгороде в 1891–1892 годах. Часть выставки «Плохой урожай в Нижегородской области», представленной фотокорреспондентом Максимом Дмитриевым. Источник - English Russia

К концу 19-го - началу 20-го веков деревянное зодчество России вступило в новую захватывающую фазу, которую можно правильно охарактеризовать как ее «демократизацию». К тому времени застройка дачи была больше не ограничена только аристократией, но была доступна любому, у кого было достаточно денег, известности или связей.У нового класса богатых промышленников, торговцев, купцов, писателей, художников, композиторов и т. Д. Будут свои дачи, проекты которых часто бывают поразительно смелыми и богатыми деталями. Все большее число частных лиц с достаточными финансовыми средствами также строили личные дома, которые были просто впечатляющими. Некоторые из лучших примеров этого до сих пор стоят недалеко от Костромы, одного из старейших городов России и части «Золотого кольца», цепи священных религиозных и политических центров в России Рюриковичей.Эти постройки, спроектированные и построенные в 1890-х годах крестьянами-мастерами, работавшими над реставрацией Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, к сожалению, были заброшены и сейчас находятся в почти полном запустении и почти разрушены. Но даже в этом случае отчетливо виден их замечательный уровень мастерства и изысканные детали. Тенденция в декоративной деревянной архитектуре также достигнет широких масс. Например, во многих сибирских городах интерес к оформлению фасадов даже самых скромных деревянных домов задал бешеный ритм.На рубеже 20-го века владельцы фактически соревновались друг с другом в своего рода русской версии Jones and the Smiths, чтобы увидеть, кто сможет придумать наиболее сложные конструкции. По большей части декор состоял из очень тонкой, почти ажурной резьбы по периметру дверей, окон и линий крыши. В некоторых случаях филигранью пряничного домика покрывали целые фасады. Такая практика продолжалась вплоть до тех пор, пока Россия не была охвачена огнем революции и гражданской войны. Чтобы проиллюстрировать, насколько интересным и востребованным было деревянное зодчество в 1917 году, Владимир Рассказ, архитектор и писатель из Санкт-Петербурга.Санкт-Петербург опубликовал третье издание своей бешено популярной книги « Дача в стиле модерн» , которая, возможно, является первым в мире руководством по строительству деревянных домов своими руками. В дорусской революционной России Story предлагала читателям подробные инструкции и рисунки по широкому выбору эклектичных стилей строительства, которые могли быть адаптированы к личному вкусу, потребностям и средствам. Россия Story была страной свободного предпринимательства, личной инициативы и врожденного оптимизма. Теперь мы можем только догадываться, как развивалась бы деревянная архитектура, да и Россия, если бы история пошла по другому пути.

Заброшенный дом конца XIX века в Кострономской области. Построен крестьянином-мастером, работавшим на ремонте Зимнего дворца в 1890-х годах. Источник - EnglishRussia.com

Целый дом, возможно, в Томской области, Сибирь, украшенный филигранью снежинок. Местные домовладельцы и мастера часто публично соревновались друг с другом, демонстрируя свои таланты резьбы по дереву. Источник - Pininterest

Наташа из России. Источник - Facebook

Сибирское деревянное окно с филигранью.Нарисовано или нет, но все равно великолепно. Источник - Englishrussia.com

Окна и обшивка, возможно в Иркутске. Фото Пола Бека, 2007 г. Источник - Flickr

Еще одна волшебная сибирская резьба деревянных окон. Источник - Englishrussia.com

Windows в Суздале, Евгений Зеленко, 2011. Источник - Wikipedia Commons

Дача Демократия! Написанная Владимиром История Санкт-Петербурга в 1917 году, «Дача в стиле модерн», возможно, является первым в мире руководством по строительству деревянных домов своими руками.Источник - TheArtsDesk.com

Владимирская сказка Дача в стиле модерн. Источник - TheArtsDesk.com

Также из The Art Nouveau Dacha. Источник - TheArtsDesk.com

В течение нескольких завораживающих, но захватывающих дух коротких лет после революции и гражданской войны все разговоры касались исключительной возможности нового советского пролетарского государства и его будущего как утопической мировой модели человеческого прогресса. Деревянная архитектура не была исключением, даже несмотря на то, что большинство дизайнеров в молодом социалистическом обществе поддерживали использование новых строительных материалов, таких как бетон, сталь и стекло, которые позволили бы им создавать ранее невообразимые конструкции, символизирующие потенциальное социальное, политическое, экономическое и культурное могущество Советского Союза. .Возьмем, к примеру, монумент Владимира Татлина 1919–1920 гг. Третьему Интернационалу, , который, если бы он был построен, стал бы выдающимся достижением в области техники и технологий, не говоря уже о свидетельстве человеческого единства в достижении общих целей. Восходящий вверх монумент Татлина был намного выше Эйфелевой башни, и в нем не было ни одного куска дерева. Для многих представителей нового поколения советских дизайнеров, включая конструктивистов, к дереву относились как к пережитку старого порядка.Однако были и заметные исключения, например, архитектор Константин Мельников. Он видел неразрывную органическую связь между деревом и русским крестьянином, улучшение положения которого было для многих деятелей культурного авангарда революции главным направлением советско-социалистических преобразований страны. Именно Мельников был избран руководителем делегации СССР в Париж на Международную выставку декоративного искусства в 1925 году. Несмотря на то, что в ней было объединено огромное количество других материалов, включая стеклянные окна, его победившей работой стала конструктивистская конструкция полностью деревянного каркаса для павильона СССР. , который был призван показать, как новое Советское Рабочее Государство обещало будущее вечного оптимизма, беспрецедентного динамизма, творческой свободы и бесконечных возможностей.К большому удивлению организаторов выставки, план Мельникова предусматривал, что крестьяне и их топоры должны предварительно изготовить павильон в России, прежде чем отправить его в Париж для сборки. Была ли эта часть его плана реализована на самом деле или нет, не совсем ясно, но акцент павильона на дерево как основной строительный материал советских людей не мог быть более очевидным. К сожалению, эйфория первых лет советской власти и выдающейся роли Вуда будет недолгой, поскольку Сталин и его соратники жестоко консолидируют свою власть, кровожадно собирают крестьянство, чистят своих предполагаемых врагов и маниакально, даже одержимо толкают их тяжелую промышленность. сфокусированные пятилетние экономические планы.Хотя в последующие десятилетия будут и другие заигрывания с деревянной архитектурой конструктивизма и социалистического модернизма, советская власть в значительной степени означала, что новая деревянная архитектура будет заморожена, за исключением ее главной роли в самоорганизующемся дачном движении, как обсуждалось ранее. . Как ни прискорбно, но не удивительно, что многие старые деревянные здания в России были снесены, чтобы освободить место для «современных» конструкций из бетона и стали - материала, в честь которого Сталин назван в честь Сталина.Те, что не были уничтожены, часто забрасывались, поскольку советское население урбанизировалось и / или находилось в запустении и приходило в упадок и разорение. Некоторые из наиболее выдающихся образцов были разобраны и перемещены в национальные и региональные музеи народного искусства и ремесел. Поскольку роль обработанной древесины в основном сводилась к строительству дач, паркетным полам в новых квартирах, внутренним реставрациям самых известных дворцов и мебели в России, большинство переживающих спад деревообрабатывающей и деревообрабатывающей промышленности страны были переориентированы на более прибыльные экспортные рынки.

Ранний фотомонтаж памятника Владимиру Татлину Третьему Интернационалу в 1919–1920 годах, наложенный на отдельную фотографию Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге (Петрограде). Источник - Третьяков-Хухтамо

Модель отмеченного наградами конструктивистского деревянного каркаса Константина Мельникова для павильона СССР на Парижской международной выставке декоративного искусства, 1925 год. Источник - www.dooq.tumblr.com/post/43239579344/ Константин-Мельников-Советский-Павильон-в-Париже

Павильон Мельникова после завершения в 1925 году.К сожалению, вскоре его снесли. Источник - www.arthistory.upenn.edu/spr01/282/w6c2i12.htm

Андрей Иконников. Источник - www.RealCandy.com

Таким образом, ситуация сохранится до начала 1990-х годов и политического упадка, экономического и почти социального коллапса Советского Союза. Конечно, такая суматоха практически остановила бы всю архитектурную и строительную деятельность, будь то с деревом или любым другим материалом. Однако эта пауза окажется недолгой, поскольку девелопмент и строительство - это два сектора новой российской экономики, которые оправятся в первую очередь.В то время как вначале основное внимание уделялось небольшим проектам по реновации и реконструкции жилых и коммерческих помещений в крупнейших городах, объединенным под общим, непривлекательным и явно нероссийским лейблом «Евро-Ремонт», который по большей части предполагал использование новые пластиковые окна и окна с деревянными рамами, паркетные полы из березового и букового шпона, внутренние двери из искусственного дерева (пластмассы), стены и потолки из гипсокартона - совсем скоро деревянная архитектура в постсоветской России начала возвращаться к здоровому образу жизни.И неудивительно, что новое дачное строительство снова выйдет в лидеры.

Я действительно помог своей российской семье построить простую, но красивую двухэтажную усеченную дачу с А-образной рамой из грубой сосны в 1994 году. В то время возведение этих построек первого поколения было чрезвычайно сложной задачей. Помимо прав на землепользование и проблем с разрешениями, отсутствие зрелого и надежного рынка строительных материалов, безусловно, было одной из самых серьезных проблем, которые необходимо было преодолеть. Учитывая нехватку и примитивное, случайное качество доступных материалов, неудивительно, что они вообще были построены; но русские очень изобретательны и решительны.Со временем на рынке стал появляться гораздо более широкий выбор более качественных и сложных материалов, сначала в виде дорогостоящих импортных товаров, а затем, по мере расширения наземного производства, в виде более доступных продуктов местного производства. Вскоре более зажиточные россияне стали раскупать целые комплекты сборных бревенчатых домов, привезенные из таких мест, как Финляндия, для строительства своих «загородных домов» и «вилл». Хотя они были построены из дерева, почему-то слово дача больше не казалось подходящим названием для этих гораздо больших и заметных жилищ.Со временем первоначальный всплеск популярности деревянного дачного строительства среди самых зажиточных слоев населения пошел бы на убыль. Он даже стал бы нести клеймо « несолидный » (буквально, не твердый или невыразительный). Вместо этого многие, у кого были деньги, которые можно было потратить, буквально начали жить по кредо «мой дом - моя крепость» и тяготели к бетонным плитам, блокам, кирпичным и гипсовым конструкциям; но, как уже было показано в этой статье, история древесины в России имеет глубокие и устойчивые корни.Вскоре постройки из него снова завоюют благосклонность публики.

Семейная дача Балакаи, которую я помогал строить и наслаждаться, недалеко от Пушкина, к югу от Санкт-Петербурга. Кредит - Евгения Балакай Opet

«Волжская дача» архитектурного бюро Бориса Бернаскони, победителя конкурса Archiwood 2011. Источник - Архитектурное бюро Бернаскони

Новая сборная «дача» для нуворишей в поселке Зеленая Роша Московской области, 2013 запись в Арксивудской премии.Архитекторы - Николай Белоусов и Николай Соловьев. Кредит - Алексей Народицкий. Источник - Arxiwood

«Солидный» имение стоимостью 46 миллионов долларов на окраине Москвы. Источник - Curbed

Одним из ключевых факторов возрождения деревянного зодчества в России стали совместные усилия деревообрабатывающей промышленности, в том числе российских и зарубежных фирм, по его продвижению. Например, Honka, крупный финский производитель бревенчатых домов, спонсирующий ежегодную всероссийскую премию в области деревянного зодчества Archiwood.Этот конкурс проводится уже более десяти лет и постоянно предоставляет платформу для многих молодых, стремящихся архитекторов, чтобы продемонстрировать свое творческое видение и технические навыки в поистине удивительном множестве концептуальных деревянных конструкций, включая здания, ландшафтные элементы и инсталляции общественного искусства. В каком-то смысле они, кажется, развиваются именно там, где остановились конструктивисты и другие представители дореволюционного архитектурного авангарда России. Борис Бернаскони, директор Архитектурного бюро Бернаскони, был постоянным участником и случайным победителем конкурса Archiwood с момента его основания.Сейчас он один из самых успешных и перспективных архитекторов России (раскрытие - я лично знаю г-на Бернаскони и работал с ним в прошлом) и находится в авангарде тех, кто экспериментирует и расширяет границы дизайна с использованием дерева. От его победившего в 2011 году дизайна Volga Dacha , вдохновленного минималистом проекта второго дома, до своей более поздней концептуальной ландшафтной инсталляции ARC , Бернаскони использовал дерево, чтобы раскрыть свой необычайно творческий, но практичный философский дух.Однако он не одинок, поскольку многие другие продемонстрировали острое желание и необычайную способность подчеркивать красоту и универсальность дерева независимо от бюджета. От очень простых, недорогих, но концептуально провокационных артикуляций, таких как Nikolino's Ear от Project Group Савинкин / Кузьмин до гораздо более заметной инсталляции скульптора Николая Полисского 2012 Permian Gate в Перми, до более сложных, ярких и самодостаточных. но со вкусом игривые проекты, такие как Дом Телескопа Тотана Кузембаева в Москве, Россия явно влюбляется в деревянную архитектуру и дизайн.Даже такая банальная вещь, как складирование дров, стала чем-то вроде изящного искусства, смешанного со спортом, поскольку россияне по всей стране соревнуются друг с другом на местных и глобальных соревнованиях.

АРК, архитектор Борис Бернаскони в 2012 году. Расположенный в парке концептуального искусства Никола-Ленивец, где проводится фестиваль искусств «Архстояние», в Калужской области, АРК представляет собой часть здания, природную обсерваторию, пространство для медитаций, ландшафтную скульптуру и философский соединитель земли и неба.Кредит - Юрий Пальмин. Источник - Uncube

Внутри матрицы АРК. По мере того, как посетитель поднимается по лестнице, поднимаясь из темноты к свету, планки по бокам конструкции становятся больше. Кредит - Юрий Пальмин. Источник - Uncube

Постмодернистский деревянный дом в Конековском районе Тверской области, архитектор - Петр Костелов, фото Лауры Мадален. Источник - Laurie Flower.com

Ухо Николино. 2006 участие в фестивале Archiwood's Archstoyaniye, Project Group Савинкин / Кузьмин.Источник - Archiwood

Пермские ворота, паблик-арт инсталляция, воздвигнутая в Перми скульптором Николаем Полисским в 2012 году. Сделанная из больших еловых бревен, она выполнена в виде кириллической буквы «П» Источник - www.thisiscolossal.com/tags/russia/

Дом Телескопа, курорт Пироково, Москва, архитектор Тотан Кузембаев. Источник - www.totan.ru/ru/arch/klyazma/teleskop/east_facade.html

Кто бы ни сказал, складывать дрова - это не искусство, подумайте еще раз! В 2012 году жители Рыбинска Ярославской области попали в Книгу рекордов Гиннеса за самую высокую штабель дров на высоте более 72 футов.Источник - Englishrussia.com

Их меньшие стопки еще более необычны. Источник - Englishrussia.com

В последнее время появились признаки того, что деревянная архитектура играет гораздо более заметную роль в строительстве будущего России. Основной причиной этого является новый акцент страны на энергоэффективном проектировании зданий, как это предусмотрено Федеральным законом № 261 от 2009 г. «« Об энергосбережении и повышении энергоэффективности »» и новым добровольным стандартом «зеленого» строительства ГОСТ Р-54954–2012.Первый признает нынешнее плачевное состояние энергоэффективности зданий, которое, по некоторым оценкам, в два-три раза ниже, чем в США и Европе, и необходимость его радикального улучшения (40% к 2020 году). Учитывая присущую ей высокую энергоэффективность, низкую энергоемкость и уникальную способность связывать углерод, изобилие и доступность, древесина может быть идеальным строительным материалом для России. Девелоперы, архитекторы, инженеры, строительные компании, производители материалов и специалисты по экологическому строительству уже работают над возможностями, особенно на российском рынке индивидуального жилья.В 2011 году широкий альянс жилищного строительства завершил строительство первого в стране энергоэффективного дома Active House® в Москве. Сертифицированная Лесным попечительским советом (FSC) устойчивая цельнодеревянная каркасная конструкция отличается термически эффективной оболочкой, тщательно интегрированными пассивными и активными стратегиями использования возобновляемых источников энергии, передовыми системами мониторинга энергопотребления и здоровой, комфортной внутренней средой. Общее потребление первичной (исходной) энергии прогнозировалось на уровне сверхнизких 110 кВтч / м2 / год и всего 38 кВтч / м2 / год для отопления в зимний период.Чтобы добавить перспективу, стандарт Passive House®, признанный мировой лидер в области сертификации домов с низким энергопотреблением, устанавливает максимальную нагрузку первичной энергии 120 кВтч / м2 / год, но максимальную нагрузку тепловой или охлаждающей энергии всего 15 кВтч / м2 / год. .

Первый в России сертифицированный Active House®. Построенная в Москве в 2011 году, эта цельнодеревянная каркасная и обшитая деревом конструкция обеспечивает низкое потребление первичной (исходной) энергии - 110 кВтч / м2 / год. Архитектор - лаборатория «Полигон», ООО «Загородный». Источник - www.activehouse.info/cases/first-active-house-russia

Несмотря на преимущества в области энергоэффективности, деревянная архитектура в России также извлекает выгоду из внедрения новых изделий из древесины, таких как «Cross Laminated Timber® (CLT)». В Северной Америке его иногда называют Glulam®. CLT состоит из нескольких слоев древесины меньшего размера с поперечными размерами, скрепленных вместе с помощью структурного клея. Предполагая, что его компоненты получены из деревьев более низкого сорта, собранных в устойчиво управляемых лесах, или даже из отходов лесопиления, а также из-за использования природных клеев, не содержащих формальдегида, CLT представляет собой захватывающую новую разработку для древесины как возобновляемого строительного материала.По сравнению со своим весом, CLT имеет вдвое большую прочность на растяжение, чем сталь, при гораздо более низких уровнях энергии без ущерба для свободы проектирования и универсальности конструктивных компонентов, а возможно, даже и повышения их. Технология CLT чаще всего используется для изготовления больших несущих стоек и балок, а также конструкционных панелей для модульного строительства. В России уже есть несколько компаний, специализирующихся на производстве CLT и жилищном строительстве. Сейчас обсуждается возведение 12-этажного жилого дома из CLT панельного типа в Москве.

Домостроение из быстровозводимых деревянных панелей с использованием технологии поперечно-клееного бруса становится все более популярным в России. Панели для этого дома изготовлены и возведены ООО «Палекс-Строй» в Москве. Источник - Палекс-Строй1

Позже в тот же день. Источник - Палек-Строй2

Интересно, что строительство деревянных русских православных храмов, спонсируемое недавно состоятельными меценатами как в сельской, так и в городской местности, также растет. Хотя мне неизвестно, что эти церкви строятся «без гвоздей», их дизайн явно восходит к более ранним элементам церковного дизайна, таким как крыша шатра, при этом объединяя множество новых морщин, таких как несколько окон, ярко окрашенные металлические крыши со стоячим фальцем и энергию эффективное фасадное освещение.Вполне возможно, что мы являемся свидетелями прихода новой волны церковной архитектурной деятельности, подобной той, которая имела место в средневековье и в первые века строительства империи в России. Дерево также открыло новые горизонты в современном, технологически продвинутом дизайне интерьеров. Мне кажется удивительно ироничным, почти поэтически справедливым, что одним из самых долгожданных, символически важных, дорогостоящих и противоречивых архитектурных проектов последних лет в Санкт-Петербурге, не говоря уже о России и мире, является новый культовый Мариинский театр, который был открыт в мае этого года.Здесь, в самой колыбели современной имперской каменной и каменной архитектуры России, большая часть интерьера этого несколько приглушенного, но сверхсложного, акустически ультрасовременного сооружения отделана эстетически привлекательными деревянными панелями из русской березы. Надеюсь, это откроет двери для многих других интересных и инновационных применений дерева в интерьере в российском «Окне на Запад».

Деревянная церковь 21 века в Томске, Сибирь. Фото С. Шугарова. Источник - Город Томский

Акустически продвинутый интерьер из светлого дерева березы Нового Марийского театра в Санкт-Петербурге.Петербург. Фото Бена Хойла, 1 мая 2013 г. Источник - The Times of London

Тем не менее, возможно, было бы более уместно рассматривать возрождение России в деревянной архитектуре как «окно в себя», через которое мы можем увидеть славные традиции России в деревянная архитектура завершила свой круг, а также позволяет увидеть великие дела, которые еще впереди. Длительный упадок деревянной архитектуры России в почти забытый колодец прошлого может, наконец, закончиться, и вот-вот начнется фантастически творческое, культурно честное и экологически безвредное будущее.Возможностей так же много, как колец старого дерева.

Строительство будущего? Деревянная «избушка» стоит среди своих потомков 21 века на улице Радищева в Екатеринбурге. Источник - www.commons.wikimedia.org/wiki/File:Ekat_isba.JPG

В течение 40 лет эта русская семья была отрезана от всех контактов с людьми, не подозревая о Второй мировой войне | История

Сибирское лето длятся недолго. Снег задерживается в мае, а в сентябре снова наступают холода, превращая тайгу в ужасающую в своем запустении натюрморт: бесконечные мили непослушных сосновых и березовых лесов, усеянных спящими медведями и голодными волками; горы с крутыми склонами; бурные реки, текущие потоками по долинам; сто тысяч ледяных болот.Этот лес - последняя и величайшая пустыня Земли. Он простирается от самой дальней точки арктических регионов России до Монголии и на восток от Урала до Тихого океана: пять миллионов квадратных миль пустоты с населением за пределами горстки городов, что составляет всего несколько тысяч человек. .

Но когда наступают теплые дни, тайга цветет, и на несколько коротких месяцев она может показаться почти приветливой.Именно тогда человек может наиболее отчетливо заглянуть в этот скрытый мир - не на суше, потому что тайга может поглотить целые армии исследователей, а с воздуха. Сибирь является источником большей части нефтяных и минеральных ресурсов России, и с годами даже самые отдаленные ее части были переполнены разведчиками и геодезистами, направлявшимися в глухие поселки, где продолжается работа по добыче богатства.

Карп Лыков и его дочь Агафья в одежде, подаренной советскими геологами вскоре после того, как их семья была обнаружена заново.

Таким образом, это было летом 1978 года на юге леса. Вертолет, посланный в поисках безопасного места для приземления группы геологов, скользил по лесной полосе примерно в сотне миль от границы с Монголией, когда он упал в густую гряду. лесистая долина безымянного притока Абакана, бурлящая лента воды, несущейся по опасной местности. Стены долины были узкими, со сторонами, местами близкими к вертикальным, а тощие сосны и березы, раскачивающиеся в нисходящем потоке несущих винтов, были так густо скоплены, что не было шанса найти место, где можно было бы сбить самолет.Но, пристально всматриваясь в лобовое стекло в поисках места для приземления, пилот увидел то, чего там не должно было быть. Это была поляна на высоте 6000 футов по склону горы, зажатая между сосной и лиственницей и изрезанная чем-то вроде длинных темных борозд. Сбитый с толку экипаж вертолета сделал несколько проходов, прежде чем с неохотой пришел к выводу, что это свидетельство человеческого жилья - сада, который, судя по размеру и форме поляны, должен был существовать здесь долгое время.

Это было поразительное открытие.Гора находилась более чем в 150 милях от ближайшего поселения, в месте, которое никогда не исследовалось. У советских властей не было никаких записей о том, чтобы кто-либо проживал в районе.

Семья Лыковых жила в бревенчатом домике ручной работы, освещенном одним окном «размером с карман рюкзака» и обогреваемом дымной дровяной печью.

Четверым ученым, направленным в район на разведку железной руды, рассказали о появлении пилотов, и это их озадачило и встревожило.«Менее опасно, - отмечает писатель Василий Песков об этой части тайги, - наткнуться на дикое животное, чем на незнакомца», и вместо того, чтобы ждать на своей временной базе в 10 милях отсюда, ученые решили заняться расследованиями. Во главе с геологом Галиной Письменской они «выбрали хороший день и положили в рюкзаки подарки нашим будущим друзьям», хотя на всякий случай, как она вспоминала, «я проверила пистолет, который висел у меня на боку».

Когда злоумышленники взобрались на гору, направляясь к месту, указанному их пилотами, они начали натыкаться на следы человеческой деятельности: неровная тропа, посох, бревно, переброшенное через ручей, и, наконец, небольшой сарай, засыпанный березой. -корые емкости с нарезанным сушеным картофелем.Тогда, сказала Письменская,

у ручья находился жилой дом. Почерневшая от времени и дождя хижина была завалена со всех сторон таежным мусором - корой, шестами, досками. Если бы не окно размером с карман моего рюкзака, было бы трудно поверить, что там живут люди. Но они сделали, без сомнения…. Наш приезд, как мы могли видеть, заметили.

Низкая дверь скрипнула, и в дневном свете появилась фигура очень старика, прямо из сказки.Босиком. Носить заплатанную и перешитую рубашку из мешковины. На нем были брюки из того же материала, тоже с заплатками, и у него была нечесанная борода. Его волосы были растрепаны. Он выглядел напуганным и был очень внимательным…. Надо было что-то сказать, поэтому я начал: «Привет, дедушка! Мы приехали в гости! »

Старик ответил не сразу…. Наконец, мы услышали мягкий, неуверенный голос: «Ну, раз уж вы зашли так далеко, можете войти».


Зрелище, которое встретило геологов при входе в хижину, было похоже на средневековье.Построенное из любых материалов, которое попадалось под руку, жилище представляло собой не что иное, как нору - «низкую, почерневшую от копоти бревенчатую будку, холодную, как погреб», с полом, состоящим из картофельной кожуры и скорлупы кедровых орехов. . Осмотревшись в тусклом свете, посетители увидели, что это отдельная комната. Он был тесным, затхлым и неописуемо грязным, подпираемым провисшими балками, и, что удивительно, здесь проживала семья из пяти человек:

Тишину внезапно нарушили рыдания и стенания.Только тогда мы увидели силуэты двух женщин. Один был в истерике, молился: «Это за наши грехи, наши грехи». Другой, держась за столб… медленно опустился на пол. Свет из маленького окошечка падал в ее широко распахнутые испуганные глаза, и мы поняли, что должны убираться оттуда как можно быстрее.

Агафья Лыкова (слева) с сестрой Натальей.

Ученые, ведомые Письменской, поспешно вышли из хижины и отступили на место в нескольких ярдах от нее, где достали провизию и начали есть.Примерно через полчаса дверь хижины со скрипом открылась, и из нее вышли старик и две его дочери - уже не в истерике и, хотя все еще явно напуганной, «откровенно любопытной». С осторожностью подошли три странные фигуры и сели со своими посетителями, отвергая все, что им предлагали - варенье, чай, хлеб - и пробормотали: «Нам это запрещено!» Когда Письменская спросила: «Вы когда-нибудь ели хлеб?» старик ответил: «Есть. Но они этого не сделали. Они никогда этого не видели ». По крайней мере, он был понятен.Дочери говорили на языке, искаженном жизнью в изоляции. «Когда сестры разговаривали друг с другом, это звучало как медленное, размытое воркование».

Постепенно, за несколько посещений, появилась полная история семьи. Звали старика Карп Лыков, он был старообрядцем - членом фундаменталистской русской православной секты, поклоняющейся в стиле, не изменившемся с 17 века. Преследовали старообрядцев со времен Петра Великого, и Лыков говорил об этом так, как будто это произошло только вчера; для него Петр был личным врагом и «антихристом в человеческом обличье» - этот пункт, по его настоянию, был убедительно доказан царской кампанией по модернизации России путем насильственного «отрубания бороды христианам».Но эта многовековая ненависть смешалась с более недавними обидами; Карп был склонен одновременно жаловаться на купца, отказавшегося подарить старообрядцам 26 пудов картофеля примерно в 1900 году.

Положение семьи Лыковых только ухудшилось, когда к власти пришли большевики-атеисты. При Советской власти изолированные старообрядческие общины, бежавшие в Сибирь, спасаясь от преследований, начали все дальше отходить от цивилизации.Во время чисток 1930-х годов, когда само христианство подвергалось нападкам, коммунистический патруль застрелил брата Лыкова на окраине их села, когда Лыков стоял на коленях и работал рядом с ним. В ответ он собрал свою семью и убежал в лес.

Попытки Петра Великого модернизировать Россию начала XVIII века нашли центральное место в кампании за прекращение ношения бороды. Волосы на лице облагались налогом, а неплательщиков принудительно сбривали - анафема Карпу Лыкову и старообрядцам.

Это было в 1936 году, а Лыковых тогда было всего четыре - Карп; его жена Акулина; сыну по имени Савин, 9 лет, и Наталье, дочери, которой было всего 2 года. Взяв свое имущество и немного семян, они все глубже уходили в тайгу, строя себе череду грубых жилищ, пока, наконец, не нашли в этом пустынном месте. Еще двое детей родились в дикой природе - Дмитрий в 1940 году и Агафья в 1943 году, и ни один из младших детей Лыкова никогда не видел человека, который не был членом их семьи.Все, что Агафья и Дмитрий знали об окружающем мире, они полностью узнали из рассказов своих родителей. Как отметил российский журналист Василий Песков, главным развлечением семьи было «чтобы каждый рассказал о своих мечтах».

Дети Лыкова знали, что есть места, называемые городами, где люди живут тесненными в высоких зданиях. Они слышали, что есть другие страны, кроме России. Но для них такие понятия были не более чем абстракциями. Единственным предметом для чтения были молитвенники и древняя семейная Библия.Акулина использовала Евангелие, чтобы научить своих детей чтению и письму, используя в качестве ручки и чернил заостренные березовые палочки, смоченные в соке жимолости. Когда Агафье показали изображение лошади, она узнала его по библейским рассказам своей матери. «Смотри, папа», - воскликнула она. "Конь!"

Но если изолированность семьи было трудно осознать, то абсолютная суровость их жизни - нет. Добраться до усадьбы Лыковых пешком было невероятно трудным, даже на лодке по Абакану.Во время своего первого визита к Лыковым Песков, который назначит себя главным летописцем семьи, отметил, что «мы прошли 250 километров, не увидев ни одного человеческого жилища!»

Изоляция делала выживание в пустыне практически невозможным. Полагаясь исключительно на собственные ресурсы, Лыковы изо всех сил пытались заменить то немногое, что они принесли с собой в тайгу. Вместо обуви лепили галоши из бересты. Одежду залатывали и переставляли, пока она не разваливалась, а затем заменяли тканью из конопли, выращенной из семян.

Лыковы пронесли с собой в тайгу грубую прялку и, что невероятно, детали ткацкого станка - перемещение их с места на место по мере того, как они постепенно уходили в дикую местность, должно быть, потребовало многих долгих и трудных путешествий, - но у них было нет технологии замены металла. Несколько чайников хорошо служили им в течение многих лет, но когда ржавчина наконец преодолела их, единственной заменой, которую они могли изготовить, стала береста. Поскольку их нельзя было помещать в огонь, готовить стало намного труднее.К моменту открытия Лыковых их основным продуктом питания были картофельные котлеты, смешанные с молотыми семенами ржи и конопли.

В чем-то, как поясняет Песков, в тайге было изобилие: «Рядом с домом протекал чистый холодный ручей. Из насаждений из лиственницы, ели, сосны и березы было все, что мог взять… Черника и малина были под рукой, дрова тоже, а кедровые орехи падали прямо на крышу ».

Между тем Лыковы постоянно жили на грани голода.Только в конце 1950-х, когда Дмитрий достиг зрелого возраста, они впервые стали ловить животных для их мяса и шкур. Не имея ружей и даже луков, они могли охотиться, только роя ловушки или преследуя добычу через горы, пока животные не падали от истощения. Дмитрий развил поразительную выносливость, мог поохотиться зимой босиком, иногда возвращаясь в хижину через несколько дней, выспавшись под открытым небом при 40 градусах мороза, с молодым лосем на плечах. Однако чаще всего мяса не было, и их диета постепенно становилась все более однообразной.Дикие животные уничтожили урожай моркови, и Агафья вспоминала конец 1950-х годов как «голодные годы». «Мы ели лист рябины», - сказала она,

.

корни, трава, грибы, ботва картофеля и кора. Мы все время были голодны. Каждый год мы проводили совет, чтобы решить, съесть ли все или оставить на посевной.

Голод был постоянной угрозой в этих обстоятельствах, и в 1961 году в июне пошел снег. Сильный мороз погубил все, что росло в их саду, и к весне семья была вынуждена есть обувь и кору.Акулина предпочла кормить своих детей и в том же году умерла от голода. Остальных членов семьи спасло то, что они считали чудом: на их грядке проросло единственное зерно ржи. Лыковы поставили забор вокруг побега и рьяно охраняли его днем ​​и ночью, чтобы не допустить мышей и белок. Во время сбора урожая один колос дал 18 зерен, из которых они кропотливо восстановили урожай ржи

. Дмитрий (слева) и Савин сибирским летом.

Познакомившись с семьей Лыковых, советские геологи поняли, что недооценили свои способности и интеллект. У каждого члена семьи была отличная личность; Старый Карп обычно был в восторге от последних нововведений, которые ученые принесли из своего лагеря, и, хотя он упорно отказывался верить, что человек ступил на Луну, он быстро приспособился к идее спутников. Лыковы заметили их еще в 1950-х годах, когда «звезды стали быстро перемещаться по небу», и сам Карп придумал теорию, объясняющую это: «Люди что-то придумали и излучают огни, очень похожие на звезды. .”

«Больше всего его поразил, - записал Песков, - это прозрачный целлофановый пакет. «Господи, что они придумали - это стекло, но оно мнется!» »И Карп мрачно придерживался своего статуса главы семьи, хотя ему было уже за 80. Его старший ребенок, Савин, справился с этим, представив себя непреклонным арбитром семьи в вопросах религии. «Он был сильным верой, но жестоким человеком», - сказал о нем его собственный отец, и Карп, похоже, беспокоился о том, что случится с его семьей после его смерти, если Савин возьмет на себя управление.Конечно, старший сын не встретил бы большого сопротивления со стороны Натальи, которая всегда изо всех сил пыталась заменить свою мать в качестве повара, швеи и медсестры.

Двое младших детей, с другой стороны, были более доступными и более открытыми для изменений и инноваций. «Фанатизм не был особенно заметен в Агафье», - сказал Песков и со временем понял, что младшая из Лыковых обладала чувством иронии и могла подшучивать над собой. Необычная речь Агафьи - у нее был певучий голос, растягивающая простые слова на многосложные - убедила некоторых посетителей, что она была тупоголовой; на самом деле она была заметно умна и взяла на себя трудную задачу - следить за временем в семье, не имевшей календарей.Она тоже не думала о тяжелой работе, раскапывая вручную новый подвал поздно осенью и работая при лунном свете, когда солнце село. На вопрос ошеломленного Пескова, не испугалась ли она остаться одной в глуши после наступления темноты, она ответила: «Что здесь может сделать мне больно?»

Фотография из российской прессы, на которой Карп Лыков (второй слева) с Дмитрием и Агафьей в сопровождении советского геолога.

Из всех Лыковых, однако, любимцем геологов был Дмитрий, непревзойденный любитель природы, знавший все настроения тайги. Он был самым любопытным и, возможно, самым дальновидным членом семьи. Именно он построил семейную печь и все берестяные ведра, в которых хранилась еда. Еще Дмитрий целыми днями вручную пил и строгал каждое срубленное Лыковыми бревно. Возможно, неудивительно, что его больше всего восхищали технологии ученых.Когда отношения улучшились до такой степени, что Лыковых можно было уговорить посетить советский лагерь ниже по течению, он провел много счастливых часов на маленькой лесопилке, удивляясь тому, как легко циркулярная пила и токарные станки могут обрабатывать дерево. «Нетрудно догадаться, - писал Песков. «Бревно, за которое Дмитрия тратили день или два, на его глазах превратилось в красивые ровные доски. Дмитрий пощупал ладонью доски и сказал: «Хорошо!»

Карп Лыков вел долгую и проигрышную битву сам с собой, чтобы сдержать всю эту современность.Когда они впервые познакомились с геологами, семья приняла только один подарок - соль. (Прожить без этого четыре десятилетия, по словам Карпа, было «настоящей пыткой».) Однако со временем они стали терпеть больше. Они приветствовали помощь своего особого друга среди геологов - бурильщика Ерофея Седова, который проводил большую часть своего свободного времени, помогая им сажать и собирать урожай. Они забрали ножи, вилки, ручки, зерно и даже ручку, бумагу и электрический фонарик. Большинство этих нововведений были признаны неохотно, но грех телевидения, с которым они столкнулись в лагере геологов

оказался для них неотразимым….На их редкие появления они неизменно садились и смотрели. Карп сел прямо перед экраном. Агафья смотрела, высунув голову из-за двери. Она попыталась немедленно отмолить свой проступок - шепотом, крестясь…. Потом старик помолился усердно и одним махом.

Усадьба Лыковых с советского разведывательного самолета, 1980 год.

Возможно, самым печальным аспектом странной истории Лыковых была скорость, с которой семья пришла в упадок после того, как они восстановили контакт с внешним миром. Осенью 1981 года трое из четырех детей последовали за своей матерью в могилу в течение нескольких дней друг за другом. По словам Пескова, их смерть не была, как можно было бы ожидать, результатом заражения болезнями, к которым у них не было иммунитета. И Савин, и Наталья страдали почечной недостаточностью, скорее всего, из-за жесткой диеты.Но Дмитрий умер от пневмонии, которая могла начаться как инфекция, которую он заразил от своих новых друзей.

Его смерть потрясла геологов, которые отчаянно пытались спасти его. Предложили вызвать вертолет и доставить его в больницу. Но Дмитрий в крайнем случае не откажется ни от своей семьи, ни от религии, которую исповедовал всю свою жизнь. «Нам это запрещено», - прошептал он перед смертью. «Человек живет для того, что дает Бог».

Могилы Лыковых.Сегодня из семьи из шести человек, одиноко живущей в тайге, осталась только Агафья.

Когда все трое Лыковых были похоронены, геологи попытались уговорить Карпа и Агафью покинуть лес и вернуться к родственникам, которые пережили гонения в годы чисток и все еще жили в тех же старых деревнях. Но ни один из выживших не слышал об этом. Они перестроили свою старую хижину, но остались недалеко от своего старого дома.

Карп Лыков умер во сне 16 февраля 1988 года, через 27 лет после смерти своей жены Акулиной.Агафья с помощью геологов похоронила его на горных склонах, затем повернулась и направилась обратно к себе домой. Господь обеспечит, и она останется, сказала она - как и было на самом деле. Четверть века спустя, сейчас ей уже за семьдесят, эта таежная дитя живет одна, высоко над Абаканом.

Она не уйдет. Но мы должны оставить ее глазами Ерофея в день похорон ее отца:

Я оглянулся и помахал Агафье.Она стояла на берегу реки, как статуя. Она не плакала. Она кивнула: «Давай, давай». Мы прошли еще километр, и я оглянулся. Она все еще стояла там.

Источники

Anon. «Как жить по-настоящему в наше время». Странники , 20 февраля 2009 г., по состоянию на 2 августа 2011 г .; Георг Б. Михельс. В войне с церковью: религиозное инакомыслие в России семнадцатого века. Stanford: Stanford University Press, 1995; Изабель Колгейт. Пеликан в пустыне: отшельники, одиночки и затворники . Нью-Йорк: HarperCollins, 2002; «От тайги до Кремля: дары отшельника Медведеву», rt.com, 24 февраля 2010 г., по состоянию на 2 августа 2011 г .; Краморе Г. «В таежном тупике». Сувенироград, nd, по состоянию на 5 августа 2011 г .; Ирина Паерт. Старообрядцы , Религиозное инакомыслие и гендер в России, 1760-1850 гг. Манчестер: MUP, 2003 ; В Асилы Песков . Затерянные в тайге: пятидесятилетняя борьба одной русской семьи за выживание и свободу вероисповедания в сибирской глуши. Нью-Йорк: Даблдей, 1992.

Документальный фильм о Лыковых (на русском языке), в котором рассказывается об изоляции и условиях жизни семьи, можно посмотреть здесь.

Фонд Санкт-Петербурга | История сегодня

Было некуда строить город среди островов и кишащих москитами болот, где река Нева впадает в Финский залив. Влажный, ветреный и подверженный наводнениям Санкт-Петербург имеет долгую зиму, а Нева может замерзать с ноября по апрель, когда выносливые горожане, известные как «моржи», выламывают дыры во льду, чтобы искупаться.Столица Петра Великого была построена на сваях в болотах, но так много рабочих, которые трудились на ней, погибли, что, как говорят, она была основана на скелетах.

Петр безжалостно игнорировал практические соображения и человеческую жизнь в своем стремлении создать для себя новую столицу и выход русских на Запад в области, недавно захваченной у шведов, где уже было несколько небольших поселений. Согласно легенде, нужное место ему указал парящий над ним орел.Царь отрезал штыком две полоски дерна и расположил их в форме креста, затем сделал распятие из кусков дерева и насадил его на дерн, объявив, что на этом месте построит церковь Святым Петру и Св. Павел. В более красноречивой более поздней версии он говорит о прорубании окна в Европу.

Первым домом была избушка, построенная за три дня солдатами для самого царя и впоследствии сохранившаяся как хижина Петра. Он жил там в тесноте, спал на раскладушке, внимательно следя за строительством первого главного здания своего нового города - Петропавловской крепости на острове на Неве.В основном это была тюрьма, и в 1718 году царь замучил до смерти своего собственного сына Алексея. Рядом возвышался оригинальный деревянный собор Святых Петра и Павла, где сам Петр был похоронен, когда он умер в 1725 году, и почти все Романовы после него. .

Там же была гостиница «Четыре фрегата» и верфь, где были возведены первые здания Адмиралтейства в центре города. Еще в 1704 году Петр назвал это место своей столицей и настаивал на том, чтобы его украшали деревья и цветы.Его Новый Рим, его «рай», как он вскоре называл его, был построен принудительным трудом. Ежегодно из 1706 г. 30 000, а из 1707 40 000 крестьян мобилизовывали и гнали по всей России в банды на сотни миль к этому месту. Их сопровождали вооруженные охранники, но многим из них удалось спастись, и только половина из них достигла места происшествия. Оказавшись там, они умирали, как мухи, от истощения, переохлаждения, голода и болезней, и их заменил призыв в следующем году.

Санкт-Петербург был предназначен для того, чтобы вырвать духовное руководство России из Москвы, и царь нанял клерикальных публицистов, чтобы надуть его новый город и отождествить его с Новым Иерусалимом из Книги Откровений.Однако, поскольку никто не хотел в нем жить, приходилось мобилизовать население Нового Иерусалима, а также его рабочую силу. Дворянам, купцам и ремесленникам было приказано переехать сюда со всеми своими домашними хозяйствами и оплатить стоимость строительства домов. Никаких отговорок не принималось, и размеры и дизайн домов итальянско-швейцарского архитектора Доменико Трезини были строго предписаны. Раньше бродячие волки ели людей, которые были достаточно неосторожны, чтобы выходить на улицу ночью.

Работа над новым городом ускорилась после решающей победы русских над шведами под Полтавой в 1709 году.В следующем году был построен скромный летний дворец для Петра и его второй жены Екатерины, жесткой крестьянской девушки, которая выносила мелкую чепуху. Его огромный прибор для измерения ветра с гигантскими циферблатами имел отдельную комнату, а другую - для инструментов и токарных станков. Петр импортировал иностранных архитекторов, чтобы спроектировать свой рай в стиле с площадями, каналами и широкими прямыми бульварами. Невский проспект, самая длинная и важная улица, была спроектирована французом Жан-Батистом Ле Блондом и построена в 1711 году шведскими военнопленными, которые каждую субботу чистили ее.

Говорят, что в 1714 году в Санкт-Петербурге было 50 000 домов, и это был первый российский город, в котором имелись надлежащие полицейские силы. В лучших районах были эффективные пожарные службы и уличное освещение, а жителям велели сажать деревья. Это был символ Новой России, созданной Петром, и при его преемниках он стал одним из самых волшебных городов Европы.

Избушка Ленина в Разливе | Забавная планета

В июле 1917 года после вооруженной демонстрации большевиков в Петербурге.В Петербурге против губернского правительства России произошла жестокость, Временное правительство издало приказ об аресте более сорока видных лидеров партии большевиков, в том числе Владимира Ленина. Чтобы избежать ареста и судебного преследования, Ленин и его товарищ по большевикам Григорий Зиновьев скрылись из Санкт-Петербурга, но далеко не ушли. Ленин решил укрыться за городом, в небольшой деревне под названием Разлив, чтобы иметь постоянную связь с партийными работниками и быть в курсе ситуации в столице.Он принял беженцев в доме другого большевика, Николая Емельянова, который работал на соседнем Сестрорецком оружейном заводе.

Копия избы, где прятался Ленин во время своего пребывания в Разливе. Фото: Анна Проненко / Panoramio

Ленин провел несколько дней на сеновале сарая Емельянова, но когда до Санкт-Петербурга дошли слухи, что Ленин работает слесарем на оружейном заводе, стало очевидно, что не может. оставаться там надолго, потому что резиденция Емельянова может быть подвергнута обыску в любой момент.Так Емельянов перенес Ленина и Зиновьева в облике финских косилок на безлюдный юго-восточный берег озера. Там, на берегу озера, на небольшой поляне, окруженной густым кустарником, Емельянов помог Ленину и Зиновьеву соорудить из веток и засыпать сеном хижину. Рядом с хижиной поставили стог сена, потому что Ленин и его друг будут жить как финские крестьяне, копящие сено.

Ленин старался делать все, что мог. Два пня служили столом и стулом.В большом углублении для стопки хранились бумаги и рукописи, принесенные ему различными членами семьи Емельянова, которые также обеспечивали беглецов едой. Рядом с хижиной на кольях висел котелок, в котором варили чай. Для отдыха Ленин и Зиновьев помогали Емельянову косить сено. Они даже купались. Но по ночам комары делали жизнь несчастной.

«Неважно, как вы от них прятались, они всегда добирались туда, где хотели, и часто съедали вас. Но с этим ничего нельзя было поделать; просто нужно было подчиниться », - вспоминал Емельянов.

Только дождь принес им облегчение, но он также сделал все влажным, поскольку сенная крыша протекала, как решето. Именно в этих ужасных условиях Ленин начал работу над книгой «Государство и революция», излагая то, как, по его мнению, социалистическое государство будет развиваться после пролетарской революции, и как с этого момента государство будет постепенно отмирать, оставляя чистый Коммунистическое общество.

Сарай Емельянова, теперь полностью огорожен.Фото: www.razlivmuseum.spb.ru

Многие ведущие большевики также приехали навестить Ленина в его хижине под покровом темноты. Сын Емельянова стоял на страже и при виде посторонних начинал свистеть, имитируя крик птицы.

Однажды дождливым днем ​​Ленин сидел в избе, когда вбежал казак, чтобы укрыться. Когда Ленин спросил его, что он делает, казак ответил, что охотится за кем-то по имени Ленин. Когда его спросили о преступлении, совершенном Лениным, он не смог ответить.Он сказал, что все, что он знал, это то, что беглец был «запутан» и очень опасен и что он находился где-то поблизости.

После этого инцидента и страданий от дождя и комаров, в конце концов, Ленин и Зиновьев покинули свою хижину. Они оставались у озера до 8 августа 1917 года, а затем перебрались в Финляндию.

После смерти Ленина сарай Емельянова был объявлен историческим памятником, а в 1925 году был открыт музей. Позже, в 1970 году, к 100-летию со дня рождения Ленина, он был полностью заключен в стеклянную оболочку.

Изба Ленина просуществовала недолго, поэтому в 1928 году на месте его сена был построен мемориал в виде гранитной избы. Позже была создана точная копия настоящей хижины. В 1969 году недалеко от избы был открыт музей.

Фото: www.svetaphoto.com

Фото: www.razlivmuseum.spb.ru

Памятник из гранитной хижины. Фото: Петр Иванов / Викимедиа

Фото: Дмитрий Русанов / Panoramio

Фото: www.razlivmuseum.spb.ru

Фото: kurort.spb.ru

Экспонаты внутри музея. Фото: Петр Иванов / Викимедиа

Экспонаты внутри музея. Фото: Петр Иванов / Викимедиа

Экспонаты внутри музея. Фото: www.razlivmuseum.spb.ru

Фото: Петр Иванов / Викимедиа

Источники: «Ленин: биография» Роберта Сервиса / «Владимир и Надя: история Ленина» Мэри Гамильтон-Данн / www.razlivmuseum.spb.ru / Wikipedia / BBC / Google Earth Community

На крайнем севере России легенды и жизни застыли во времени

Эта история опубликована в декабрьском выпуске журнала National Geographic за 2020 год.

Люди говорят, что как только у вас в системе появится Арктика, он всегда будет вам звонить. Я провел свое детство, бегая по тундре и наблюдая за северным сиянием, когда я шел в школу полярной ночью - поэтическое название двух месяцев темноты, которая здесь не только зима, но и состояние души.Я покинул свой родной город Тикси, удаленный морской порт на берегу российского моря Лаптевых, много лет назад, чтобы жить в больших городах и разных странах. Но Арктика зовет меня обратно. Я жажду его изолированности и более медленного темпа жизни. В этом ледяном северном пейзаже мое воображение летит, как ветер, без препятствий. Каждый объект становится символическим, каждый оттенок цвета - значимым. Я являюсь собой только тогда, когда я здесь.

То же самое и с теми, кого я фотографирую. Иногда мне кажется, что их истории похожи на главы в книге, каждая из которых раскрывает разные мечты, но каждая также связана с любовью к этой стране.Есть отшельник, который воображает, что он живет на судне в море, и молодая женщина, которая мечтала жить со своим возлюбленным на краю света. Кроме того, существует сообщество, которое сохраняет свое прошлое и будущее живым, поскольку его члены следуют традициям и пересказывают мифы своих предков. И, наконец, старая советская мечта о полярных исследованиях и покорении. У каждой мечты своя цветовая палитра и атмосфера. Каждый человек, который здесь, находится здесь по какой-то причине.

Первая мечта принадлежит Вячеславу Короткому.Он долгое время был начальником метеорологической станции «Ходовариха» на изолированном полуострове в Баренцевом море - узкой, бесплодной полосе земли, которая, по словам Короткого, похожа на корабль. Когда я впервые встретил его, я сразу узнал его брезентовую куртку, такую, какую носили все мужчины в советские времена в моем родном городе. Это так называемый полярник , специалист по полярному северу, посвятивший свою жизнь работе в Арктике. Он по-прежнему помогает сообщать погоду.

Снаружи станции я слышал, как шевелится и скрипит лед, и ветер свистел в радиопроводах.Внутри было тихо, только шаги Короткого и скрип двери отмечали ход времени. Каждые три часа он уходил, а затем возвращался, бормоча себе под нос: «Ветер юго-юго-западный, 12 метров в секунду, порывы до 18 метров, усиливаются, давление падает, приближается метель», - о которых он затем сообщал через потрескивая старое радио человеку, которого он никогда не видел. (Умирающая культура адаптируется к переменам в этом арктическом городке.)

ХОДОВАРИХА | 68.941 ° с. 53.769 ° E

В тихий и безветренный день Вячеслав Короткий в одиночестве дрейфует на своей самодельной лодке по узкой бухте Баренцева моря недалеко от метеостанции Ходовариха.Он провел большую часть своей жизни на удаленных арктических станциях и говорит, что любит именно этот район, который он назвал своим домом, вот уже два десятилетия.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Коротки идет к маяку, который вышел из строя более 10 лет назад. Когда у него заканчивались дрова, он отрывал деревянные панели маяка, чтобы обогреть метеостанцию, где он жил и работал.С тех пор эта станция была заменена на более новую.

Справа : Это радио на старой метеостанции передавало метеорологические данные, такие как температура и осадки, на станцию ​​в ближайшем городе, Архангельске, примерно в 500 милях от нас. Коротки продолжают передавать метеорологические данные каждые три часа днем ​​и ночью.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Попугай Кеша, новогодний подарок от фотографа Евгении Арбугаевой, составляет компанию Коротким во время обеда на старой метеостанции. Кеша названа в честь птицы из популярного мультсериала советских времен.

Справа : Модель маяка, которую Коротки строит из спичек, кажется, отбрасывает тень арктического пейзажа на стену метеостанции. Маленький маяк покоится на советском справочнике «Динамика морского льда».

Однажды мне стало грустно, полярная ночь заставила мои мысли бежать в хаотичном направлении. Я пришел в Коротки с чашкой чая и спросил, как он может жить здесь, один, каждый день так же. Он сказал мне: «У вас слишком много ожиданий, и я думаю, это нормально. Но каждый день здесь не такой. Послушайте, сегодня вы видели яркое северное сияние и очень редкое явление тонкого льда, покрывающего море. Разве не было здорово увидеть звезды сегодня вечером, после того как они прятались от нас за облаками больше недели? » Я чувствовал себя виноватым из-за того, что слишком много смотрел внутрь себя, забывая наблюдать снаружи.С тех пор я стал всем взором.

Один месяц я жил с молодой парой, Евгенией Костиковой и Иваном Сивковым, которые собирали метеорологические данные на другом замерзшем крае России. Костикова попросила своего любимого Сивкова переехать к ней на север после первого года совместной жизни в сибирском городе. Они следили за погодой, рубили дрова, готовили, ухаживали за маяком и заботились друг о друге. Для получения медицинской помощи они полагались только на дальний вертолет, но его можно было задержать на несколько недель в ненастную погоду.Костикова звонила матери почти каждый день, но, поскольку новостей было мало, она часто просила мать оставить телефон на громкой связи и заняться домашними делами. Костикова просто сидела и слушала звуки своего далекого дома.

KANIN NOS | 68.657 ° с. 43.272 ° E

«Я принесла такие угощения, как шоколад и фрукты, - говорит Арбугаева. «Эти мелочи, как золото в Арктике, вызвали самую большую улыбку на лице [метеоролога и смотрителя маяка] Евгении Костиковой.Она завернула яблоки одно за другим в газету, как будто они были сделаны из хрусталя, чтобы они не замерзли ».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : «Край света» - так на этом складском лачуге белой краской написал метеоролог и маяк Иван Сивков.Он расположен рядом с доком ледокола, который каждое лето доставляет припасы на маяк Канин Нос и метеорологическую станцию.

Справа : Костикова и Сивков вместе со своей собакой Драконом собирают пробы воды для измерения солености морской воды, окружающей узкий полуостров Канин, где встречаются Белое и Баренцево моря.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Костикова согревается у небольшого радиатора, читая книгу. Когда Костикова была маленькой девочкой, друг семьи рассказывал ей истории арктической жизни. В 19 лет она начала работать на своей первой полярной станции. Она говорит, что сразу поняла, что Арктика - подходящее место для нее.

Справа : Костикова и Сивков направляются к маяку, который, кажется, поднимается в воздух посреди метели. Это один из немногих сохранившихся маяков в Арктике.Открываются новые морские пути, и многие корабли сегодня оснащены современными навигационными системами.

Возможно, частично из-за своей изоляции 300 чукчей в деревне Энурмино сохранили свои традиции, живя за счет земли и моря, как и их предки, опираясь на те же мифы и легенды, которые передавались из поколения в поколение. Быть охотником - большая честь, и жители деревни соблюдают федеральные и международные квоты, охотясь на моржей и китов, чтобы поддерживать свое сообщество в течение долгих зим.Недалеко от Энурмино я провел две недели в деревянной хижине с ученым, изучавшим моржей. Мы были заперты внутри в течение трех из тех дней, стараясь не вызвать панику среди примерно 100 000 моржей, которые вытащили нас вокруг, их движения и драки сотрясли нашу хижину. (Оленеводы в российской Арктике мигрируют на 800 миль в год. Сейчас становится все сложнее.)

ENURMINO | 66.954 ° с. 171,862 ° з.д.

«Когда нас окружали моржи, хижина тряслась, - говорит Арбугаева.«Их рев был очень громким; ночью было тяжело спать. Температура в хижине также резко повысилась из-за тепла тела моржа на улице. На этом огромном лежбище тихоокеанских моржей многие вытащили на берег - около 100 000 - потому что из-за потепления климата у них стало меньше льда, на котором они могли отдыхать ».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Николай Ровтин задумался, рассказав о своей жене, скончавшейся в прошлом году. Сейчас он живет один на заброшенной метеостанции. До того, как Советы попытались освоить Арктику, он жил в яранге, традиционном чукотском доме из дерева и оленьей шкуры.

Справа : череп моржа лежит на столе в гараже охотника. Мясо моржа является основным средством к существованию для чукотского сообщества, которому, по словам местных охотников, разрешено ежегодно вылавливать моржей и китов.Охотники используют как традиционные гарпуны, так и современные ружья.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Наступает ночь, когда чукотские охотники направляются домой после того, как загнали этого серого кита на мясо. На обратном пути охотники по традиции молчат, разговаривая только мысленно и только с китом, прося прощения и объясняя, зачем нужна была охота.

Справа : Вика Таеном носит обычное чукотское платье, называемое камлейкой, когда репетирует традиционный танец в культурном центре в Энурмино. Многие танцы имитируют движения животных, и этот танец призван вызвать в воображении таких птиц, как гуси, утки и чайки.

Мечта о советском величии покрыта инеем в Диксоне, на берегу Карского моря. В период своего расцвета в 1980-х годах он назывался столицей российской Арктики, но после распада СССР.он стал почти городом-призраком. Возможно, по мере потепления региона появятся новые города, но мне больно видеть провал человеческих усилий в таком масштабе.

В первые недели я был разочарован фотографиями, которые я сделал в бесконечной тьме Диксона, но затем северное сияние внезапно взорвалось в небе, окрашивая все в неоновые оттенки на несколько часов. В зеленом свете памятник солдатам выглядел как чудовище Франкенштейна, который, в конце концов, в конце книги Мэри Шелли сбежал в изоляцию Арктики.Затем сияние исчезло, и город начал медленно исчезать в темноте, пока, наконец, не стал невидимым.

ДИКСОН | 73,507 ° с. 80.525 ° E

«Я представила, как играет музыка и звезды сияют в унисон, когда я впервые вошла в тихую комнату», - говорит Арбугаева. «Но потом я стал слышать, как ветер хлопает дверями в коридоре и странные скрипящие звуки. В моем смутном воображении мне показалось, что я слышу чьи-то шаги… и я побежал ».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : северное сияние или северное сияние околдовывает монумент на этой заброшенной городской площади в Диксоне. Статуя посвящена солдатам, которые защищали некогда процветающий форпост от немецкого нападения во время Второй мировой войны.

Справа : Дети, которые в последний раз учились здесь, теперь взрослые, но их учебники все еще лежат открытыми, словно застывшие во времени.Арбугаева ждала две недели темноты и ненастной погоды, пока северное сияние не дало достаточно света для фотографий.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : Самодельная кукла прислоняется к морозному подоконнику заброшенной школы в Диксоне. В период своего расцвета в 1980-х годах город был символом арктических амбиций и домом для 5000 жителей.

Справа : Культурный центр, когда-то наполненный представлениями и праздниками, долгое время пустовал. Его советский архитектурный стиль можно найти в других арктических форпостах, созданных во время строительства инфраструктуры на Северном морском судоходном пути.

Евгения Арбугаева родилась в Тикси, в российской Арктике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *